Глава 38. Последний день повстанца Новы.

Молодой человек, она и правда видела его на Кречете. Хотя даже имени не знала. Красивый, стройный, на вид лет восемнадцать. С детским наивным взглядом, по которому легко читалось, что он ещё совсем ребёнок, несмотря на возраст.

Его усадили на кресло-печку, правда тоже не стали привязывать. Астре пришлось сидеть в кресле следователя. Ирвин вышел. Они остались вдвоём. Молодой человек ободряюще улыбнулся девушке:

— Очень рад вас увидеть ещё раз, мисс Нова! Я всегда восхищался вами. Жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах…

— Так, — девушка подалась вперёд. — Рассказывай, что случилось и чего они от вас хотят.

— Кто хочет? — не понял молодой человек.

— Полиция, Комитет, Метрополия. Не знаю. Зачем нам с тобой устроили эту встречу?

Молодой человек посмотрел в пол:

— Я тоже не знаю. Нас взяли на Кречете. Я старался отстреливаться, но меня взрывом оглушило, а пришёл в себя я уже в вертолёте, связанный. Кто-то сам сдался, кого-то взяли. Нас таких человек сто, по слухам. Сидим в камере вдесятером, камеры периодически тасуют, потому удаётся общаться…

— Они говорят, что с вами будет?

— Говорят… Говорят, что всех казнят. Ну этого следовало ожидать, — тут молодой человек замолчал и как-то совсем сник.

Замолчала и Астра. Она смотрела на этого парня, красивого, молодого и… обречённого. Который сражался за независимость своей родины, но из-за того, что она, Муравей, Карет, другие руководители Сопротивления просмотрели, доверились Рингу и Томили, вся его борьба была бессмысленна. А теперь его казнят как преступника. Проклятье!

Они ещё немного поболтали, молодой человек старательно натягивал улыбку и просил Астру не падать духом. Но внутри него как будто выключили какую-то лампочку, он сидел перед ней грустный и опустошённый.

Когда его увели, снова вернулся Интерфер. Даже сел на кресло с ремнями. Сидел, молчал, смотрел в сторону.

Астра не выдержала первой:

— Я так понимаю, что у вас, капитан, есть ко мне какое-то предложение? Вы недвусмысленно дали понять, что моих соратников казнят. Но. Очевидно, я как-то могу их спасти. И этот способ мне не понравится?

— Вы всё точно угадали. Метрополия в лице Дешанеля гарантирует, что по повстанцам, которые не имеют отношения к Янтарным Людям, не будет ни одного смертного приговора. В одном случае.

— Говорите, не тяните. Вы знаете, я не Крыса, но на многое готова пойти, хоть голой меня по улицам водите и помидорами кидайте.

Интерфер молчал, обдумывая, как лучше сказать Астре то, чего они хотят. Наконец, начал:

— Астра, я очень надеюсь, что все ваши унижения, особенно сексуального характера, остались в прошлом. Вы же понимаете, что Метрополия не хочет вашего истязания, ей нужен мир и покорность колоний.

— Это не новость.

— И в свете всех событий, согласитесь, остаться колонией в составе Континента для Шарры не так уж и плохо.

— Капитан, говорите уже, не томите. Что от меня нужно?

Интерфер поднял глаза и быстро заговорил:

— Идея в следующем. Вас освобождают безо всяких условий, вы остаётесь жить на Шарре. И поступаете служить в полицию.

— ЧЕГО? — девушка выпучила глаза и подалась вперёд. — В полицию?! Я?! Вы в своём уме вообще?

— Я ожидал такой реакции. Но если вы успокоитесь, то поймёте план Континента.

— Лучше потрудитесь объяснить, я ещё долго не смогу успокоиться!

— После разгрома теперь уже всех баз повстанцы на Шарре почти потеряют силу. Но останется много людей, им сочувствующих. Или тех, кто с вами сотрудничал, но на базах не жил. О многих мы даже не знаем. Со временем они, так или иначе, могут возродить Сопротивление. Чтобы этого не произошло, их надо лишить надежды и дать им понять: жизнь колонией — их единственная судьба. Что они подумают, когда показания Ринга обнародуют, но при этом Астра Нова, говорящая голова и лидер, официально станет полицейским? Что вы их предали?

— Нет, — упавшим голосом ответила девушка. — Они подумают, что я с самого начала была агентом вашего ведомства и работала под прикрытием всё это время. Даже если сами до такой мысли не дойдут, им её подкинут на блюдечке наши же СМИ.

Интерфер развёл руками:

— Именно так, мисс Нова. План в этом. Взамен мы оставляем в живых… Континент оставляет в живых сто с лишним ваших соратников. Часть даже можно амнистировать, чего уж там, среди этой сотни и старики есть, и молодые совсем. Но они будут своеобразной гарантией вашей верности.

Вас определят служить в криминальную полицию, к Джозефу Карпентеру. Вот на этом настоял я, потому что изначально вообще планировали вас в рудную безопасность на место Когеля.

— Смешно, — девушка сама слышала, как глухо звучит её голос. — А чем в криминальной полиции лучше, чем у вас?

— Криминальная полиция не занимается политическими вопросами. Карпентер очень принципиален в таких вещах. Вам не придётся сталкиваться с теми, с кем вы сражались, и уж тем более не придётся ловить своих бывших соратников. Только благородная работа по поиску настоящих убийц и уголовников. Вот как-то так. Что скажете?

— А если меня убьют? Свои же, за предательство? Это вашим планом предусмотрено?

— Не останется уже на Шарре боевых соединений Сопротивления, которые способны на такое. Разве что какой-нибудь фанатик-одиночка. Но на первое время мы обеспечим вам охрану, это понятно. А потом… Вы удивитесь, как быстро все всё забудут. В современном мире новости протухают быстро, и уже через год вам даже не вспомнят эту историю. Равно как почти забыли тот мятеж восемь лет назад, и уже далеко не все, даже здесь, в полиции, знают, что значит моя нашивка лебедя. Так что? Наверное, нужно время подумать?

Астра посмотрела на капитана:

— А что изменит ваше время? Чего уж тут думать… Я уже натворила делов. Если мне теперь удастся спасти больше ста человек… Думаю, здесь не время для гордости.

Яндекс.Метрика