Сухопутные Силы

Старший эксперт отдела специальных расследований при Совете Безопасности, капитан Вооруженный сел Российской Федерации, кавалер ордена «За заслуги перед отечеством» четвертой степени Ася Вазина материлась как сапожник.

Военный джип «Зубр» уже почти добрался до того места, где нашли упавший самолет, но каждый ухаб на этом пути заставляла Асю вспомнить еще одно бранное слово. А ведь в жизни хрупкая капитан старалась не использовать спорную лексику. Только мощный «Зубр» явно был не по ней. За его рулем хорошо смотрелся бы какой-нибудь прожжённый жизнью двухметровый десантник, но уж никак не военный эксперт росточком еле дотягивающая до 150 сантиметров.

Альбина Ямалетдинова, молоденький лейтенант и помощник, всученный Асе руководством, вцепилась в ручку на приборной панели и испуганно поглядывала на шефа. Надо сказать, что помощница капитана куда больше напоминала члена Вооруженных сил. Высокая, подтянутая, на плечах и предплечьях даже проступали мышцы. Правда Ася знала, что это результат главного увлечения всей жизни Альбины. Она обожала танцы.

И вот, коротышка в погонах капитана в сопровождении танцора-любителя-лейтенанта на огромном военном джипе «Зубр» пробирались сквозь вспаханное поле. Покажи эту сцену отцу Аси, он бы шумно вздохнул и выдал что-то вроде: «Развалили армию, муфлоны».

На другой стороне поля показалось оцепление, выставленное пограничниками. Ася сразу сосредоточилась и начала инструктировать свою помощницу: — Слушай и запоминай. Пограничники к нам не имеют никакого отношения, они в ведении ФСБ. Из-за того, что ЧП случилось на территории Снежинского района они обязаны уведомить армию, но к расследованию подпускать нас не захотят, тут к гадалке не ходи. Потому сейчас быстро осматриваемся, запоминай, что сможешь, любую странность, потом поделимся впечатлениями. И еще. Прикинься дурочкой.

Альбина сосредоточенно кивнула, а потом изобразила такое глупое лицо, что Вазина аж засмотрелась. И они словили такой ухаб, что вездеход подпрыгнул обоими колесами по правой стороне.

Пограничники без проблем пропустили «Зубр» на оцепленную территорию, справедливо рассудив, что за рулем пятнистого темно-зеленого джипа случайных людей не будет. Но первое же знакомство вызвало вопросы. Здоровый майор подошел к машине и удивленно посмотрел на сидящих в нем девушек:

— Че за… Вы кто?

— Капитан Вазина, это лейтенант Ямалетдинова, экспертная группа при Совете Безопасности. Вас что-то смущает?

Майор удивленно пучил глаза. На девушках была военная форма, но если Альбину его мировоззрение еще как-то пропустило, то коротышка Вазина не лезла ни в какие ворота.

— Вам лет-то сколько?

— Мне 31, ей – Ася кивнула на Альбину, - 22. Ну она у нас еще стажерка. Майор, вот вы бы тоже представились, хоть каплю политкорректности проявили. Вам тут взвод десантников нужен? Нам вообще не проблема, ситуация-то ЧП-ЧП. Организовать?

Эта уверенная речь, хорошо поставленным голосом немного привела пограничника в чувство. Ася не раз сталкивалась с предвзятым отношением и ставить людей на место умела.

— Прошу прощения, просто это правда было неожиданно. Я – майор Колицкий. Александр Федорович. Несколько часов назад на этой территории упал неустановленный самолет. Мы сразу оцепили территорию. Из-за близости Снежинска уведомили армию, как предусматривает регламент. Наши специалисты уже в пути, до этого мне велено полностью блокировать территорию и никого не пускать.

— Отлично. Пошли смотреть самолет?

Колицкий открыл было рот, но Ася опередила майора:

— Вы же не думаете, что я просто уеду, не осмотрев место происшествия?

Колицкий рот закрыл.

…С первого взгляда было ясно, что гражданской авиацией тут и не пахнет. Продолговатое воздушное судно было окрашено в те же защитные цвета, что и «Зубр», имело регулируемый размах крыльев, а на хвосте красовались две белые полосы. По бокам висели крепления с ракетами.

— Капитан, я вижу, что с вами можно иметь дело, потому скажу все как есть, - Колицкий воровато огляделся и понизил голос, - самолет не упал. Он сел. Конечно, посадка на вспаханном поле попахивает самоубийством и без повреждений не обошлось – ему погнуло крыло и оторвало стойку шасси. И тем не менее.

— Пилотов нашли?

— Нет, ни пилотов, ни пассажиров мы не нашли.

— Пассажиров? – встряла Альбина. Ася поморщилась, но ничего не сказала.

— Да. Внутри самолета находится… даже не знаю, как это назвать… капсула, помещение, с креслами. Там может разместиться человек тридцать, правда очень компактно. Это не истребитель, как кажется на первый взгляд, это транспортник. Только уж очень необычный. Пока не удалось установить какой стране он принадлежит и как попал на территорию России. Вы понимаете, что пока вся информация о сложившейся ситуации засекречена?

— Понимаю. А все же, где пилоты, пассажиры?

Колицкий пожал плечами:

— Если они и были, то растворились… Или десантировались чуть раньше, а самолет сажали удаленно. Но вокруг никаких следов. Наверняка летели издалека, китайцам или казахам проще было бы вертолетом границу пересечь.

— И что думаете?

Колицкий опустил глаза, но все же выдвинул теорию:

— Думаю, норвежцы. После конфликта на платформе «Снежная» от них чего угодно можно ожидать...

***

Ася внимательно посмотрела на пограничника и четко отбарабанила:

— Конфликт на «Снежной» уже исчерпан, это подтвердили Россия и Норвегия.

— Вас там не было, - огрызнулся майор, - а я был. Норвежцы сколько угодно могут говорить про взбесившихся экологов, которые устроили акцию протеста. Но я видел этих людей, поверьте, экологов не учат ведению войны на морских объектах.

Ася сделала вид, что не заметила ошибки майора. Она для приличия еще покрутилась вокруг странного самолета, изо всех сил корча брезгливую гримаску. Мол, не пристало ей, белоручке, по грязи шнырять. Колицкий, вроде, даже расслабился и поглядывал на нее с усмешкой. Тем лучше. После получасового осмотра капитан потихоньку засобиралась, сообщив командиру пограничников, что увидела все, что хотела. Попросила доложить, как будут результаты.

Когда «Зубр» отъехал на приличное расстояние, Вазина наконец спросила свою помощницу:

— Ну? Что думаешь?

— Да жесть какая-то! Я думала, что последних диверсантов на нашу территорию больше ста лет назад высаживали!

— Имеешь ввиду, Великую Отечественную?

— Ну, может во время холодной войны американцы еще что-то такое делали. Но Советы уж семьдесят лет как история!

— Семьдесят два года.

— Самолет еще какой-то… необычный. Никогда такого не видела.

— Самолет самый обычный. Это Регент-4, производства Норвегии. Легкий транспортник.

Альбина выпучила глаза:

— То есть и правда норвежцы? А почему вы не сказали Колицкому???

— Потому что Регенты дальше полутора тысяч километров не летают. Ему запаса топлива не хватит. А от нас до Осло не меньше трех с половиной тысяч. Даже до финской границы больше двух будет. Вывод? Он взлетел не с норвежского аэродрома, откуда-то поближе.

— Ну и что?

«Зубр» неожиданно подпрыгнул на ухабе и кабина мгновенно наполнилась женским визгом. Кричали, кстати, обе. Альбина от страха, а ее начальница – потому что легкого капитана сначала подбросило вверх, а потом вернуло обратно ремнем безопасности. 36 килограмм в военной форме частенько мотало внутри различных армейских гробов для передвижения.

Джип повело и он начал заваливаться на левый бок. Ася резко крутанула руль и все же выровняла огромную машину. Не удержалась от едкого комментария:

— Федеральную трассу для кого строили? Чего они в полях-то на посадку зашли!

Альбина глубоко вздохнула и поправила растрепанные волосы. Стало только хуже. Сейчас она напоминала ведьму в военной форме. Ася вдруг поняла, что об Альбине ничего и не знает, кроме танцев. Как эта девушка оказалась в рядах Вооруженных Сил?

Сама Вазина пошла по стопам отца. Это при том, что полковник в отставке противился до последнего. Не считал он армию хорошим местом для свое дочери. Но даже Вазин пасовал, видя какой солдат у него подрастает. Ася, несмотря на крошечный рост, обладала властным голосом и моментально строила не только сверстников, но и учителей. Наверное, сказывалось отсутствие женского воспитания. Мамы у девушки не было. Точнее когда-то была, но сбежала строить свое счастье подальше от маленькой дочери и мужа. К чести Асиного отца, он никогда не отзывался о бывшей жене плохо…

…Альбина не поняла шутки и насупилась:

— Уж точно трассу строили не для вражеских самолетов. То, что он взлетел не из Норвегии, ни о чем не говорит. Мало ли вокруг баз НАТО?

— Если не считать аэродром в Ульяновске, то ни одной. А все вылеты из Ульяновска контролируются. Значит?

-Значит?

— Значит, что пока ничего не ясно. Но вот тебе еще факт для размышлений. Пограничники не участвовали в освобождении «Снежной», ее штурмовали силами флота. Сколько человек ты насчитала в отряде Колицкого?

Альбина растерялась:

— Не знаю… Двадцать… Тридцать.

— Двадцать семь. Сдается мне, что никакие это не пограничники. А пассажиры нашего странного самолета.

***

Теория Аси, мягко говоря, всполошила ее помощницу. Альбина разразилась потоком догадок, предположение и советов по дальнейшим действиям. Большую часть Вазина пропустила мимо ушей. Когда лейтенант выдохлась, рассуждать стала ее начальница:

— Что вообще произошло? По закрытому каналу связи на нашего с тобой начальника генерал-лейтенанта Русяева вышел некий сотрудник ФСБ и сообщил о падении неустановленного самолета. Согласился показать его военным экспертам, то бишь нам, но расследование оставил за собой. Мог ли кто-то использовать наш шифрованный канал?

Альбина смотрела на своего шефа:

— Мог?

— Да легко! Альбина, ты правильно сказала, последних диверсантов Урал видел больше полувека назад. Тут все особо не парятся с секретностью. Все давно знают про ядерный и водородный реакторы в Снежинске, разработки местного института продаются на внешнем рынке совершенно легально. И наш закрытый канал связи местные радиолюбители ломали уж раз десять. После чего меняется ключ шифрования, и продолжаем работать на том же оборудовании, - тут Вазина картинно всплеснула руками, - действительно, кого боятся, все свои! Чужие за сотни километров.

Короче, Русяева могли ввести в заблуждение. Нас тоже попытались, надели форму, показали свой самолет, намекнули, что армии не дадут вмешаться. Мы уехали, и кто теперь там будет контролировать, что они станут делать?

Альбина смотрела на шефа огромными глазами:

— Мы должны немедленно сообщить генералу Русяеву!

— Тихо-тихо. Русяев паникер, как и ты. Если скажем, то уже через час тут будет половина Центрального военного округа. Кроме того, наши диверсанты наверняка слушают эфир. Я пока не хочу говорить им, что они раскрыты.

Альбина так же смешно пучила глаза и тяжело дышала:

— Так что, пусть дальше делают свои грязные делишки?

Ася улыбнулась и посмотрела на лейтенанта:

— Лично мне оочень интересно, что они хотят сделать. И зачем так пытались внушить нам, что самолет норвежский. Предлагаю взять у Русяева час, считай, что я нас отпросила, и поглядеть. Первые диверсанты на Урале за полвека! Тебе самой-то не интересно?

— Так здорово! – согнувшись в три погибели Альбина пряталась в колючем кустарнике, - я только на практику пришла, а уже сижу в засаде. Можно в бинокль посмотреть?

Ася быстро глянула на свою практикантку, но все же дала ей бинокль. Папа, в голове Вазиной, уже неприкрыто, матерился. Хорошо, что он на самом деле не видит этой картины. Отдавший армии 35 лет жизни, настоящий полковник Вазин такого бы точно не пережил.

«Зубр» они отогнали подальше и укрыли в ближайшем лесочке, сами же пешком вернулись и залегли в кустарнике, примерно в полутора километрах от подозрительных пограничников.

Опасения капитана подтвердились: никаких следователей из ФСБ не прилетело, более того, странные гости уже сняли оцепление и что-то выгружали из самолета. Через бинокль удалось рассмотреть походные армейские ранцы. Командовал всеми Колицкий.

— Вот сволочи, - не унималась Альбина, - вообще ничего не боятся! Прилетели в нашу страну и ведут себя ка как дома!

Ася не выдержала:

— Ну а ты от них чего хочешь? Что бы они по земле ползали, как мы? Они тут, вроде как, на законных основаниях, поди еще и документы имеются.

Диверсанты закончили распаковку своего багажа, каждый взял за плечи по ранцу и растянувшись цепочкой по двое, группа двинулась в путь. При чем, в противоположную сторону от девушек и, следовательно, Снежинска.

— А может это японцы? – с придыханием спросила Ямалетдинова.

— Ага! Особенно Колицкий! Видела какие у него узкие глазюки?

— Нет. У него глаза вообще большие, да еще и голубые…

Тут Альбина запнулась, поняв, что ее шеф над ней издевается. И обиженно замолчала. Ася вздохнула и уже примирительным тоном продолжила:

— Договор по Курилам подписали восемь лет назад, Япония с нами сейчас в мире. Если им что-то нужно в Снежинске, они прилетят делегацией и купят это. Поверь, самураям у нас всегда рады. После того, как наши в Иокогаме урановый завод построили, так особенно. Говорят, хорошо построили, как себе, не татарам.

Альбина насупилась:

— А что ты имеешь против татар?

Капитан хмыкнула. Альбина Ямалетдинова, национальность угадывалась с закрытыми глазами. Впрочем, расовыми идеями Ася не страдала:

— В России бесполезно иметь что-то против татар, особенно на Урале. Так что – ничего. Не цепляйся. Русяев вообще башкирин. А вот Колицкий явно скандинавского типа.

Глаза Альбины радостно загорелись:

— Ну! Если не норвежцы, может шведы???

— Шведы нам не враги со времен Петра Первого, - Ася еще раз прижала бинокль к глазам, - Альбина, это Прибалты. У них, если покопаться, можно найти людей, похожих на норвежцев. И по-русски очень чисто говорят, но слова немного тянут.

Стажерка на мгновение задумалась, потом поддакнула:

— А ведь и правда тянут… Но до Прибалтийской Республики так далеко!

— А я и не говорю, что они прямо из Таллина. Они наемники. Прилетели, очевидно, откуда-то с юга. А вот по чьему заданию – вопрос.

***

Группа Колицкого передвигалась быстрым маршем, шли они уверенно и совсем не плутали. Девушки едва поспевали за диверсантами, даже разговоры пришлось пока отложить: обе уже тяжело дышали и слова забрали бы последние силы. Марш-бросок проходил сквозь редкий лес, вытоптанный грибниками. Однако, ночью был дождь и тропики размыло. Если бы не этот факт, диверсанты двигались бы еще быстрее. Через два с половиной часа упорной дороги состоялся первый привал. Девушки облегченно присели за одним из кустов. Они шли за группой Колицкого примерно через километр. Впрочем, конечная точка Асе уже была ясна:

— Они идут в Береговой.

— А? - Альбина запыхалась посильнее шефа. Танцы-танцами, но бегать по лесу она еще не привыкла. Другое дело - Ася, выросшая в многочисленных военных городках. Бегала она как белка.

— Они идут в поселок Береговой. Больше некуда. Ну, может, сразу в Екатеринбург.

Береговой – полуживой поселок восточнее Снежинска. Альбина это знала. Но не могла взять в толк:

— Что они там забыли? В Береговом полтора пенсионера живут и магазин-развалина.

Ася перевернулась на спину и постаралась дать отдых позвоночнику, который начинал гудеть:

— Тебя никогда не смущало, что к этим полутора пенсионерам подведена железная дорога?

— Так ей сколько лет!

— Думаю, около тридцати. Поверь, три десятка лет назад Береговой был не краше. Покосившиеся домишки, развалины универмага на центральной площади. А еще он тупик. Хоть куда-то тут ведет дорога на Усть-Багаряк, но она севернее.

Альбина аж подскочила и снова посмотрела на шефа огромными глазами:

— И что там находится?

— Понятия не имею. Но когда президент Лавров приезжал в Снежинск, он по ней ездил. И в Береговом был. В строжайшей тайне, конечно. Мы тогда его безопасность обеспечивали.

Альбина призадумалась. Центральный Урал был напичкан загадками оборонки, но большая их часть обладала весьма условной секретностью. Скажем так, все жители округи точно знали, что делает тот или иной завод. А вот про Береговой ей слышать не доводилось. Колицкий вдалеке дал команду и его бойцы поднялись, готовясь продолжать марш-бросок. Альбина с надеждой спросила:

— Может уже скажем Русяеву, если понятно, куда они идут?

— А вот теперь, лейтенант Ямалетдинова, это точно самоубийство. Наш сеанс связи тут же засекут и мы вряд ли успеем убежать. Так что, ждем до Берегового. Там сотовая вышка, за нее весь поселок держится. Глядишь и не засекут. А если и засекут – в поселке-то нас сложней найти будет. Девушки поднялись на ноги и с новыми силами пошли за группой Колицкого. Ася иногда бросала взгляды на Альбину. Ей вдруг пришло в голову, что появление стажерки как-то уж очень удачно совпало с падением самолета. Всей правды она говорить не стала, хотя, разумеется, знала, что находится в Береговом… Точнее, под ним.

***

Второй привал состоялся быстрее, через какой-то час. Начинало темнеть и сквозь деревья можно было увидеть редкие огоньки Берегового. Диверсанты расположились на небольшой поляне и устроили себе поздний обед. Или ранний ужин. Ася поняла, что ей тоже хочется есть, вот только припасы с собой она взять не догадалась. Альбина внимательно разглядывала группу в бинокль. Хорошо, что он был электронный и не мог блеснуть линзами, а то их бы давно вычислили. Попутно лейтенант тихонько рассуждала сама с собой:

— Как они собираются возвращаться?

— Что? – встрепенулась Ася.

— На чем они планируют вернуться домой? До ближайшей границы больше трехсот километров. Самолет их, судя по всему, уже не взлетит. На чем 27 человек планируют преодолеть такое расстояние?

— Хороший вопрос. Думаю, что какой-то путь есть. Только вот у Колицкого две проблемы, о которых он не факт, что знает.

— Какие?

— Первое, - Ася загнула указательный палец, - это мы. Нас нет больше четырех часов, на связь не выходим, телефоны выключили. Русяев, скорее всего, или выслал отряд на наши поиски или сейчас высылает. Отряд наткнется на пустой самолет и джип в кустах. Свяжутся с ФСБ, а те о самолете слыхом не слыхивали. Паника тут начнется… Думаю, это вопрос нескольких часов.

— А вторая проблема?

— А вторая, - Ася загнула средний палец, - все население Берегового – это бывшие военные. Они там не просто живут, они негласно приглядывают за территорией.

Альбина посмотрела на шефа огромными глазами:

— То есть поселение фальшивое? Как в фильмах?

— Не совсем. Там живут военные пенсионеры. Ты бы согласилась на повышенную пенсию и бесплатный домик на свежем воздухе, а взамен нужно просто сообщать в штаб обо всем подозрительном?

Альбина хмыкнула:

— И к гадалке не ходи!

— Ну вот, - Ася забрала у девушки бинокль и тоже посмотрела на своих противников. Вдруг лицо у капитана переменилось и она поспешно вытащила из кармана мобильный телефон. Альбина попыталась остановить шефа:

— Что вы делаете, не включайте! Нас засекут!

— Да… велика проблема. Ты спрашивала, что находится в Береговом. Так вот, там…

— …Что-то очень интересное! – раздался голос откуда-то справа. Из лесной чащи вышел Колицкий и двое его бойцов с винтовками наперевес. Ася выдохнула. Не успела. Телефон еще включать, ей уж вряд ли это позволят. На Альбину злиться смысла не было, хотя могла ведь эта клуша заметить, что на поляне всего лишь 24 человека…

— Я знаю об обеих своих проблемах, - сладко улыбнулся Колицкий, - и готов их решить.

***

Альбина резким движением выхватила пистолет из кобуры и отпрыгнула назад. Ася даже не ожидала от нее такой реакции. Сама он спокойно переложила телефон в левую руку, показывая Колицкому, что сопротивляться не намерена. Лже-майор обратился к лейтенанту:

— Девушка, не делайте глупостей. Положите пистолет и с вами ничего не случится.

Альбина тяжело дышала, лазерный прицел ее «Стечкина» гулял прямо по лбу Колицкого. Ася вдруг поняла, что к бестолковой практикантке у нее проснулось самое настоящее уважение. Без боя погибать она не собиралась. Только вот…

— Лейтенант, тут был задан правильный вопрос, - Колицкий слегка опустил винтовку, - как мы собираемся выбраться? Я вам отвечу. Наша миссия не в один конец, нам необходимо осуществить некое действие. Оно не слишком повредит вашей стране, считайте это сбором разведданных, после чего мы планируем сдаться властям. И рассчитываем на депортацию в установленном порядке. Разумеется, этого не случится, если мы убьем двух российских офицеров. Перестрелка между нами, увы, шансов вам не оставит. А вот сдаться превосходящему по силе противнику ничуть не позорно. Вы будете свободны менее чем через сутки. И поверьте, генерал Русяев даже не подумает вам что-то сделать, вы и так проявили чудеса смекалки, отследили нас. Не ваша вина, что мы оказались наблюдательнее.

Альбина тяжело дышала и переводила взгляд с Колицкого на Асю. Капитан, которая уже стояла с поднятыми руками (телефон валялся в траве), чуть заметно кивнула. Колицкий описал будущее весьма доходчиво, не стоило лишний раз провоцировать печальный финал. Лейтенант колебалась. Тогда Вазина не выдержала:

— Альбина, да черт с ними! Нас уже ищут, у них времени часа три-четыре от силы. Ну что они за это время сделают? Сдавайся, походим с ними.

Ямалетдинова кивнула и опустила «Стечкин». А потом произошло то, что заставило Асю просто открыть рот. Практикантка молниеносно кинулась в кустарник, чуть левее от места событий. Произошло это так стремительно, что никто из бойцов Колицкого не успел ей помешать. Лейтенант явно понимала, что делала. Колючие ветки сильно мешали двигаться, но с ее комплекцией проскользнуть еще удалось. А вот один из диверсантов, который кинулся следом, просто застрял в нем с громким ругательством. Ася отметила, что ругается он по-русски. Так же, с поднятыми руками она повернулась к Колицкому и ехидно улыбнулась:

— Вы же понимаете, куда побежала моя стажерка?

— Видимо, обратно. Думаю, догнать ее можно минут за пятнадцать.

— Я тоже так думаю. Но если не догоните, она выбежит как раз на отряд, который нас ищет. Вы же не думаете, что 29 человек шли по лесу без следов. По вашу душу уже идет тот самый взвод десантников, который я вам обещала. Может и не один, генерал Русяев у нас перестраховщик. Предлагаю продолжить вашу миссию. Раз мне ничего не грозит, любопытно посмотреть, куда вы все-таки идете и что хотите сделать. Направление в Береговой уже ясно, но вам не попасть дальше поселка. Или…

— К вашему несчастью, мы знаем, как попасть в катакомбы. Ждали лишь темноты, чтобы ваши военные пенсионеры улеглись и проскочить под покровом ночи. Видимо, придется идти напролом. Вы правы, вас уже, вероятно, ищут. И, ладно, считайте жестом доброй воли, я не буду преследовать вашу стажерку. Когда будет решаться вопрос о депортации, не забудьте упомянуть об этом.

Ася хмыкнула и осторожно опустила руки:

— А все-таки, что вы тут забыли? В чем цель миссии?

Колицкий недоверчиво посмотрел на Асю:

— Разве вы не знаете, что находится под Береговым? Не может быть!

Вазина развела руками, хотя получилось совсем неубедительно. Лже-майор хмыкнул:

— Да ладно? Бросьте, капитан, все вы знаете. И мы знаем. Даже стихотворение это ваше шуточное. Как там…

Летит бумерангом,

И тайны по флангам.

Во мраке все лица…

Ася вздохнула и закончила:

— ...Запасная столица.

***

— Конечно, это не город, - рассуждал Колицкий, подталкивая Асю дулом винтовки. Он вел ее к основной группе.

— Было бы глупо делать ЭТО городом, - девушка нарочно спотыкалась на каждом шагу, чтобы выжать из своего плена все, что можно. Время на ее стороне, Альбина бежит навстречу поисковой группе, скоро они встретятся.

— Система подземных ходов, помещений, бункеров. Зарытый в землю центральный командный пункт. В случае войны отсюда президент будет управлять страной, а совсем не из московского метро, как уверены многие.

— В метро тоже есть заначки, но вы правы, президента повезут именно сюда. Вопрос – даже если вы туда проникнете, не думаете же, что запасная столица стоит пустая? Там есть дежурный персонал, постоянный гарнизон. Небольшой, но его хватит перестрелять всю вашу группу. А они перестреляют. Запасная столица – единственная тайна на Урале, которую и правда стерегут.

Колицкий хмыкнул. Россыпь дешевых секретов – вот то место, куда можно спрятать секрет главный, настоящий, самый охраняемый. Появись подозрительный подземный объект в Туле или на севере, о нем тут же пронюхают местные. Его же надо обслуживать, охранять, сторожить. И как не оберегай тайну – она обязательно выйдет наружу. Иное дело тут! Плюшевых секретов – один на другом, только в Снежинске два реактора. Никого не удивляет очередной подземный объект и скопление военных около него. Да и сами военные не знают всей правды. Ну, стерегут они какой-то туннель с помещениями, эка невидаль!

— Вы правы, капитан. Если мы попадем в столицу, нарвемся на гарнизон. Этого совсем не хочется. Более того, уже нет выхода, - тут они достигли поляны. Лже-майор отдал команду, и вся его группа моментально поднялась и построилась в неровную шеренгу.

Сам командир отдал кому-то свою винтовку, достал короткий пистолет, схватил Асю за шкирку и ткнул пистолетом прямо под ребра.

— Время на исходе. Мы будем идти очень быстро и без вопросов. Вы вели нас все это время, значит, вы хорошо бегаете. Сейчас бегите хорошо. Больше театра я не потерплю. Давайте закончим наше дело и все останемся живы?

… Отряд людей в форме пограничников появился в поселке внезапно. Быстрым маршем они буквально за минуту достигли невзрачного домика на одной из центральных улиц. Боец в форме лейтенанта ногой выбил калитку и зашел внутрь. Навстречу ему выбежал перепуганный дед в легкой рубашке. Боец навел на него винтовку и скомандовал:

— Выводи всех из дома и никто не пострадает. Попытаетесь выйти на связь – пристрелю всех, нечего геройствовать, ясно?

Дед кивнул. За ним показались две женщины чуть помоложе, но тоже напуганные.

Ася знала, что в доме находится центральный диспетчерский пункт. А вот вход в столицу чуть южнее. Логично, что диверсанты брали под контроль именно связистов. Только поздно: над их головами уже просвистел вертолет. Пока он неспешно пролетел через весь поселок на солидной высоте, очевидно, оценивал обстановку. Развязка близилась. И больше всего пугало то, что Колицкий совершенно не переживал...

***

— Видите ли, - спокойно рассказывал Колицкий, глядя на то, как его подчиненные обыскивали серверную, - столица находится на солидной глубине. Разумеется, ей нужен выход наружу и он здесь есть, но в другом доме. И нужна связь с внешним миром.

Ася молчала. Серверную в самой дальней комнате дома их противник нашили без труда. И так же, держа на мушке деда и двоих женщин, очевидно сотрудниц, диверсанты начали что-то в ней искать.

— Думаю, сейчас у вас должны были закончиться любые вопросы, - неожиданно резюмировал майор. Ася странно посмотрела на него.

— Вы уверены? Пока я мало понимаю, даже не знаю, какую страну вы представляете.

— Германия, - просто ответил Колицкий. Ася аж подпрыгнула от такого признания. Ее оппонент был доволен эффектом.

— Германия, если смотреть территориально, Евросоюз – если по смыслу. И я, признаться, даже не удивлен, что армия у нас до сих пор мыслит странами. И союзами. До капитана помаленьку начал доходить смысл происходящего:

— Вы работаете не по поручению правительства? Вы – наемники какой-то корпорации?

— Верно. Корпорации весьма крупной и могущественной, мы даже смогли купить Регент-4 для наших целей, перекрасить его и взлететь с территории Казахстана. Потом выпрыгнули с парашютами, самолет сажали дистанционно. Пока все идет по плану.

— Даже мы?

— План предусматривал некоторое число пленных. Надеюсь, нам смогут это простить. Пока мы никого не убили.

— Дипломатический скандал будет жуткий.

— Маловероятно. Для этого нужно будет признать беспомощность российских ПВО и медлительность армии. А убить нас – не те сейчас времена. Даже за такую важную тайну, как столица. Тем более, что она нам сто лет не нужна.

Ася глубоко вздохнула. Все действия диверсантов понемногу обретали смысл и цель. Кстати о цели:

— И все же, что вы ищете здесь?

Колицкий улыбнулся, но ответил не сразу. Выдержал интригу. И начал:

— Вы проходили в школе явление сверхпроводимости?

— Когда-то давно. Общий смысл помню, можно поместить проводник в такие условия, что его сопротивление будет стремиться к нулю.

— Примерно. Все эти годы ученые бились над созданием сверхпроводника в условиях нормальных или близких к ним. Ваши подошли ближе всех.

Изобретение металлопластика особой структуры позволяет передавать вам электрический сигнал на большие расстояния с минимальными потерями. Я сам далек от физики. И не очень понимаю. Но важность изобретения трудно недооценить. Представляете – передача электрического сигнала практически без затухания? Почти бесконечные ЛЭП, проводная связь на сотни километров без регенерации. Мои хозяева готовы дорого за такое заплатить. Увы, новинка не продается. Только выкрасть. Ася вздохнула. Хорошо, новейший материал. Но почему его ищут здесь?

— Запасная столица – это главный полигон для новинок. Можно было бы попробовать штурмом взять лабораторию или завод, где материал производится. Только это опасно. Лаборатории хорошо охраняются, заводы находятся в городах. Сложно.

Иное дело тут: два с половиной военных пенсионера, немного персонала. Гарнизон столицы вступит в бой только в случае проникновения в нее. А здесь, на поверхности нас настигнет лишь отряд из Снежинска, с определенным запозданием. Обязательно настигнет, только мы уже сделаем то, что хотели. Нам не нужна столица. Нам нужна ее система электропитания. Один из кабелей заходит тут. Угадайте, из чего он сделан?

Из леса на окраине уже показались первые люди в камуфляже, масках и с автоматами наперевес. Никакой психологической атаки не проводили, бойцы бежали тихо, но особо не скрывались. Над ухом Аси щелкнул затвор - это один из диверсантов приготовился к бою. Колицкий остановил его взмахом руки и даже не взглянул на паникера. Смотрел он на другое.

На столе стоял странный прибор с небольшой капсулой. Буквально минуту назад туда поместили кусочек провода с бронзовым отливом. Диверсанты отпили его от одного из силовых кабелей, уходящих под землю.

Ася уже все поняла. Перед ней стоял обыкновенный анализатор материи. Колицкий быстро вычислит состав секретного сплава и переправит его по Сети своим хозяевам. И все.

Он был прав, их миссия не в один конец. Убийств они не совершали, даже закон нарушили весьма условно. В Запасную Столицу тоже не попытались проникнуть. Вменить таким шпионам особо нечего, только похищение секрета. Но за такое не убивают, уже очень давно. Максимум, что грозит этой группе - посидеть в тюрьме несколько лет. Скорее же на кого-то обменяют.

Капитан опустилась прямо на пол, на ее лице было выражение отчаяния. Колицкий посмотрел и усмехнулся:

— Ну что же вы, не расстраивайтесь. К вам вообще никаких претензий. Разоблачили нас, преследовали, ваша стажерка еще и помощь привела. Пусть те, кто секреты должен защищать, теперь вертятся. Готово!

Последнее относилось к легкому писку приборчика. Колицкий быстро щелкнул каким-то тумблером и с размаху разбил свое устройство прикладом винтовки:

— Если ваши эксперты сумеют вычислить адресата - честь им и хвала. Но вряд ли, хотя это не принципиально, максимум через год мой наниматель сам расскажет о сенсационном изобретении.

Ася молчала. Около дома уже раздавались крики бойцов. В окна ударил прожектор.

Лже-майор осторожно вытянулся, чтобы через стекло увидеть, что происходит:

— О! Окружают. Генерал какой-то с мегафоном вышел, сейчас сдаться предложит.

Действительно, за окном прозвучал сигнал, похожий на корабельный гудок. Привлекают внимание. Потом она услышала голос генерала Русяева:

— Вы окружены! Сдавайтесь и вам будет сохранена жизнь.

Колицкий аж подпрыгнул. Русяев разговаривал противным фальцетом, который никак не вязался к его прожженой армейской внешности. Лже-майор покачал головой:

— Что у вас за армия, генерал-пищалка, капитан-недоросток.

Асе вдруг стало обидно:

— Ну попробуйте ему сказать, что он пищалка. Я лично посчитаю, сколько дырок у вас в теле добавится.

Колицкий махнул рукой:

— Да больно надо.

Он первым поднял винтовку высоко над головой и двинулся к выходу.

— Сдаемся!

***

Альбина, Ася и генерал Русяев сидели в огромном дубовом кабинете, пили кофе. Их начальник вкратце рассказывал события последней недели:

— Личности установили, все граждане Евросоюза. Точнее Прибалтики, тут вы капитан угадали. Разведслужбы ЕС официально от них открестились, но по обходным каналам предложили сменять на кого-нибудь, если у нас нет претензий или возражений.

— Согласились? - Альбина сидела ровно, как штык проглотила. Непривычно, перед таким-то начальством.

— Есть идеи. В Англии уж полгода как три наших резидента томятся по тюрьмам, а в Норвегии подлодку без опознавательных знаков блокировали двое суток назад. Предлагают тихо, резидентов депортируют, лодку типа не замечают с условием, что она покинет территориальные воды. А мы вывозим Колицкого и компанию в любую страну Евросоюза на наше усмотрение.

Резиденты ладно, их и так можно вытащить, а вот подлодка - это серьезно. Учитывая, что конфликт с викингами только-только замяли нового бы не хотелось. Что примечательно - им тоже. Значит лодка уплывет, а Колицкий улетит.

Ямалетдинова разочарованно выдохнула:

— То есть вот так? Украли они секреты и ничего им не будет?

— Ну а что ты предлагаешь? Раздуть новый скандал с Норвегией? Признать, что наши ПВО прохлопали самолет из Казахстана? Кстати, с казахами отдельный разговор будет на эту тему. Союзники, блин.

Альбина поникла.

Ася улыбнулась и переглянулась с генералом. Тот слегка кивнул. Тогда Вазина начала:

— Даже не знаю, как тебя подбодрить. Возьми это, - и протянула своей подопечной небольшой кусок проволоки. Альбина удивилась и взяла странную вещицу из рук шефа:

— Что это?

— Обрезок того, что Колицкий поместил в свою шайтан-машину. Провод из секретного материала.

Лейтенант изумленно посмотрела на Асю:

— ТОТ САМЫЙ? А он не радиоактивный?

— Нет. Бронза вообще весьма нейтральный сплав.

Альбина хлопала глазами:

— Ккак бронза?

Русяев, сохраняя серьезный вид, ответил:

— Так, бронза. То, что вырезали наши диверсанты даже не кабель питания. Трубы старые переплавили по-быстрому, что бы цвет у материала необычный получился, пластика добавили и оплетку изобрели позаковыристей. Пусть теперь думают, как этот компот работает в состоянии сверхпроводимости.

— То есть с самого начала это была подстава?

— Да, - Русяев довольно откинулся в кресле, - ваша с Асей цель была создать атмосферу реальности. Прокололись! Преследуют! За минуту до успели выполнить свою миссию. Сейчас все поверили, что Колицкий полностью выполнил задачу. Пройди все гладко, могли возникнуть сомнения. Твой побег мы не учли, но, в конечном счете, все прошло еще лучше.

Альбина возмущенно надулась:

— А предупредить нельзя было?

Ася тоже улыбалась:

— Неа! Мы ж не знали, можем ли тебе доверять. Теперь знаем.

— А главное! - продолжил Русяев, - удалось установить кому отправили состав наши диверсанты. Значит главная задача всей этой провокации выполнена.

Альбина еще немного похмурилась, но на ее лице уже проступала улыбка:

— А задача была ввести всех в заблуждение и сохранить секрет?

— Неа! - генерал одним глотком допил кофе и поставил чашку на стол, - задача была найти такого покупателя, чтобы он душу за этот сплав продал. Теперь мы знаем, кто готов на все. Значит ему выкатят коммерческое предложение, да с такими суммами, что нам и не снилось. Но Россия заранее знает - нам заплатят. Если не пустить новинку в свободное плаванье, ее рано или поздно умыкнут. А так - денег в госказну.

Альбина открыла рот. Меркантильная цель операции ее просто поразила. Ася пожала плечами:

— А что ты хочешь? Рынок. Колицкий очень заблуждался, наша армия давно умеет играть по новым правилам.

Яндекс.Метрика