Турист

Это самая большая глупость на свете! В моей ситуации, когда от тоски выть хочется! Теперь еще и это! Я вскочил с кровати и принялся расхаживать по номеру.

«Мне необходима смена обстановки». За последний месяц слышал это сотню раз. Да, у меня личная драма, бросила девушка… Тут я остановился, как будто налетел на невидимую преграду… Бросила девушка… Девушка… Даша…

Мысли о Даше на секунду вновь завладели мной, и я, буквально руками, стал отгонять их от себя. Не расслабляться, сосредоточься! Итак, мне нужно было сменить обстановку. Все только и говорили об этом, но Лена перешла от слов к делу. Моя лучшая подруга сделала мне неожиданный подарок, цветной конверт. Достала, как она сказала, по блату, и заговорчецки подмигнула. Лена давно уже работала в туризме, третье лицо в громадной фирме.

Нет, ну я и не ожидал ничего такого запредельного. В конверте оказался ваучер на проживание в одном из отелей нашего города на десять дней. Правда, Лена настояла на том, что надо взять отпуск, просто так менять атмосферу и ходить на работу – не дело. Я вяло согласился: все лучше, чем сидеть в четырех стенах своей квартиры и придаваться суицидальным мыслям. К тому же, Лена наверняка потратилась, отказываться от такого подарка было глупо. Поживу в отеле какое-то время, немного встряхнусь, может, хоть там перестану заглатывать по бутылке коньяка на ночь. Так ведь и спиться можно! Сдвинуть отпуск оказалось на удивление просто. И вот, в понедельник я собрал сумку с вещами и пошел в ту самую гостиницу. Нет, это все-таки был отель. Если честно, один из лучших в городе. Я в таких никогда не жил. Я вообще мало жил в гостиницах, если только командировка какая. Но они случались нечасто. А еще мы с Дашей планировали путешествие… ТАК! Не отвлекаться!

Итак, я приехал в этот отель. Показал на ресепшне свой ваучер – и меня без проблем заселили в номер. Нет… Проблемы возникли, администратор три раза перепроверила мои документы, долго рылась в конверте с ваучером и еще два раза уточнила, что я заселяюсь именно в номер 408. Я как-то не придал этому значения. Наверное, ее смутила моя простенькая одежда, отель-то и правда шикарный, непривычно им такого гостя видеть.

Я неплохо одет, не бедствую, даже за модой следую по мере сил. Но у них все равно персоны побогаче гостят. Ладно. Поднялся, освоился. Красиво. Белоснежное постельное белье, пол с подогревом, телевизор во всю стену, вай-фай открытый. Что еще надо? Я знал что. В сумке была припасена бутылка коньяка. Без нее уже уснуть не мог. Вот и выпил. А теперь у меня едет крыша.

Я отлично запомнил вид из окна. Арбитражный суд, суровое серое здание с гербом над окнами последнего этажа. Герб России, двуглавый орел. Сейчас я смотрел на него из окна. Головы было три.

***

Администратор уже сменилась, ну это и неудивительно: время близилось к обеду.

Я почти бегом подошел к ресепшну:

— Девушка, здравствуйте!

Миловидная администратор в форменном жилете с бейджиком «Виктория» улыбнулась и посмотрела на меня:

— Чем могу помочь?

А действительно? Чем она может помочь? У орла одну из голов отломает? Так… Я глубоко вдохнул. И тут мой взгляд упал на папку, которая лежала на стойке. Папка из красной кожи обтягивала журнал, кажется, для отзывов. Сейчас журнал был закрыт. В его правом верхнем углу красовался точно такой же орел, с тремя головами. Бред какой-то! Я ткнул пальцем в папку и спросил:

— Что это? У здания напротив такой же висит!

Виктория удивилась, но с приятной улыбкой ответила:

— Это герб нашего государства, трехглавый орел. Вы не из России? Просто так чисто говорите…

Я тряхнул головой:

— Погодите… А он не должен быть двуглавым? Давно три головы?

Девушка удивилась еще больше, но виду старалась не подавать:

— Думаю, лет триста. Я не очень сильна в истории. Как Романовы воцарились, наверное. Но пока был Советский Союз, герб был другим, может, вы с ним путаете?

Я вздохнул. Нет, это не со мной, это какое-то безумие. Трехглавый орел, колос и молот… Стоп. Я посмотрел на Викторию:

— Вы сказали колос и молот?

— Да, это был герб СССР. У нас где-то есть, если любопытно, могу поискать. Ну или сами – вай-фай у нас открыт.

Я решил больше ничего не спрашивать. От меня попахивало перегаром, и я боялся, что администратор вызовет мне скорую. Положил ей на стойку карту от номера. Медленным шагом пересек холл и вышел на улицу. Теплый апрельский день. Так. Надо пройтись, надо немного пройтись. Может, еще обойдется. Я слышал, что если перестать принимать алкоголь, то крыша может вернуться на место сама. Я просто перебрал за последний месяц – сейчас пройдусь, поем, может, схожу до дома. И больше ни капли. Все должно вернуться на свои места.

Я не видел, как администратор Виктория растерянно смотрела мне вслед. Потом машинально взяла мою карту, взглянула на нее – и лицо девушки прояснилось. Она хотела помахать, но я уже скрылся в дверях. Виктория недовольно крякнула.

***

Я медленно шел по знакомому с детства городу. Все было на своих местах. Больше никаких чудес. Вот высится огромная офисная высотка с логотипом Сбербанка на вершине. Вот «Детский мир» – стоит тут уж лет семьдесят. Магазин сотовых телефонов на углу сталинской шестиэтажки. Все на месте. Легкий весенний воздух потихоньку прочищал голову. Я оглянулся. От отеля пройдено уже немало, здание суда скрылось за другими постройками, но я был почти уверен, что лишняя голова тоже испарилась.

Стоп! А разговор с администратором? Она-то совершенно четко сказала про три головы, еще колос с молотом приплела. Впрочем… Впрочем, сейчас ни в чем нельзя быть уверенным.

— Здравствуйте, молодой человек!

Двое полицейских появились передо мной как из-под земли. Неудивительно, что они меня заприметили: иду, озираюсь с диким взглядом, еще перегар этот чертов. Я постарался придать себе вид самого законопослушного гражданина и ответил:

— Здравствуйте!

— Предъявите документики, пожалуйста.

Я чертыхнулся про себя. Паспорт остался в отеле. Или… Нет, точно, паспорт лежит в конверте с ваучером, а его я машинально сунул во внутренний карман куртки. Я хлопнул себя по груди. Так и есть, конверт на месте. Ну хоть тут повезло.

Расстегивая куртку, я машинально спросил:

— Что-то случилось?

— Подозреваем нарушение иммиграционного законодательства.

Мои брови сами поднялись вверх. Ничего подобного мне никогда не говорили, яркая славянская внешность не вызывала вопросов. Я достал из конверта паспорт и протянул полицейскому. Тот с интересом посмотрел на него. Но не взял, а спросил:

— Это что?

— Паспорт.

— А почему у орла только две головы?

Да что б этого орла! Я посмотрел на свой документ в кожаной обложке. На обложке тиснение. Две головы.

Полицейский все же забрал у меня паспорт и принялся его листать. Второй одновременно приглядывал за мной и косился в мой документ. Он почему-то заинтересовал обоих. Как будто там голые девицы на страницах. Долистав до последней, первый из служителей закона поинтересовался:

— А виза есть?

Я растерялся. Какая, к черту, виза! Я в России, я гражданин России. С чего бы мне нужна виза?!

— Зачем мне виза в России? Я какой-то особенный гражданин?

— В данном случае, да. Но и мы не просто постовые, мы – туристическая полиция. И у вас должна быть виза, иначе придется вас задержать, – полицейский ткнул в значок у себя на груди. Я присмотрелся. «Федеральная служба по контролю за туризмом».

Голова отказывалась работать. Федеральная служба по контролю за туризмом расхаживает в полицейской форме в самом сердце сибирского мегаполиса! Я помнил, что Лена рассказывала про их регулятора, Ростуризм, но те не имели отношения к полиции. Пока я приходил в себя, второй страж порядка взял у меня из рук конверт. И пробормотал:

— Вообще, она у вас должна тут лежать. Конверт установленного образца, так что если не просрочена… Ага, есть!

Он извлек из конверта какую-то пластиковую карточку. Честно признаюсь, после подарка Лены я заглядывал туда всего пару раз и даже не стал разбираться, где там что. Кипа документов, каких-то рекламок, договор. Но на ресепшне попросили лишь ваучер, а он был напечатан на зеленой бумаге, и я сразу его нашел. Полицейский внимательно осмотрел пластиковый прямоугольник, положил обратно в конверт, а конверт вернул мне:

— Все в порядке, извините. И… поройтесь в конверте. Обычно в вашей ситуации письма пишут.

Второй так же вернул мне паспорт, они синхронно отдали честь и спокойно пошли дальше. Я стоял и хлопал глазами. Какая виза, какие еще письма?!

***

Последовав совету, я все же залез в конверт. Первым попался рекламный буклетик. Я аккуратно достал его и развернул. На нем красовался Эйнштейн с высунутым языком, а внизу крупными буквами «Все относительно». Дальше шел какой-то бред насчет незабываемого путешествия, которое вы будете вспоминать снова и снова. Просто надо уснуть в условленном месте.

Так.

А вот и лист белоснежной бумаги, на котором рукой Лены написано целое послание. «В вашей ситуации пишут письма». Не оно ли это?

Я стал читать. И бред помаленьку обретал смысл.

«Здравствуй, Артем. Не знаю, правильно ли я поступаю, отправив тебя в это путешествие. Но я всегда была сторонницей странных методов решения. Надеюсь, эти десять дней помогут тебе хоть немного, хотя боюсь, что могут навредить. Будь осторожней и сам решай, как поступить, ты всегда был разумным человеком. Да и не могла я уже смотреть на твои мучения.

Эйнштейн считал, что существует бесконечное множество миров. Каждый из них отличается от нашего. Некоторые совсем чуть-чуть, некоторые весьма значительно. Основным направлением нашего агентства являются путешествия между реальностями. Для этого нужно оказаться в нужное время в точке переноса. У нас в городе их несколько, один из них – твой 408-й номер гостиницы «Сердце Сибири». Ты даже не поймешь, как окажешься в другом мире.

Путешествие в реальности – это тайна, о ней нельзя распространяться кому ни попадя. В России около десяти агентств имеют лицензии на такие путешествия, и это строго контролируется, чтобы кто делов не натворил. Развлечение не для всех) Скорее всего, в первый день твоего появления тебя найдет туристическая полиция и проверит документы. Всегда держи их в конверте, который я тебе дала.

Теперь о том, куда ты попал. Этот мир отличается от нашего несколькими незначительными деталями. Я постаралась найти максимально похожий, но искать миры – это долго и утомительно, так что не обессудь. Однако главное его отличие – в этом мире вы так и не встретились с Дашей. Не было ни вашего романа, ни разрыва. И тут она до сих пор одна.

Мне кажется, что совершаю большую глупость, но может тебе как-то поможет побыть с ней и пережить начало ваших отношений? Если, конечно, получится.

В конверте есть карточка – она от нашего агентства и привязана к твоей в нашем мире. Сколько снимешь тут, столько снимется у нас. Ты ведь уже понял, что двуглавый орел здесь не работает)

P.S. Думаю, ты не читал этого до начала перемещения. Ты всегда читаешь инструкции задним числом. Так что я желаю тебе удачи в том месте, в котором ты находишься».

Я медленно добрел до ближайшей лавочки и присел на нее. Достал из кармана телефон. Тот не ловил. Видимо, здесь нет такого абонента. В этом мире…

Ладно. Для начала нужно разжиться деньгами. И… Я помотал головой. Никогда и ни за что бы не поверил, похоже на какой-то розыгрыш. Но приделать фальшивый герб к Арбитражному суду ради шутки… Нет, в такое не поверю никогда. На десять дней я оказался в параллельном мире.

Вдруг возникло ощущение своей инородности. Как будто я здесь не просто чужой, а еще и опасный, как будто сейчас меня распознают, и прохожие кинутся бить, разрывать на части.

Огляделся вокруг.

Нет. Все по-прежнему шли по своим делам, на меня никто даже не смотрел. Да, я здесь чужой. Но не инородный. Я всего лишь турист. В своем городе, в своей стране. Но не в своей реальности.

А еще здесь есть другая Даша…

***

Дашин дом выглядел точно таким же, каким я его запомнил. Снова накрыло воспоминаниями, как я ездил сюда, провожая ее по вечерам, как мы стояли у подъезда, а она все просила побыть еще чуть-чуть. А я тогда торопился, дурак, боялся опоздать на последний автобус. Э-эх. Сколько лет прошло, а все как вчера.

Ладно. На детской площадке во дворе стоял ряд скамеечек для молодых мам, откуда отлично просматривался подъезд Даши. Три часа дня, площадка абсолютно пуста, дети спят, родители на работе.

Я присел на одну из скамеечек. Что дальше? Просто подойти к ней и… Тут она меня не знает. Совсем. Значит, придется знакомиться заново. Захочет ли она знакомиться с непонятным человеком, который подошел не пойми зачем?

Я откинулся на скамейке. Лена написала, что моя любовь тут одна и ни с кем не встречается. Я понятия не имел, как подбирают миры, но наверняка есть методика. Явно, что принципиальные моменты как-то проверяются. Значит, здесь мы так и не встретились, у нее никого нет.

А был? С нашего расставания прошло пять лет. Что ж, она все пять лет ни разу ни с кем?

А имеет ли это значение? Для меня сейчас – никакого. Значит, вопрос лишь в том, как познакомиться. Мы ведь уже сходились, у нас в реальности, пять лет назад. Велик шанс, что Даша хотя бы согласится дать телефончик (который я и так знаю), сходить на свидание.

Если подумать, то вариантов масса. Я ведь неплохо знал свою Дашу, значит, и здешнюю тоже знаю. Можно заинтересовать ее каким-то фактом о ней, который я, якобы, угадаю. Или просто подойти и стрельнуть телефончик, чего уж там! Она ведь мне сама рассказывала, как ей грустно оттого, что с ней даже не пытались знакомиться на улицах. Стоп! Вот же ответ, на поверхности! Телефон! Я могу просто позвонить ей или написать СМС, пригласить погулять, сказать, что номер друзья дали. Только и всего!

Я поднялся со скамейки. Решено, пробую! Сейчас три часа дня, она наверняка на работе. Приглашу ее в ближайшее кафе, должно сработать!

Тихо поскрипывая шинами, во двор въехал черный «Инфинити» с тонированными стеклами. Я растерянно проводил его взглядом, пока он не проехал всю дорожку и не скрылся за поворотом. Так. Надо написать СМС Даше и вызвать такси, а то я, боясь выделиться, приехал сюда на автобусе. В конверте от агентства еще лежала потертая симка с написанным на ней пином. Я вставил ее в телефон – и связь немедленно появилась. Продуманно.

После недолгой переписки, мы с Дашей договорились встретиться в кафе «Иллюзион», которое располагалось в двух шагах от ее работы. Сказать, что она была удивлена какому-то непонятному Артему, который узнал ее от неназванных друзей, – ничего не сказать. Но… Согласилась.

Я успел заскочить в отель: почистил зубы, принял душ и побрызгался духами. Бросил взгляд в зеркало. Совсем другое дело! Не то чудище, что с утра отсюда выползло!

Уже пробегая холл, я услышал, как меня окликнула та самая утренняя администратор:

— Артем Николаевич!

Даже отчество посмотрела, не поленилась.

Я подошел к ресепшну, весь цветущий и благоухающий:

— Да?

— Я хотела вам объяснить, что с орлом, я просто не посмотрела на ваш номер…

— Все в порядке, Виктория, – я улыбнулся своей самой обворожительной улыбкой, – теперь мне и самому все ясно. Не беспокойтесь.

Девушка немного порозовела и ответила:

— Что ж, тогда приятного отдыха!

Выходя из отеля, я подумал – сколько ж народу знает о путешествиях в реальности! Как они еще сохранили эту тайну?

До «Иллюзиона» было с километр пешком. Я решил прогуляться. Счастливый и в приятном предвкушении даже не заметил на стоянке перед отелем тот же самый «Инфинити», что и в Дашином дворе. Дверь машины мягко открылась, и оттуда вылез молодой человек. Воровато оглядевшись, он двинулся за мной…

***

Я увидел Дашу, еще когда заходил в кафе. Она сидела за столиком и пила сок через трубочку.

Никогда не думал, что наша встреча способна вызвать ТАКИЕ эмоции. Кровь буквально прилила к голове, я почувствовал, как мне жарко в легкой рубашке и расстегнутой куртке. Сердце колотилось, отдавая куда-то к вискам. Да. Она еще долго не покинет мое сердце, это сто процентов. Особенно если начну ковырять свою рану. А ведь именно это я и делаю.

Я на секунду остановился и глубоко вдохнул! Спокойно! Сейчас передо мной совсем другой человек… Или тот же самый.

Я подошел к столику и протянул красиво оформленную розочку:

— Здравствуйте, Дарья! Очень рад познакомиться, Артем!

Даша встрепенулась и немного растерянно заулыбалась. Черт, как же странно! Я знал ее вдоль и поперек, она меня тоже! А сейчас мы два незнакомых человека!

Присел к ней за столик, взял меню. Она с любопытством разглядывала меня, но когда пару раз все же поймала взгляд, скромно опустила глаза вниз и смущенно улыбнулась. Я вдруг понял, что не было у нее никого за эти годы.

Никого.

Она была такой же и вела себя так же, как на нашем первом свидании. Потом она сильно изменится, расцветет, станет не такой зажатой. Будет радостно порхать с горящими глазами, рассказывать всем, как меня любит. И, видимо, этой энергетикой привлечет своего нынешнего мужа.

Но там. Не тут. Тут мы с ней разминулись, и она осталась скромной и тихой девушкой. Видимо, и ее муж тут тоже прошел мимо. Забавно.

— Артем, большое вам спасибо за розочку. Может, расскажете, кто вам все же дал мой номер?

— Это так важно? – я жестом подозвал официантку и быстро сделал заказ, – можно сегодня, только сегодня, я не буду вам называть имя этого человека? Назову в следующий раз.

— Вы так уверены, что будет следующий раз? – Даша немного наигранно улыбнулась. Но мы уже оба поняли, что будет…

***

Я шел по улице злой, как черт. Меня разрывало, просто распирало от эмоций. Когда Даша признавалась мне, что уходит к другому, что у них роман за моей спиной, я испытал самую разную гамму чувств. Хотелось ее вернуть, хотелось как-то отомстить…

Нет, не так. Не отомстить. Дать почувствовать, как это – когда тебя предает самый близкий человек. Хотелось… Хотелось, чтобы она попросилась обратно. А я бы принял, но начал с серьезным лицом диктовать какие-то условия. Короче, обычный бред брошенного человека.

Сейчас здесь все можно начать заново. Совсем ненадолго, но можно. Тут сидит именно та Даша, которую я полюбил. Можно попробовать уложить роман в десять дней, но что потом? Я вернусь, а она останется здесь? Получается, что я ее брошу. Может, даже какая-то справедливость… Хотя какая справедливость? Эта Даша не виновата в поступке той. С другой стороны – она наверняка поступила бы так же. Эх…

Этот ворох мыслей просто разрывал голову. Я вдруг понял, что закипаю. Со злостью пнул урну! И услышал покровительственный голос:

— Гражданин, гражданин, вы что творите?

Обернулся. Опять двое в полицейской форме. Я запальчиво крикнул:

— А что, нельзя бить местные урны?! Только в своей реальности?!

Они удивленно переглянулись, и второй спросил:

— Реальности? Ты чего несешь?

Первый уже доставал наручники:

— Он, похоже, под кайфом. Ну-ка, давай его.

Я вдруг понял, что передо мной не туристическая полиция, а обычные ППСники. Черт! Может, попробовать убежать?

Поздно! Тот, что достал наручники, уже схватил меня за руку и легким приемом заломил ее за спину. У меня непроизвольно вырвалось:

— Ааа!

Черт! Только в тюрьму не хватало тут попасть. Интересно, в опорном пункте мой паспорт прокатит?

Но тут в действо вмешался еще кто-то:

— Мужики, мужики, подождите!

Я не видел лица того, кто это сказал. Только ноги в дорогих кроссовках, джинсы по фигуре. Кажется, парень.

— Мужики, погодите вы. Отпустите его, это мой брат, дурак. Во что опять вляпался?

Я видел, как ноги в джинсах отвели второго постового в сторону. На уровне пояса ненавязчиво появилась купюра. Постовой оглянулся, быстро взял ее и махнул руками коллеге:

— Ладно, отпусти. Сдадим на поруки. Но если еще раз…

Мой таинственный спаситель поспешно заверил:

— Лично до дома доведу, не переживайте.

Меня отпустили. Я встал и поправил куртку. Полицейские неспешно пошли дальше, довольные подвернувшимся заработком. А мой спаситель подошел вплотную, взял под локоть и потащил в обратную сторону. На его поясе я заметил пристегнутый брелок ключей от «Инфинити»…

***

Я покорно шел вместе со своим спасителем, и скоро он перестал тащить меня за руку. Некоторое время мы просто шли молча. Потом я не выдержал:

— Большое, конечно, спасибо, но кто вы? Опять из путешествий в реальности?

Молодой человек остановился и поглядел на меня с изумлением:

— Я думал, ты меня сразу узнаешь? Нет?

— Нет.

— А если приглядеться?

Я внимательно смотрел на него. Было очень странное, смутное чувство, как будто…

— Меня трудно узнать, – молодой человек хмыкнул и медленно двинулся дальше, – точнее, почти невозможно. А ты ведь видишь меня раз десять в день, если не больше. Ну ладно, пусть не меня, но очень похожего человека. ППСники ведь поверили, что ты – мой брат.

Я глубоко вдохнул. У меня была челка налево – этот почти лысый. Мой живот немного выпирал – этот стройный, как береза. И все же… И все же я понял. И спросил:

— Артем Николаевич, я полагаю. Ты – это я тут?

— Нет, я – это я. Но понял ты правильно. Лена предупредила, что ты прилетишь. Как чувствовал, что надо за тобой присмотреть. Теперь подумай. У меня тысяча других дел, а я тут с тобой вожусь! Оно мне надо?!

Я скорчил гримасу и ответил:

— Раз ты здесь, значит надо. Тебя Лена из нашего мира предупредила, или из вашего? Мой Альтер-Эго?

«Мой Альтер-Эго» уже без злости сказал:

— Лена одинакова везде. Думаю, она подбирает миры еще и по этому критерию, но это даже лучше. Хоть есть на кого опереться, если почву из-под ног выбивает. Я путешествовал в реальностях, у меня уж поездок двадцать состоялось. Всякое было.… Но вот моего двойника ко мне отправили первый раз. Чего ты там у себя натворил, что хочешь пережить снова?

Я удивленно взглянул на своего собеседника:

— А разве в параллельные миры отправляются, чтобы что-то еще раз пережить?

— По-разному. Но для новых ощущений выбирают мир, полный динозавров и обезьян. Если твой мир отличается от этого на два пальца, значит, тут есть что-то, что для тебя важно и уже утрачено в твоем мире.

— Динозавров и обезьян? И такие есть? А если я случайно убью там динозавра? В том мире не появятся люди?

— Не путай путешествия во времени и в реальности. Как перемещаться во времени, еще не придумали. В реальности – пожалуйста… Кстати, что интересно, в них всегда есть Лена. Понятия не имею, как ей это удается… Ладно.

Мы уже дошли до отеля. Мой спаситель оглядел меня с ног до головы и шутливым тоном предложил:

— Должен же ты мои нервы отработать? Предлагаю на этот вечер ко мне. Никогда не спорил с самим собой. Ты чем-то от меня отличаешься. Хочешь узнать чем?

***

Открыв рот, я ходил по хоромам своего двойника. Квартира, мягко говоря, была выше среднего. Три огромные комнаты, два санузла, все в дизайнерском интерьере. А на внешний вид дом был совсем неказистый.

— Сколько здесь квадратов?

— Точно не помню, – двойник как раз убрал свое пальто и мою куртку в шкаф и тоже прошел за мной, – кажется, сто семьдесят. Но не принципиально. Главное, что мне не тесно. У тебя, я так понимаю, жилище поменьше? Проходи на кухню.

Я последовал приглашению, попутно отвечая:

— У меня хрущевка. А как ты здесь убираешься? В своем мире я жуткий неряха.

— Я тоже. Но два раза в неделю приходит уборщица. Я бы не смог такую площадь поддерживать в порядке. Видишь? Уже гора немытой посуды на кухне. Посуду, к сожалению, приходится мыть самому. Либо копить гору до прихода моего ходячего пылесоса. Обычно коплю.

Я покачал головой. Это на меня похоже. Но:

— И чем же ты зарабатываешь на жизнь?

Артем-отсюда посмотрел на меня и хмыкнул:

— Это так важно?

Он достал из шкафа два стакана под виски и саму бутылку, уже наполовину пустую:

— Будешь?

— Не откажусь. Только немного. У меня завтра свидание.

Без особых расспросов я рассказал себе же, зачем я здесь и почему пинал урну. Двойник слушал, не перебивая, иногда заливая в себя виски маленькими глотками. Как и я, он не мог пить крепкий алкоголь, не морщась.

Вообще, я иногда задумывался о разных фантастических вещах. В том числе и о путешествиях во времени. Думал – каково это встретить себя, на час моложе? Или старше? О чем мы с ним сможем поговорить, будет ли интересно? А если подеремся – кто победит? Но это были мысли философские, отвлеченные от реальности. Я никогда не думал, что что-то похожее можно воплотить в жизнь. Оказалось, можно…

— Значит, ты прилетел сюда, чтобы еще раз пережить начало вашего романа? – Артем-отсюда покачал головой и снова сделал маленький глоток. – Глупо.

— Глупо прилетать сюда?

— Глупо так переживать из-за какой-то девчонки. Она у тебя в твоем мире одна была? Только честно?

— Нет, – я пожал плечами, – до нее были… После тоже. Но такая, как она, – одна. Потому и не могу забыть.

— Ты зациклился, – покровительственно резюмировал мой двойник, – тебя просто заклинило на ней, ты себя сам в этом убедил. Вот и страдаешь. Это ест тебя изнутри. Но раз ест столько времени, то ты уже начинаешь этим наслаждаться. Этакий мазохизм.

Я возмущенно посмотрел на собеседника. Виски потихоньку начинал действовать:

— То есть ты тут у нас психолог?

— Ну, психолог не психолог, а книжки умные почитываю. Бывает – на тренинги хожу, но больше по работе. Учусь людьми манипулировать. И главное, что я тебе скажу, мое иррациональное воплощение, – любви нет. Совсем.

Я недоверчиво посмотрел на двойника:

— Нет любви? И ты никогда не влюблялся?

— Ни разу. Бывает, привязываешься к кому-то, но на то мы и люди. Я и к кошке могу привязаться. Если заведу ее тут. Но любовь – это сказочки для юнцов, да для женского пола. Любви нет. Есть наша убежденность, что надо кого-то найти и прожить с ним долгую скучную жизнь. Как у всех. Ты вот решил влюбиться, а она, как оказалось, притворялась.

— Она не притворялась!

— Может быть. Но она до понимания элементарных истин дошла быстрее. И осталась с тем, кто ей почему-то подошел больше.

От его слов на миг сперло дыхание. Хотелось возразить, выдвинуть стройную теорию, может, даже не одну. Но что толку? В последнем утверждении он точно был прав. Я достал телефон и, немного полистав, нашел фото Даши. Показал ему:

— Вы с ней встречались?

Он взял телефон и задумчиво, целую минуту, разглядывал фото. Потом ответил:

— Да, лицо знакомое. Даже не сразу вспомнил. Но у меня память на лица плохая. Иное дело – поступки. Эту дурочку я еще долго не забуду…

***

Я удивленно посмотрел на двойника. Он знает Дашу? Но ведь в кафе мы знакомились как первый раз. Такое возможно?

Артем отпил еще немного виски и рассказал:

— Мне тогда то ли 19, то ли 20 было. Пошли в клуб с другом. Ну, попикапить, поснимать кого. Я уже отдельно жил, думал, может, удастся ночь провести не одному. В клубе была она. Ничего такая, в моем вкусе. В моем тогдашнем вкусе, так бы уточнил.

— А вкусы изменились? – зачем-то встрял я.

Собеседник неопределенно махнул рукой:

— Изменились, но это вообще непринципиально. Ты ж хочешь услышать, откуда я твою Дашу знаю?

— Извини.

— Так вот, в клубе она. Накидалась, я тебе скажу, уже очень хорошо. Ну, я подошел знакомиться, привет, все дела. Поговорили, вот минуты две, от силы. Это даже не разговор – кричали друг другу на ухо. Там же музыка грохочет. Ну и она у меня спрашивает – скажи честно, зачем подошел. Я отвечаю – познакомиться.

Артем задумчиво отпил еще виски. Я не выдержал:

— А дальше-то что?

— А дальше какая-то ересь. Я не думал, что неуверенность может усиливаться алкоголем. Оказалось – может. В общем, она помыслила, что я через нее решил познакомиться с ее подругой, которая там тоже была. То есть… Может, подруга даже красивее, я ее и не запомнил толком. Ну, наверное, красивее. Суть-то не в этом. Я подошел знакомиться именно с твоей Дашей, что она с кем-то, я даже не видел. А меня сходу давай обвинять в каких-то скрытых мотивах. Я ее потому и запомнил, алкоголь раскрепощает обычно. Прям красавцем в собственных глазах становишься. А эту переклинило.

Я было открыл рот, но Артем жестом остановил меня и продолжил:

— И вот сейчас я понял, где наша жизнь разошлась. Потом, через общих друзей, нас с ней пытались свести. Фотку мне ее скинули, а я говорю – нет. Опять в чем-то меня заподозрит. Не хочу.

Видимо, у тебя истории с клубом не было – и вы сошлись?

Я кивнул. Смутные воспоминания про приглашение в какой-то клуб были, но детали моя память стерла за ненадобностью. Я не пошел. А меньше чем через неделю нас свели друзья. Так вот оно как. Артем смотрел на меня, а потом хмыкнул:

— Получается, я мог даже влюбиться? Смешно. Не думал, что оказался на волоске от трагедии.

— Почему для тебя любовь – это трагедия?

— Потому что это вид психического помешательства. Ты в таком состоянии сам себе не принадлежишь. А я так не хочу. Ты спрашивал, чем я занимаюсь. У меня небольшая сеть магазинов косметики. Там работают весьма недалекие барышни. Чуть клювом щелкнешь – сразу на шею залезут. Так что мне мягкотелость вообще ни к чему.

— А почему ты не допускаешь, что можно быть твердым с другими, но ради одного человека делать все?

— А чем этот человек принципиально отличается от других? Ну давай, попробуй меня убедить.

Я открыл было рот, потом вдруг махнул рукой и одним глотком допил виски. Артем удивленно приподнял брови, и я все-таки ответил:

— Ты сам поймешь, когда встретишь нужного человека. Пока ты в этом мире один. Сильный, большой, но один. И никому не нужен. Может, родителям только. А вот представь, что есть такой человек, который всегда о тебе думает, переживает, готов выслушать, с которым можно готовить и бросаться друг в друга мукой, сидеть в кино, обнявшись… Даже сексом с ним не займешься!

— Почему?

— Потому что с таким человеком занимаются любовью. Тонкой, чувственной, не пошлой. Это действительно не секс. Это что-то большее.

— Ну допустим. Толку-то от такого человека, если он может предать! Вон, ты уж сколько в своей депрессии живешь?

— Около пяти лет. Но знаешь, те полтора года, что мы были вместе, того стоили. Будешь смеяться, но оно так. Ладно. Пора мне идти. Спасибо, что помог. Я тебе что-то должен?

Артем посмотрел на часы на стене:

— Да уж оставайся, поздно. Накрою тебе в комнате для гостей. А завтра утром могу до отеля подкинуть. Нет, ничего не должен, я уже давно такой интересный день не проживал. Будем считать, что все в жизни платно.

Уже засыпая, я услышал, как булькнула СМСка. Протер лицо, чтобы немного прийти в себя, и прочитал.

Сообщение было от Даши:

«Думаю, завтра не получится увидеться. И вообще больше не получится. Извини. Это бесполезно начинать опять».

***

Оставить все до утра оказалось мудрым решением. Утром я позвонил Даше, как только проснулся. А случилось это уже часов в десять. Главное, чего я никак не мог понять, – это загадочное «опять» в ее СМС. Неужели мы уже когда-то что-то начинали? То есть я-то с ней начинал, а вот она со мной нет. Или… Или я не один путешествую в реальности? Ну, что не один – это точно, Артем-отсюда тоже это практикует.

Ладно.

Пока мой двойник умывался, я набрал Дашу. Нечего СМСками кидаться.

— Привет! Я твое сообщение прочитал только утром. Что случилось?

На том конце беспроводного провода повисла тишина. Наконец, она ответила:

— Ты уверен, что вообще нужно что-то начинать? Артем, пойми, просто… Я не знаю, чего ты от меня ждешь. Возможно, ничего не выйдет или…

— Погоди, погоди. Почему ты написала «опять»?

— Ну, ты же понимаешь, что не первый меня на свидание приглашаешь. И никогда ничего хорошего из этого не выходило.

Я выдохнул. Вот она про что. Ну, этого следовало ожидать.

— Даш, а тебе обязательно знать будущее?

— В смысле?

— Ты пытаешься предугадать всю партию, когда мы по одному ходу сделали. Я сам не знаю, что из этого получится и получится ли… Но я хочу попробовать. Не думай, о том, что будет. Наслаждайся минутой. И сегодня вечером я тебя жду… давай в кино?

Наступила тишина. Наконец, Даша неуверенно ответила:

— …Во сколько?

Есть!

***

За пять дней я почти привык к трехглавым орлам. Было еще несколько мелких отличий в этом мире, но в целом он дословно повторял то, что я видел каждый день. По вечерам мы гуляли с Дашей, днем я спал до десяти, потом просто слонялся по улицам, разглядывая знакомый, хоть и чужой город. Ощущение инородности помаленьку пропало. Даше я старался не врать. Работу обходил стороной, ко мне домой она тоже не рвалась. Если рассказывал, то что-то из своей жизни. Там.

С каждым днем глаза у моей пассии загорались все ярче. Вечерами мы гуляли, болтали, целовались и очень много шутили. Совсем как тогда, раньше. Я гнал от себя мысли о возвращении, но где-то глубоко понимал, что все равно придет десятый день, и я перенесусь обратно. А она, только поверившая в отношения и искренность, останется здесь одна.

С чувством, что ее предали.

Зачем же я тогда все это делал? Сам не мог себе объяснить.

Пару раз, уже после Даши, я заезжал в гости к Артему. Мой двойник оказался на удивление приятным собеседником (все время вспоминал шутку про то, как хорошо поговорить с умным человеком: самим собой), но настолько прожжённым циником, что у меня просто руки опускались.

Впрочем, я видел, что именно за счет этого цинизма и потребительского отношения к людям ему и удалось сколотить свой капиталец. Бизнес не терпит эмоций, он часто это любил повторять. Но чем дальше, тем больше я понимал, как он несчастлив. Мои слова о любви, похоже, зародили в его душе какое-то сомнение. Каждый раз, как мы с ним сидели на его кухне, он вновь и вновь заводил спор о бесполезности чувств. Как будто хотел, чтобы я его переубедил. Я честно старался.

***

На пятый день Даша позвала в гости. Просто, невинно, предложила встретиться у нее. Обещала что-то приготовить. Пятница, душа хочет праздника.

Я купил цветов и поехал по указанному адресу. Если честно, то было ясно, что это за приглашение. И если до него я еще мог как-то сдать назад, то после… Я несколько раз останавливался по пути, порывался развернуться. Но желание пережить тот момент, когда у нас случилась первая близость… Нет, я не мог себе в этом отказать. Похоже, я начал впитывать цинизм своего двойника. В конце концов, точно такая же Даша изменила мне в моем мире. Почему я тоже не могу ей сделать больно?

Потому что это не она. Потому что ЭТА девушка мне ничего не сделала… И еще неизвестно, сделала ли бы. В этом мире у орла головы три. Где гарантия, что нет маленького отличия и в людях?

И все же я пришел к ней в гости…

***

— Секс? – Артем отхлебнул уже традиционный виски и сердито посмотрел на стакан. – Сопьюсь я тут с тобой!

Я кивнул. Пить не хотелось. Чуть ниже живота ощущалась приятная легкость, ноги еще немного подрагивали от усталости. Даша приглашала остаться, но я попросил на первый раз уехать. Сказал, что счастье надо дозировать. И сам не понял, как поехал не в гостиницу, а к своему двойнику.

Артем сидел на высоком стуле за барной стойкой и поглядывал на меня с легкой усмешкой. А вот мне было не до шуток.

— Ну, она хоть девочка?

— Нет. Был у нее кто-то уже. Пару раз. Но, говорит, сама понимала, что из этого ничего не выйдет. Я не стал углубляться в расспросы. По ощущениям, скажу тебе честно, давно у нее никого не было.

Артем хмыкнул. Его явно забавляла ситуация.

— Видишь, не такая уж и недотрога, жизнь понимает. Что дальше думаешь делать?

— Скажу правду… полуправду. Что уезжаю на десятый день. Пусть будет, уезжаю в другой город. И потеряюсь… А потом, может, еще прилечу. Не знаю. Ты что посоветуешь?

— Сказать правду. Ну, полуправду, - Артем отпил из бокала и снова хмыкнул. – Уезжаю, постараюсь приехать, но не факт, что смогу. Эти путешествия – та еще зараза. Вроде хочется почаще, но домой возвращаешься – одно, второе, третье. Я вот уж месяца четыре нигде не был. Когда на моря едешь, там хоть мобильник берет. А тут же ты на десять дней из жизни вываливаешься. Пока у нас напряженно: новый магазин открываем, не могу вырваться. Одно вот развлечение.

— Какое? – машинально спросил я и тут же понял. – А, ты про мою Санта-Барбару. Смейся, смейся.

— Посмеюсь, - Артем откинулся на невысокую спинку и начал свою любимую песню: – Тебя ж еще долго болтать будет? Точно оно того стоит? Старую рану ковырять?

***

Во вторник мы с Дашей не увиделись. К ней приехали какие-то родственники, нужно было собраться большой семьей. Я видел, как она колебалась – не позвать ли меня. В качестве официального молодого человека? Отшутился, полунамеками убедил, что не стоит. А в среду был запланирован главный разговор. Я даже не знал, что скажу. Но в последний день… Надо было что-то придумать, что-то хорошее и правдивое. Похожее на правду.

Только этим планам было не суждено сбыться.

Во вторник вечером я вышел подышать воздухом. И увидел на парковке знакомый «Инфинити». Артем был не один. Высокая длинноволосая девушка и правда точь-в-точь повторяла Лену из моего мира. Я помахал им рукой и подошел к машине. Лена деловито начала:

— Ну как вам поездка?

— Более чем впечатляюще. Можно на ты, сто лет знакомы.

Девушка смущенно улыбнулась и пожала плечами. Артем предложил:

— Может, в кафе посидим, отъезд отметим?

Я не испытывал особого энтузиазма, но почему нет:

— Можно. Только я ж завтра уезжаю?

Лена стала серьезной:

— Сегодня. В ночь с сегодня на завтра. Тур с воскресенья по вторник включительно. День до переноса и полдня после тоже зачитываются.

Я похолодел. Перенос сегодня? Но… ведь я не сумею встретиться с Дашей. Черт!

— А можно как-то задержаться на денек?

— Нет. Перенос – это дорогое удовольствие. Его не будут откладывать. Как только ты сегодня уснешь, проснешься в своем мире. А ты что-то не доделал?

Я стоял, выпучив глаза. Черт, черт, черт!

— А если я не усну?!

— Уснешь. В этом фишка переноса. Если не появишься в отеле сегодня ночью, завтра тебя все равно найдут и депортируют, только штраф выкатят. Не советую.

Я потрясенно смотрел на Лену и Артема. Да как же так?! Трясущимися руками достал телефон и набрал Дашин номер.

«Телефон абонента выключен или находится вне зоны…»

Проклятье! Что сделать? Я беспомощно смотрел на Лену и Артема:

— Что сделать?

Мой двойник вдруг стал очень серьезен и ответил:

— Лететь. У тебя нет вариантов. Если попадешь под депортацию, путешествия в реальностях тебе будут закрыты навсегда.

Сердце бешено стучало. Но пугало не это. Я вдруг понял, что меня клонит в сон…

***

Я вышел из отеля, хмурый и злой на весь мир. После перезагрузки телефон непрерывно пиликал от налетевших СМСок. Я еще раз вскинул голову и посмотрел на Арбитражный суд. Орел снова стал двуглавый. Что ж, я дома, нет сомнений.

Лена сидела на скамеечке у отеля и грелась на выглянувшем солнышке. Почему-то я совсем не удивился, увидев ее. И прореагировал вяло. А вот она, как только заметила, помахала рукой, плавно поднялась и направилась ко мне:

— Привет! Ну как тебе?

— Это самое необычное, что случалось со мной. И давно ты занимаешься ТАКИМИ туристами?

— Всю жизнь. Но помним, да? Это тайна.

Я невесело усмехнулся, и мы медленно двинулись по тротуару. Было видно, что Лену просто разрывает от любопытства, но она не решалась заговорить первой. Чего уж там, с кем я еще поделюсь:

— Мы с Дашей снова начали встречаться. Там.

— Даже не сомневалась. И как тебе?

— Пока не понял. Мой двойник оттуда считает, что зря я это все. Но, – тут я остановился и посмотрел на девушку, – все равно спасибо тебе большое. Не знаю. Это надо обдумать, это нереально уложить в голове сразу. Но я почему-то уверен, что все не зря.

— Хорошо бы. А той Даше ты что сказал? Куда пропадешь?

— Я ей ничего не успел сказать. У нас в семь сегодня свидание. И я на него уже не приду. Видимо, здесь она разбила мою веру в людей, там я сделаю то же с ней.

Лена пожала плечами:

— Мне кажется, ты переоцениваешь хрупкость девушек. Ну повстречались, ну не пришел, ну пропал. Подумаешь. Со всеми бывает. Переживет. Кстати, как тебе местный Артем?

— Своеобразный. Ты его знаешь?

— Да, я была там. Циничный до безобразия. Но есть чему поучиться.

— Мне кажется, что ему все же не хватает в жизни того, что он так упрямо отрицает.

Продолжая размеренно беседовать, мы медленно шли по проспекту…

***

P.S. Даша оглядывалась по сторонам, ища взглядом того, с кем она была так счастлива последние полторы недели. Договорились встретиться у входа в парк, недалеко от работы. Но никто не приходил уже минут десять. На Артема это было не похоже. Он всегда приходил загодя. Телефон был вне зоны. Девушка то и дело оглядывалась по сторонам… На небольшую парковочку, тихо поскрипывая шинами, плавно заехал черный «Инфинити». Из него вылез молодой человек с букетом цветов. Быстро бросил взгляд в боковое зеркало. Покачал головой и пробормотал:

— Какого черта я делаю…

После чего уверенным шагом подошел к Даше. Протянул цветы, чмокнул в губы и бодро начал:

— Привет! Представляешь, телефон утопил, вместе с симкой!

— А?

— Да, и решил покороче подстричься. Как тебе?

— Неплохо. Ты как будто похудел…

— Ты мне льстишь, это всего лишь черная водолазка. Так куда мы сегодня собирались?..

***

Выражаю благодарность моей трудолюбивой бете Марине Калютовой и Виктории Салосиной, которая выдала на рассказ подробнейшую рецензию!

Яндекс.Метрика