Глава 9. Кречет.

Кречет всегда был самой маленькой базой повстанцев, так что его Астра ненавидела меньше остальных. Но сама идея собрать несколько сотен бойцов Сопротивления в ограниченном пространстве и надеяться, что про это не пронюхает полиция, — авантюра похлеще покушения на президента Метрополии. И всё же такие базы существовали. Не от хорошей жизни, конечно. На них находились в основном те, кто уже попал в чёрные списки полиции и числился в колониальном розыске. Жить в городах и селениях таким бойцам было небезопасно. На базе же они имели крышу над головой, еду, возможность тренироваться и общаться с единомышленниками.

Руководство Сопротивления отлично понимало все риски, которые несут подобные базы, потому их число строго ограничивалось тремя. И каждая принципиально отличалась от двух других.

Фабрика была оборудована в стволе заброшенной шахты, с воздуха не просматривалась вообще, с земли вход на её территорию также было ещё поискать. Не спасло.

Кречет, напротив, ни от кого не скрывался, представлял собой небольшое поселение с заводиком в центре. Из заводских труб постоянно струился лёгкий дымок, в поселении бурлила жизнь. Несколько улиц из одно— и двухэтажных домишек, администрация, магазин — всё как полагается. Только вот этого поселения до недавнего времени не было ни на одной карте. И странного заводика с дымящимися трубами было не найти в реестрах колонии. Городок-призрак.

Не так давно Рингу удалось внести его в официальную статистику. Кречету придумали название Лемниската, поместили на его эмблему горизонтальную восьмёрку и даже заводик умудрились подчинить империи местного рудного миллиардера Энгельберта Томили. Каким образом Ринг всё это провернул, оставалось загадкой, но база получила официальный статус и внешне вела понятную обыденную жизнь. Но это внешне. На самом деле все, кто жил на территории Кречета-Лемнискаты, состояли в Сопротивлении. Это была единственная из баз, где, не таясь, могли жить семьями, там даже были дети. Представить себе такое на душной подземной Фабрике было сложно.

И всё-таки Астра не чувствовала себя в безопасности даже здесь. Пользуясь своей свободой передвижения, она старалась появляться на повстанческих базах исключительно по необходимости, сама же предпочитала жить в Терране, Руте или каком-нибудь из поселений, у очередного сторонника их дела.

Но сейчас обстоятельства вынудили её приехать в Кречет. Самое главное дело, которое предстояло сделать, — доказать, что Астра Нова жива. За то время, что она залегла на дно, появилась масса слухов и домыслов, которые колониальные власти активно подогревали. Коротко, смысл их сводился к тому, что хотя тела девушки на Фабрике и не нашли, но она мертва и Сопротивление лишилось одного из своих самых харизматичных лидеров.

Перво-наперво показать, что это не так, надо было своим. Потом записать видеообращение, и уже вся колония узнает, что Астра Нова по-прежнему не даст спокойно спать Метрополии.

Ну и, разумеется, на разгром Фабрики должен быть дан какой-то ответ. Какой именно, предстояло обсудить на общей встрече. Тоже здесь, на Кречете.

Ринг подкинул Астре пару мыслей, каким должен быть ответ Сопротивления, но сам, как обычно, не поехал. Куча повстанцев в розыске на ограниченной территории — в таком месте ноги Ринга не будет никогда. Разве что в крайнем случае.

Астра хорошо помнила первую встречу с Рингом. Она тогда жила в Терране и уже года два как вступила в Сопротивление. Посодействовала её подруга по кличке Крыса.

Правда, серьёзных задач у неё не было, так, шпионить по городу, наблюдать за постовыми, быть индикатором настроений молодёжи. И вот, в один прекрасный момент, ей передали, что с ней хочет встретиться важный человек. Она не знала о Ринге вообще, потому крайне удивилась. Они встретились в одном из кафе. Так же сидели в уголке и пили кофе. Ринг долго болтал ни о чём (совсем не в его стиле), расспрашивал Астру о её жизни. И потом прозвучало оно. Предложение.

— Мисс Нова, я... мы все хотим от вас... хотим, чтобы ваша революционная борьба вышла совсем на другой уровень.

— Что-что? — Астра ничего не поняла, но внутри всё сжалось. Уж не хочет ли он ей предложить работу вроде той, которой занимается Крыса?

Ринг примирительно поднял руку:

— Я уверен, что моё предложение вам понравится. Видите ли... Все мы, Сопротивление, все, кто ему сочувствуют, хотим лишь одного. Независимости и благополучия для Шарры. К сожалению, не все это понимают. Метрополия пытается выставить нас головорезами, которые устроят хаос, как только придут к власти.

Астра кивнула. От Континентальной пропаганды и правда иногда закладывало уши.

— Я хочу, — продолжил Ринг и тут же поправился: — Мы все хотим, чтобы нас не боялись обычные люди. Те, ради кого мы сражаемся.

— И как этого добиться?

Казначей улыбнулся и демонстративно оглядел Астру, ту её часть, что выглядывала из-за стола:

— Есть несколько способов, и все мы попробуем. Но вам, мисс Нова, я хочу предложить стать одним из наших лидеров.

— Что? — Астра поперхнулась кофе. Она была даже не в боевой бригаде, мелкая-мелкая сошка. Если бы не знакомство с Крысой, её не факт что вообще бы взяли в повстанцы.

Ринг спокойно дал ей прокашляться и продолжил:

— План в следующем. Вы становитесь нашим номинальным лидером. Подчеркну, номинальным. Вы сможете участвовать в круглом столе руководителей, сможете продвигать свои идеи и решения. Время покажет, насколько они окажутся дельными, возможно, постепенно ваши позиции укрепятся. Я даже уверен, что так произойдёт. Но пока мы берём вас не за это. Вашей главной задачей будут обращения от имени Сопротивления к народу и Метрополии. Во время революции, несколько лет назад, мы перегнули палку. Сопротивление боятся. А вы, Астра, внушаете доверие. Я уверен, что если вы станете нашим... я бы назвал это пресс-секретарь, Карет настаивает на определении «говорящая голова», но давайте привыкать. Если вы станете одним из лидеров, доверие к нашему движению многократно возрастёт. Вы не тот человек, которого будут бояться, но тот, кому будут сочувствовать.

И вот, Астра Нова собственной крошечной персоной сидела за круглым столом. За эти годы она прошла большой путь и доказала, что тоже имеет право на свой голос. К ней прислушивались, хотя за этим столом собрались самые разные представители повстанцев: командиры ударных бригад, коменданты обеих сохранившихся баз, координаторы Сопротивления. Совещание ещё не началось, все тихонько переговаривались друг с другом и, конечно же, смотрели на неё.

Вообще, сила повстанцев была в том, что у них не было единого и безусловного лидера. Все решения принимались коллегиально, движение было пёстро и неоднородно. Поэтому нанести какой-то смертельный удар Сопротивлению было почти невозможно. Потеря рядового бойца в расчёт не принималась, они гибли часто, и это была неизбежная плата за работу Сопротивления. Гибель кого-то из командиров ударных бригад — урон уже серьёзнее, и всё равно это не повлияет на общее дело. Гибель Астры Новы, Ринга или кого-то из тройки координаторов явно заставила бы повстанцев пересмотреть что-то в своей работе, однако принципиальных изменений не произошло бы и тут. Просто их место займёт кто-то другой.

Даже разгром одной из баз был не смертельным ударом. Хотя вопрос, чем заменить Фабрику, сегодня ещё обязательно обсудят. Но сейчас важно другое.

Эймли Карет, самый старший координатор Сопротивления, поднялся со своего места и знаком показал, что собрание начинается. Это был весьма упитанный мужчина с круглой блестящей лысиной. На вид ему было лет пятьдесят, но он явно старался казаться старше своего возраста: двигался нарочито плавно, мог подумать перед ответом собеседнику дольше, чем стоило, носил бороду. Но пользовался уважением за свой цепкий ум. Вот и сейчас, когда он поднял руку, лёгкий гул за столом стих.

— Друзья! Я безумно рад, что сегодня мы вновь можем приветствовать за нашим круглым столом Астру Нову! Несмотря на все слухи, ей удалось выбраться с Фабрики живой и невредимой. И она готова продолжить нашу борьбу, как и все мы.

За столом раздались глухие аплодисменты. Радость Карета, похоже, разделяли не все. Астра глубоко вздохнула. Нужно было выступить. И от этого выступления зависело многое. Она поднялась со своего места:

— Друзья! Вы даже не представляете, как я рада оказаться в кругу своих единомышленников живой и невредимой. Но на ваших лицах я вижу недоверие. Я и сама не стала бы доверять человеку, который в одиночку выбрался из той мясорубки. При том, что остальные убиты или попали в плен. Выглядит подозрительно, понимаю. Однако вам всем известна моя осторожность и конспиративное мастерство. Частично выручило это. Но главную помощь мне оказал один из штурмовиков…

Договорить она не смогла, потому что за столом поднялся свист и раздались отдельные крики. Карет вновь поднял руку, но это не помогло. Тогда со своего места рывком вскочил второй координатор, Арим. В отличие от своего круглого пузатого собрата, Арим был под два метра ростом и, наверное, столько же в плечах. Он обладал зычным голосом и при желании мог говорить так, что закладывало уши. Именно это и произошло:

— А ну-ка, всем молчать! Каждому, кто сидел за этим столом, давали право высказаться. Астра тоже имеет это право, тем более что она хочет рассказать что-то важное. Кто ещё раз улюлюкнет, пойдёт разбираться с канализацией, что-то плохо она в последнее время работать стала!

В комнате тут же повисла гробовая тишина. Девушка продолжила:

— Мне помог выбраться штурмовой офицер, его зовут Крис Когель. Мы навели о нём справки и узнали, что на Шарру его перевели из другой колонии, фактически сослали сюда за коррупцию. Я думаю, что его не устраивает жалованье полицейского и он готов и дальше помогать нам, разумеется, за вознаграждение. И полагаю, что это было бы выгодной сделкой. Вот теперь прошу высказываться. Предлагаю по часовой стрелке от меня.

Слева от девушки сидел незнакомый ей крепкий молодой человек, очевидно, один из бригадных командиров. Он поднялся, но по лицу было видно: он плохо понимает, что нужно говорить:

— Что ж… Если Астра считает, то я за! — и сел.

Дальше был ещё командир и ещё. Они вставали, говорили что-то невнятное, но было очевидно: к такому повороту событий никто оказался не готов. Да и великим умом эти люди не отличались, во всяком случае, большинство из них.

Астру интересовало мнение лишь одного человека за этим столом — суховатого, но крепкого мужчины практически напротив неё. Как звали этого мужчину, давно забыли за ненадобностью, он носил прозвище, которое подходило ему куда лучше любого имени, — Муравей.

Официально Муравей был одним из многих командиров, под его руководством числилась крепкая ударная бригада. По факту же он возглавлял вообще всех бойцов Сопротивления. Давно, долго и успешно, потому к нему относились с огромным уважением и сидел он рядом с координаторами. Кроме того, Муравей не прятался по базам, он жил в Терране и занимал видную должность, которая помогала в его нелёгком деле. Сюда он прилетел специально для заседания и встречи с Астрой.

Наконец, его очередь подошла. Он встал, окинул всех взглядом и начал:

— Я верю Астре и не сомневаюсь ни в одном её слове. Мне жаль, что всё так получилось, но хорошо, если из этой печальной ситуации удастся извлечь хоть какие-то выгоды. Завербовать офицера полиции — такого раньше не удавалось, думаю, это будет сильный ход. Нова — опытный боец, я не сомневаюсь в том, что она десять раз проверит мотивы этого полицейского и примет верное решение. Но я бы хотел сказать о другом.

Фабрика разгромлена силами колониальной полиции. Около тысячи наших сторонников попали в плен или убиты, в принципе, это почти одно и то же. Многих пленных всё равно расстреляют в итоге. Тех, кого посадят, посадят не в этой колонии. У меня вопрос: неужели вы готовы оставить это, как есть? — тут Муравей окинул взглядом своих притихших сторонников.

— Нет, надо отомстить, — раздались неуверенные голоса с мест.

— Вот и я думаю, что просто так спустить Метрополии такой разгром — показать им свою слабость. А лично я не считаю себя слабым. Астра, — тут повстанец повернулся к девушке, — я думаю, что ты скоро покинешь Кречет и начнёшь прорабатывать свою линию с полицейским. Я бы очень просил тебя узнать, если возможно, как они установили местоположение Фабрики. Думаю, предатель был там, и хорошо, если так. Но мы не можем рисковать. Если предал кто-то из своих, кто до сих пор в наших рядах, где гарантия, что такое не повторится с Кречетом и Призмой?

Девушка утвердительно кивнула в ответ.

— А вам же, друзья, я предлагаю подумать, как и чем мы можем ответить Метрополии на такой удар.

За столом вновь поднялся галдёж, командиры наперебой предлагали свои планы, один другого глупей и жёстче. Астра не сомневалась, что координаторы и Муравей смогут придумать нечто такое, что действительно послужит ответом, а не маханием кулаком после драки.

Про себя же она поняла, что Муравей абсолютно прав. Уже не один час девушка провела в раздумьях: на Фабрику явно натолкнулись неслучайно, полиция знала о ней всё, брали с умом. Значит, кто-то сдал. Крис Когель и правда хорошая ниточка, чтобы найти предателя. Если, конечно, это всё не какая-то хитрая игра полиции.

Из этих мыслей Астру вывел молодой человек, который подошёл к её креслу сзади, наклонился и зашептал на ухо:

— Как только запишете обращение, сразу отправляйтесь обратно в Террану. Приказ Ринга. Он хочет вас кое с кем познакомить.

Яндекс.Метрика