Глава 39. Операция "Паника".

Астра шла по коридору и тёрла переносицу. От работы с архивными бумагами глаза уставали больше, чем от плазменной панели. Утешало одно: завтрашний день обещал стать последним в разгребании канцелярской пыли, и она наконец-то начнёт подводить итоги своих раскопок.

Удивительно, но работа в криминальной полиции уже давно не казалась ей тюрьмой, в которую её запихнула Метрополия. Оказалось, что пользу обществу можно приносить, даже сидя в самом сердце логова злодеев. В конце концов, даже если бы повстанцы победили, им всё равно пришлось бы наводить порядок, ловить воров и убийц, бороться с уголовщиной.

В криминальной полиции уже капитану Нове быстро удалось найти свой угол. Пытаясь хоть немного отстраниться от всего, что с ней случилось, Астра нырнула в розыск убийц, которым занимался её отдел. И за два прошедших года достигла удивительных успехов, в конце концов, она много знала о жизни с той стороны баррикад, и в работе это сильно пригождалось. Единственное условие, которое она сразу поставила: она не будет связываться с любыми политическими вопросами и тем, что касалось повстанцев. В целом это оказалось мудрым решением: на Шарре обычных убийств хватало, а её непосредственный начальник, Джозеф Карпентер, скоро начал сдувать пылинки с девушки, которая поправила ему статистику почти на четверть. А Астра могла хоть как-то отвлечься от грустных воспоминаний. И понимания того, что она предатель. Как бы это ни пытался выставить Ирвин Интерфер. Она — самый настоящий ренегат.

Грустные мысли снова навалились на неё, когда она уже вышла из архива и брела по полутёмному коридору управления колониальной полиции.

Навстречу иногда проходили припозднившиеся сотрудники и дежурные, однако девушка почти не замечала их. А они её. В одном Интерфер оказался прав: всю историю забыли быстро. Настолько быстро, что это даже пугало. Ещё месяца два после разгрома «Кречета» стоял какой-то шорох, а потом вдруг всё. Как будто и не было стольких лет Сопротивления, повстанцев и попыток свергнуть власть Метрополии. Метрополия победила и тихо, без лишнего шума, похоронила события тех дней в своих архивах. Мудро для них.

Навстречу шла группа людей в форме Комитета. Астра сначала удивилась, а потом вспомнила, что Метрополия направила в штаб полиции какую-то комиссию с проверкой.

После разгрома повстанцев влияние Комитета на Шарре заметно ослабло, да его сотрудники и сами не рвались в колониальное болото. Так что вся работа ограничивалась несколькими проверками в год да формальным присутствием офиса Комитета на территории колонии. Даже в этом разгром повстанцев сделал доброе дело.

***

Девушка прижимала к груди несколько папок со своими пометками по очередному делу. Комитетчики немного посторонились, пропуская её, и она машинально прошла сквозь их компанию… Машинально… прошла…

Астра остановилась. Её глаз зацепился за… за то, чего не могло быть. Нет, нет! Нет. Она просто пересидела в архиве, на неё снова нахлынули воспоминания, она…

Девушка обернулась. Группа проверяющих шла к лифту. Тот человек, который вызвал в ней такие эмоции, тоже шёл с ними. На нём была форма Комитета Метрополии. Хотя он не обернулся, со спины он остался таким же, каким его запомнила Астра.

Девушка хлопала глазами. Группа зашла в лифт, и только тут оцепенение спало.

— Стойте! — хотела крикнуть она, но в горле пересохло и вырвался лишь какой-то непонятный хрип.

Астра кинулась к лифту, бросив все папки на пол, однако двери уже закрывались. Лишь поравнявшись с ним, она на долю секунды снова увидела его. И он её узнал. Крис Когель, убитый в перестрелке с властями Континента, Крис Когель, который спал с ней, перешёл на сторону повстанцев и спас ей жизнь…

Крис Когель в форме Комитета Метрополии кивнул ей. И двери лифта закрылись.

***

Сердце девушки бешено стучало, когда она неслась по лестнице. Второй лифт, как назло, уехал куда-то под крышу, судя по мониторчику указателя этажей. А архив находился в самой глубине штаба, на минус четвёртом этаже. Конечно же, она не успела перехватить группу проверяющих. Когда выскочила к проходной, их уже и след простыл. Но они же полиция, чёрт возьми, и это их штаб! Есть отличный способ понять, сошла ли Астра с ума.

Тут девушка замерла как вкопанная прямо перед турникетом. Они полиция… Мы — полиция. Я — полиция. Как, когда она успела к этому привыкнуть? Всего два года прошло. Лидер повстанцев, говорящая голова и… капитан Нова. Поразительно.

Девушка решительно тряхнула головой, освобождая себя от ненужных мыслей, и повернулась к сержанту-охраннику. Тот с любопытством наблюдал за странными действиями капитана, но пока молчал и ждал, что она предпримет.

Астра поправила волосы и спокойно спросила:

— Здесь должна была пройти группа проверяющих из Комитета Метрополии.

— Верно, прошли буквально две минуты назад. Сели в свой микроавтобус, прямо у входа их ждал, и уехали.

— Куда?

— Капитан Нова, они мне не докладываются. Поздно уже, скорее всего, в гостиницу.

Девушка кивнула, она уже почти успокоилась, хотя сердце ещё постукивало чаще обычного. Так. Тогда…

— Тут над входом камера. Мне нужно просмотреть запись с неё.

— Разумеется, только с начальником охраны поговорите, мне нужна его санкция.

Бешенство накрыло Нову, она резко подпрыгнула, перегнулась через стойку, облокотившись на неё животом, так, что задралась форменная юбка, схватила охранника за воротник мундира и прошипела:

— Мне. Нужно. Посмотреть. ЗАПИСИ!

Сержант испуганно выдавил:

— Д-да, м-мэм…

***

Ирвин Интерфер все эти два года поднимался по карьерной лестнице семимильными шагами. Это было ожидаемо, хотя некоторые думали, что принадлежность к старой гвардии всё же может ему помешать. Но молодой человек звёзд с неба не хватал, на первые роли не лез, а потому как-то аккуратно, окольными путями, забирался всё выше. Сейчас он был вторым заместителем Мистери, третьим человеком в полиции Шарры, на его зону ответственности приходились Рута и Рекурента. В целом его кандидатура постоянно оказывалась какой-то золотой серединой, которая устраивала всех: местных и Метрополию, выходцев из старой гвардии и новое поколение полиции, горожан и жителей посёлков.

Сидел Ирвин всё так же в штабе полиции, правда, переехал на девятый этаж и поселился в собственном кабинете. Астра очень редко пересекалась с ним по работе. Хотя у неё было какое-то чувство благодарности к теперь уже заместителю командующего, она всё равно избегала его. Понятно почему — он напоминал ей о прошлом. Интерфер и сам не рвался общаться с девушкой. Первое время как-то пытался поддержать, но быстро понял, что делает только хуже, и самоустранился. Виделись они только на совещаниях у Мистери, да и то обменивались лишь ритуальными приветствиями. И всё.

Но сейчас Астра намеревалась поговорить с ним, тем более точно знала, где искать замкома.

После проверки из Метрополии он наверняка сейчас сидит в своём кабинете и дострачивает какой-нибудь отчёт или справку для комиссии.

В этот раз девушка была в таком состоянии, что не просто обошлась без церемоний. Дверь она распахнула с такой силой, что та стукнулась об ограничитель с характерным хрустом. Секретарь Интерфера, бледный молодой лейтенантик с не слишком приятной внешностью, но проницательным взглядом, подскочил, его рука сама потянулась к кобуре. Но, увидев Нову в форме, оружие он доставать не стал:

— Капитан, что вы хотели?

— Ирвин на месте?

— Да, но он занят. К нему надо записываться заранее либо согласовать свой визит. Капитан, вы нам дверь сломали, вы понимаете…

— Заткнись! Я спросила, на месте ли он, больше у меня вопросов не было.

Астра решительным шагом направилась к двери кабинета, но секретарь выскочил из-за стола и встал на её пути:

— Простите, я вас не пущу! И вынужден буду доложить о вашем поведении…

Дверь за ним открылась, и оттуда выглянул Интерфер:

— Лейтенант, что тут происходит?

Секретарь обернулся к шефу, при этом всё ещё не пуская Астру. Даже руки растопырил, чтобы она его не попыталась оббежать:

— Капитан очень хочет попасть к вам, я ей говорил, но…

Ирвин посмотрел на девушку, потом вздохнул.

— Пусть заходит. Для капитана Новы у меня всегда есть время. И… поглядите, что с дверью. По-моему, она у нас случайно сломалась.

Лейтенантик был немного удивлён, но кивнул и посторонился, пропуская Нову к шефу. Лишь осторожно спросил:

— Может, у неё хоть оружие забрать?

— Обойдёмся.

***

Астра глубоко вздохнула и села в кресло. Самообладание понемногу возвращалось к ней, но сердце всё ещё готово было выскочить из груди.

— Симпатичный у тебя секретарь.

— Не льсти ему, я сам знаю, что он не красавец. Но дельный молодой человек. Я не держу сотрудников ради того, чтобы глаз радовался.

— Похвально, заместитель командующего, похвально. Кстати, знаете, кого я сейчас встретила?

— Дешанеля? — пожал плечами Ирвин. — Думаю, что такая реакция могла быть только от встречи с ним. Что он сделал?

Астра снова вышла из себя и подскочила с кресла:

— Когеля! Ты слышишь меня, Когеля! Он шёл по коридору штаба колониальной полиции!

Ирвин приподнял брови:

— Может, ты обозналась? У Когеля была не такая уж специфичная внешность и…

— Не пудри мне мозги! — Астра ко всему ещё и глаза выпучила. — Он кивнул мне, и я видела, что он меня узнал! Я тебе больше скажу, он был в форме Комитета Метрополии. И… И я посмотрела запись с камеры наблюдения! Это он! Что происходит?

Интерфер посмотрел на календарь и вдруг спросил:

— А ты сколько у нас работаешь? — и тут же сам себе ответил. — Чуть больше двух лет. Да, два года и месяц. Значит, с тех событий прошло примерно столько же. Видимо, ему уже разрешили вернуться. Мораторий был на полтора года.

— Вернуться откуда? С того света?

— Нет, из Метрополии. Руководство решило, что его появление в колониях в последующие восемнадцать месяцев после всех событий нежелательно.

— Как… какое появление, Ирвин?! Он умер почти у меня на руках, его застрелили ваши бойцы, а ты потом пил в баре, заливая окончательную потерю лучшего друга! Откуда он мог вернуться? Что… о чём ты вообще говоришь?!

Интерфер вздохнул и поднял трубку спикерфона:

— К нам никого не пускать с полчаса, у нас важный разговор.

Затем положил трубку. Посмотрел на Астру:

— Ты бы присела. Рассказ будет долгим.

Астра автоматически опустилась обратно в кресло. Ирвин подумал пару секунд, потом всё же начал:

— Даже не знаю, когда точно началась эта история. Предпосылки были давно, но вот чтобы именно всё вошло в активную фазу… Года три, думаю.

Наверное, правильно будет сделать небольшое отступление. Никакого Криса Когеля не существует. Его роль сыграл агент Комитета Метрополии. Не так важно, как зовут этого агента, скажу лишь, что это его ты встретила сегодня в коридоре и именно его ты считала тем, кем он никогда не являлся.

— Ничего не понимаю… Но Когель был! Было личное дело на него, были друзья, родственники, связи…

— Ключевая фраза во всём этом: «личное дело». Собственно, с этого всё и началось. Повстанцы совсем потеряли какие-либо границы и ради своей цели шли на что угодно. Как бы мы ни защищали свои архивы и базы данных, утечки были постоянно. А в личных делах сотрудников слишком много важной информации, чем и пользовались твои бывшие друзья. Удары стали наноситься точечно, по рядовым сотрудникам и важным шишкам. Причём удары настолько болезненные, что оставлять это в том виде, к которому всё пришло, было уже нельзя.

Взять меня и Крысу. Сопротивление прощупывало почву для вербовки офицеров полиции, была сделана небольшая выборка разных людей, ну я попал туда как лебедь, хотели понять, не изменились ли мои взгляды. И с какой стороны решили подступиться? Именно. У лейтенанта как-то всё плохенько с личной жизнью, можно помочь, — тут Ирвин глубоко вздохнул, похоже, на него тоже нахлынули воспоминания. Всё же он продолжил: — Ты сама всё знаешь, таких историй было несколько. И ни одна руководство не радовала. Вот тогда был предложен очень опасный, авантюрный, но необычный план. Раз повстанцы могут читать наши личные дела, почему бы не сыграть на этом? Создать липового сотрудника с определённым набором качеств. У него будет послужной список, друзья, родственники, жизненный путь и прочие атрибуты живого человека. А в определённый момент он резко изменит своим идеалам и станет одним из повстанцев. Войдёт в доверие и… ну скажу честно: прям так далеко мы не заглядывали, хотели увидеть, получится ли вообще создать человека из ниоткуда. Разумеется, что силами одной колониальной полиции такое было… не то чтобы не провернуть, но нам не дали. Флёр потребовал совместных действий. В итоге на роль нашего новорождённого выбрали как раз человека от Комитета. А в лучшие друзья ему записали настоящего колониального полицейского с настоящей биографией и послужным списком. Всё это было очень-очень опасно, прихлопнуть таких друзей могли в любой момент, а то, что игру удастся доиграть до конца, — тут гарантий не было никаких. Потому и пообещано за этот спектакль было немало, — тут Интерфер кивнул на свои погоны.

Астра прикрыла глаза:

— Значит, Когеля никогда не было… А ты был, но не такой, каким мы тебя видели.

— Я, кстати, наиболее настоящий в этой истории. Я действительно служил в силах правопорядка до мятежа, я примкнул к тем, кто остался верен Метрополии, вошёл в пять процентов «старой гвардии», ну и так далее. Это всё правда. А вот вся линия Когеля — вымысел. Друзья у меня были, но такого, как Крис, — никогда. Из настоящего только то, что тот человек служил в авиационной безопасности Рододендрона, это на случай, если попадётся эксперт в самолётах или бывший житель из вышеназванной колонии. Чтобы наш актёр мог адекватно отвечать на специфичные вопросы о прошлом.

Как видишь, затея удалась просто блестяще. Я даже не ожидал, что всё пойдёт именно так, как задумано. Никто не ожидал. Поэтому в «Призме» Крис какое-то время сидел без дела и активно консультировал вас. Никто сразу не смог придумать, что с этим делать, и ему было приказано во всём содействовать повстанцам. Потом план всё же скорректировали и пошли дальше.

— Да уж, консультировал он меня там основательно.

— Астра, ваши интимные отношения в плане прописаны не были, это его личная инициатива. Впрочем, подобных запретов у него также не было, действовал на своё усмотрение. Если честно, бабник он ещё тот.

— Ага. И эту сторону он отразил в своих отчётах? Вероятно, так вы узнали о «Призме» в принципе?

— Да, именно так. Мы даже немного увлеклись, но в какой-то момент решили, что нашего лже-Когеля надо спасать. Вы тогда планировали поехать на Кречет, нам нужно было узнать его местонахождение, все ждали, за вами даже не следили.

Встреча с Рингом всё испортила. Стало ясно, что лже-Криса могут увезти туда, откуда он уже не вернётся, кроме того, отпала возможность узнать местонахождение Кречета. И все зашевелились. Меня выдернули из штаба, чтобы я присутствовал при задержании, пальнул в вас фальшивой ракетой и картинно прокричал: «Нееет!» над трупом.

Была разыграна красивая сцена с расстрелом и патронами с краской. У него даже оказался с собой пакетик с густым соком, это вы видели, как у него кровь изо рта потекла. Тело запихнули в чёрный мешок, предварительно накачав снотворным, чтобы не подавал признаков жизни, и в ту же ночь отправили в Метрополию. Больше он на Шарру не возвращался. Ну, до сегодняшнего дня. А вот ценной информации дал столько, что ещё долго разгребали. В одном мы просчитались в тот день: упустили вертолёт с Рингом и тобой. Дешанель был уверен, что знает, куда вы летите. Но ошибся. К счастью, мне удалось исправить его оплошность. Правда, тут был совсем не бутафорский, а самый настоящий риск, когда мы с тобой отстреливались от Янтарных Людей. Конечно, я в последний момент всё же сообщил Дешанелю, куда еду, а уж тот тоже не дурак, собрал ударную группу и полетел ко мне на помощь. Потом уже говорил, что точно ничего не знал, но как почувствовал. И не зря.

— А как Крис понял, что его будут со спектаклем переправлять в Метрополию? Мы ведь всё время были вместе?

— Может, помнишь характерную девушку в шарфике, которая ела мороженое?

Нова кивнула. Девушка и правда была очень запоминающейся.

— Это была метка. Крис знал, что если встретит её где-то — это не случайность и готовится его эвакуация. И я должен появиться в качестве второй метки, но это по определению случается позже.

Астра молчала. Потом вдруг спросила:

— А кто убил Альбину? Ты или всё же Дешанель?

— Дешанель, — тут Ирвин глубоко вздохнул и опустил глаза. — Я правда думал, что мы идём её арестовывать. Даже это мне далось тяжело, я всё-таки уже прикипел к ней как-то… Но у Континента своя правда, ему живая Крыса была не нужна. А я сразу и не догадался.

Астра молчала. Ей было просто нечего сказать. До этого дня лейтенант, а потом и замком Интерфер, для неё оставался противником, который победил. Эта победа досталась ему дорогой ценой, он многое потерял и, как думала девушка, в итоге занял своё кресло не просто так. Хотя она не любила колониальных полицейских, к Интерферу всё равно относилась с уважением, ведь он дважды спас её жизнь, да ещё и пристроил в то место, где мысли о предательстве не так разрывали голову. В этой истории он был хорошим человеком, который просто сражался по другую сторону баррикад, но не более. Теперь всё изменилось.

Ирвин тоже молчал. Только подошёл к журнальному столику в углу и начал наливать две кружки чая. Одну он в итоге протянул Астре. Та сначала хотела выбить напиток у него из рук, но почему-то взяла.

— Скажи… Раз уж заговорили об Альбине. Ты с самого начала знал, что она Крыса?

— Нет. Я настороженно относился ко всему, что движется, всё это время, но за год всё равно бдительность притупилась. Да она ещё выбрала такой эффектный способ знакомства, как будто не она, а я. Ну и дальше всё как-то по-человечески получалось, разговоров-то, похожих на вербовку, не было. Иногда, если честно, я снова прокручиваю те события в голове, думаю, может, мы всё же ошиблись. Но нет, она призналась…

В общем, её личность мне раскрыл уже Дешанель. Вы тогда попытались запутать меня малахитовыми корками, но он довольно убедительно доказал, что Альбина всё-таки служит не у него, а у повстанцев. Жалко. Честно, жалко, я ведь за эти два года так никого больше и не встретил.

— Совсем? — машинально спросила Астра.

— Ну так… Ничего серьёзного. Не суть важно. Спрашивай, что ещё?

— Откуда вы всё-таки узнали про Кречет?

— Томили сдал. В обмен на свою свободу, как он тогда думал. После спешной эвакуации лже-Криса Дешанелю и Мистери пришлось срочно пересмотреть свой план. Уничтожение баз они задумали на определённый срок и к нему найти Кречет не успевали. Потому пошли ва-банк: арестовали Томили и допросили… с пристрастием, как умеет Комитет. Дали ему надежду, что в случае признания его отпустят.

Девушка кивнула головой и поморщилась. Томили казнили, несмотря на его связи и положение. Неслыханное дело, но он пошёл против самой Системы. Такого не прощают.

— Зачем Крис сообщил мне, что Муравья и Томили разоблачили? Муравей отправил на тот свет кучу комитетчиков.

— Да как-то понадеялись, что Муравей просто укроется где-нибудь, планов его ареста не было. А такая информация резко повысила уровень доверия лже-Когелю. Что же касается Томили, к тому времени он уже и сам знал, что на него вышли. Но продолжал играть в свою опасную игру. Конец тебе известен.

— А ещё? Ты говорил, что все события начались года три назад, то есть с Крисом… с лже-Крисом вы вместе проработали около года?

— Всё так.

— Но в досье было указано, что вы служите вместе порядка трёх лет?

Ирвин кивнул:

— Это была часть эксперимента, хронологическая. Не всегда есть время прожить столько, сколько предусматривает легенда. Иногда действия нужно форсировать. Потому, когда Криса перевели ко мне в напарники, у него месяц шёл за три. Делалось это постепенно: каждый месяц ставилась отметка, которая отодвигала дату начала нашей совместной работы всё дальше назад. Наши коллеги личных дел и дат там не видели, да никто и не следил, сколько Крис у нас работает. А начальство, такие как Мистери, были в курсе. И Ринг также ничего не заметил, он ведь сделал копию дела лишь однажды. Кстати, всё это называлось операция «Паника». Не попадалось вам это название?

Астра отрицательно помотала головой.

— Видишь, как всё законспирировали хорошо. Теперь эту методику возьмут в работу и другие колонии, Виссаж в первую очередь, конечно. Хотя там как-то тихо стало в последнее время. Ещё какие-то вопросы?

Астра отхлебнула чай и помолчала. Потом подняла голову и посмотрела на Ирвина:

— Пожалуй, последний и главный. Что сейчас и что делать дальше?

Интерфер пожал плечами:

— Ничего. Того, кого мы знали как Криса, судя по всему, перевели служить в Метрополию. Это неслабое повышение, с Рододендрона-то. Мы с тобой тут. У меня своя дорога, у тебя своя, не факт, что ещё когда-то так плотно пересечемся. Да тебе это не особо и нужно, как я уже понял. Будем работать.

— Вот так просто? Работать?

— Да. Астра, что принципиально меняет мой рассказ? Повстанцы разгромлены, бунта не случилось, и это здорово, иначе нас с тобой уже могли на мясо растащить. Тебе очень наглядно показали, что случилось бы на самом деле, а не в светлых мечтах.

Твои соратники живы. У тебя впечатляющие успехи в криминальной полиции, и я рад за тебя. Пока ты под крылом Карпентера, можешь быть спокойна: тебя никто не тронет. Да и вряд ли тронут вообще. Ты поняла, что со злом можно бороться по-разному, и сейчас от тебя Шарре куда больше пользы, чем было тогда. По-моему, все в выигрыше. Жить дальше — это самое правильное решение.

Астра допила чай. Возразить ей было нечего, да она и не хотела. Требовалось время, чтобы уложить все мысли в голове. Бешенство куда-то ушло, остались усталость и апатия. Подумать. Домой и подумать. Но Ирвин опять прав, думай не думай, ничего это не изменит…

Яндекс.Метрика