Глава 36. Свой-чужой.

Окна коттеджа были плотно зашторены, низенькая калитка закрыта. Ирвин легко перемахнул через неё и оказался на лужайке. Что дальше?

Лейтенант решил не идти в лобовую атаку, а аккуратно обошёл дом вокруг. Задняя дверь, вероятно, тоже заперта, но она куда менее внушительная, чем парадная, да и с дороги его не увидят. Задний двор коттеджа примыкал к точно такому же участку, но был отделён от него высоким забором. Интерфер на минуту остановился и огляделся. Он как-то не замечал этого раньше, но весь задний двор дома вообще был неявно огорожен. От соседних участков — высоким забором, от дороги — аккуратными деревьями с плотной листвой, которые примыкали прямо к стенам. Получалось такое укрытие, а если смотреть с фасада, сразу и не сообразишь. И вела в это укрытие лишь узкая тропинка.

Нет, не то чтобы это было странно, но уж не специально ли кто-то построил это укрытие?

Ладно. Интерфер подошёл к задней двери и подёргал ручку. Заперто. Ещё и без стеклянных вставок. Лейтенант отошёл на небольшое расстояние, разбежался и без особого шума вынес дверь вместе с замком. Сразу же упал на пол и откатился в сторону, целясь «Стерком» то вверх, то перед собой, то влево.

Никого. Он оказался в той самой роскошной кухне. Засада или кто-то ещё мог сидеть в другой комнате, хотя они не оставили бы без внимания такой бесцеремонный взлом. Значит, никого нет?..

Шаг за шагом Интерфер осмотрел дом, кухню, гостиную, поднялся на второй этаж, спустился в подвал. Пусто. В коттедже не было ни души. Впрочем, не самая плохая новость.

Поняв, что опасность ему не угрожает, лейтенант принялся осматривать дом более досконально.

Что искать? Что-то, что не будет иметь отношения к Альбине Вайолет, а будет принадлежать Крысе. Что именно, Ирвин не знал.

Но его противники явно хорошо готовились, в этом доме было много вещей, которые явно или не очень указывали на своего обитателя. Какие-то бухгалтерские документы, на части рукой Альбины стояла надпись «Проверено».

Несколько безделушек из разных колоний. Вроде как сувениры.

Куча разных баночек с кремами, скрабами и прочими женскими приспособами в шкафчике в ванной.

Бельё аккуратными стопочками в кладовке.

Нет, это место явно не должно было использоваться для подрыва власти Метрополии. Здесь жила благообразная и тихая аудитор, не более того. Что ж, что не расскажет дом, могут рассказать соседи. Ирвин спрятал пистолет, приготовил удостоверение и спокойно вышел через главный вход (дверь открывалась изнутри). По полицейской привычке он пошёл не налево (туда стремятся свернуть все люди в незнакомом месте), а направо.

В соседнем доме была такая же невысокая калитка, только тут лейтенант не стал нарушать частную собственность, а позвонил в маленький звоночек, установленный в калитке. Дверь дома открылась, и оттуда показался человек в чёрной куртке…

***

Астра так и не дождалась своего окончательного унижения. Когда Карл уже почти положил ей в рот свой член, дверь в её темницу распахнулась. В комнату ввалился один из бойцов, сжимая в руках винтовку.

Карл недовольно поморщился, хотя понял, что случилось что-то серьёзное. И всё же резко спросил:

— Стучаться не учили?

— Прости, шеф, дело срочное! Крысин дом полиция обыскивает!

— Чего? — Карл выпучил глаза и поспешно спрятал свой инструмент обратно в ширинку. — Как полиция? Они вас видели?

— Не знаю. Минут десять назад этот лейтенант, которого Крыса окучивала, перемахнул через ограду и пошёл на задний двор. А сейчас его тень в окнах за шторами мелькает, дверь, наверное, выбил.

— Так, — мучитель Астры глубоко вздохнул, видимо переваривая услышанное. — Так. Он один?

— Ребята больше никого с ним не видели.

— Это хорошо. Возможно, решил поискать что-то сам. Но там он ничего не найдёт и пойдёт по соседям. Я их полицейскую породу знаю. Давай всех в ружьё и включи радиозавесу, не хочу, чтобы он помощь позвал.

Боец кивнул и осторожно спросил:

— Приглушим его да на органы?

Карл отрицательно покачал головой:

— Может, сам уйдёт. Если так, то тем лучше для него. Ты давай мне винтовку, глаза верни в орбиты и спокойно иди к двери. Будет звонить — открывай и рассказывай нашу легенду. Живёшь тут с женой недавно, жены сейчас нет дома, ничего не видел, ничего не знаешь. Мы подстрахуем. Убивать — это на крайний случай, но если что — про запчасти не думай, не до того. Прикончить максимально быстро и тихо, понял?

Боец кивнул, отдал винтовку Карлу, поправил куртку, волосы.

Астра сидела на кровати и не верила своим ушам. Вот он, шанс! Главное, грамотно его использовать. Но как? Будь у девушки побольше времени, она бы состряпала красивый план, но времени не было.

А тут ещё Карл повернулся к ней и сказал:

— Я надеюсь, ты понимаешь: закричишь — и того полицейского просто придётся убить. В этом вся разница для тебя. Хотя нет, если закричишь, то для следующего раза я придумаю нечто особенно изощрённое.

***

Мужчина приветливо махнул Ирвину и ещё на ходу спросил:

— Вы что-то хотели?

— Колониальная полиция, — лейтенант показал удостоверение. — Мне надо задать вам несколько вопросов.

Мужчина в чёрной куртке удивился, но подошёл вплотную к калитке. Обоим она была едва ли по пояс:

— Полиция? Странно, у нас тут тихий райончик. Но я вас слушаю.

— Вы живёте здесь один?

— Нет, с женой. Мы переехали не так давно, ещё не успели ни с кем толком познакомиться. Простите, лейтенант, я всё же хотел бы уточнить: неприятности у нас или у соседей?

Интерфер кивнул на коттедж Альбины:

— Видите ли, хозяйку вон того дома недавно убили. Мы обязаны провести опрос.

Мужчина вздрогнул:

— Убили? Какой кошмар. Это случилось здесь?

— Нет, но в Терране. Значит, вы даже не видели свою соседку?

— Пару раз видел. Эффектная такая девушка, запоминающаяся. Но мы даже не здоровались. Так что я не знаю, чем могу вам помочь.

— Пожалуй, и правда не сможете. Извините за беспокойство, спасибо.

Мужчина кивнул. Интерфер посмотрел в сторону, что-то обдумывая. И тут из дома раздался пронзительный женский крик:

— Помогите!

***

Астра должна была попробовать. Несмотря на все угрозы Карла, это объективно был её последний шанс. Интерфера было жалко, в пару недолгих встреч Крыса успела поведать ей об охмуряемом объекте, лейтенант вроде был неплохой человек. Но полицейский сам выбрал себе сторону. Что ж.

Её крик о помощи заложил уши даже такому бывалому бойцу, как Карл. Он поспешно двинул ей прикладом винтовки, но поздно: снаружи уже грохнули два выстрела.

От удара Астра отлетела, но тут же вскочила на ноги и кинулась на своего мучителя. Карл попытался откинуть её ударом руки, но не совсем же она деревянная! Нова поднырнула под его предплечье и двумя руками ухватила между ног. Сжала изо всех сил. Карл закричал как резанный, попробовал вновь ударить её сверху прикладом, но девушка проскользнула между его широко расставленных ног и кинулась к выходу из комнаты.

Она стремительно пробежала коридор и оказалась в гостиной. Янтарные Люди, человек десять, попрятались под окнами, в руках каждого была винтовка. Несколько стёкол уже были разбиты, на тропинке к калитке лежало бездыханное тело того бойца, который пошёл открывать. Самого лейтенанта видно не было, но вряд ли бойцы Карла заняли бы оборону, если б Ирвин был убит.

Дальше девушка совершила ещё один отчаянный и, как оказалось, эффективный поступок. Она с разбегу подбежала к наиболее здоровому бойцу, который прятался под подоконником, вскочила ему на плечи и с размаху прыгнула в разбитое окно. Зацепила пару осколков, но всё же вылетела на улицу, к свободе.

Всё произошло так быстро, что никто даже не успел ей помешать.

Что теперь? Нова прижалась к земле и огляделась. Лейтенант прятался за добротным деревянным столом на лужайке, который он повалил и использовал как щит. Девушка выдохнула. Выхода было два: бежать к калитке, но там её обязательно убьют Янтарные Люди, или попытаться укрыться рядом с Интерфером — идея ещё более безумная, зато шанс есть. И Нова выбрала второе…

***

Ирвин обрадовался Астре как родной. Он сидел на корточках, надёжно защищённый массивом дуба, сжимал в руках пистолет и изредка стрелял в сторону окон. Когда девушка подползала к его укрытию, он высунулся, схватил её за шиворот и затащил к себе. Затем, тяжело дыша, спросил:

— Астра Нова, я полагаю?

— Она самая, — девушка прилегла рядом с ним. В голове после удара Карла звенела сотня колокольчиков, левая часть лица онемела, рука была в крови. Но она добралась, вроде даже сильных ран не было. Только вот что теперь?

— План есть? — быстро спросил Интерфер, осторожно выглядывая из засады.

Девушка отрицательно мотнула головой. Вот жизнь! Они со своим противником отстреливаются от её союзников и обсуждают дальнейшие действия, как давние знакомые! Ещё неделю назад девушка бы в такое не поверила:

— Плана нет, но моей смерти они хотят не меньше, чем вашей, лейтенант. Так что предлагаю бежать отсюда как можно скорее.

— Некуда. Их там много, и у них вся лужайка перед домом простреливается. Пока ты ползла, я несколько раз по ним палил, чтобы не высовывались.

В подтверждение его слов над их головами просвистела автоматная очередь.

Девушка посмотрела на лейтенанта. Хотя она старалась говорить спокойно, но в её голосе промелькнули нотки отчаяния:

— И что делать?

— Сидеть здесь и надеяться, что патронов у меня хватит на всех. И мастерства… А шансов мало, мисс Нова, ничтожно мало…

***

Пистолет Ирвина щёлкнул, но выстрела не последовало. Янтарные Люди среагировали мгновенно: тут же прекратили стрелять, выскочили из окон и кинулись по лужайке к импровизированному убежищу. Астра умоляюще посмотрела на Ирвина, но тот лишь хитро подмигнул ей, после чего сделал растерянно-испуганное лицо. «Стерк» он по-прежнему крепко сжимал правой рукой, левую засунул в карман куртки.

Бойцы окружили лейтенанта с Астрой, направив на них стволы винтовок. Неспешно подошёл Карл, своё оружие он уже успел сменить и сейчас держал в руках небольшой пистолет вроде «Магнетика». На его лице была усмешка и читалось превосходство, как будто подонок говорил: «Ну что, сбежали?».

Карл приставил дуло пистолета прямо к голове Интерфера:

— Сдавайся, служивый, выхода у тебя нет.

Ирвин навалился лбом на дуло и, глядя Карлу в глаза, ответил:

— Это в небесном гарнизоне у нас выхода не было. Но мы его нашли, — с этими словами он достал и разжал левую руку. В ней была осколочная граната со сдёрнутой чекой. Карл изменился в лице и первым кинулся подальше, в направлении калитки, остальные просто бросились врассыпную. Ирвин кинул гранату на расстояние не больше метра от себя, схватил Астру за шиворот свободной левой рукой и потащил к дому. Буквально перекинул её через подоконник. Когда он залезал сам, раздался взрыв и Ирвина забросило в гостиную взрывной волной. Впрочем, он моментально поднялся, подбежал к девушке, и они оба спрятались под подоконником. Интерфер так и не выпустил из рук пистолет, а тут ещё оказалось, что в кармане у него есть свежая обойма. Это внушало надежду.

Астра испуганно посмотрела на Ирвина:

— Вас осколками не задело?

— Это светошумовая граната. Много грохота, но в общем безобидная. А выглядит как осколочная.

— И давно вы носите с собой гранату?

Ирвин заправил в пистолет новую обойму и грустно усмехнулся:

— Семь лет не носил. А с недавних пор снова начал.

Тем временем их противники тоже немного оправились от взрыва. Раздался голос Карла:

— На что ты надеешься, боец?

— Пока я сидел на вашей лужайке, я успел отправить сигнал о помощи, у любого полицейского есть с собой тревожный брелок.

— И ты думаешь, что твой радиосигнал прошёл, прежде чем включили завесу?

— А ты думаешь, что он не прошёл? Положа руку на сердце, шансов у нас пятьдесят на пятьдесят. Только я уйти не могу, потому что вы не даёте, а вот что держит тебя, неясно. Но я могу догадаться, — Ирвин стремительно подскочил и сделал прицельный выстрел в окно. В ответ послышался чей-то сдавленный крик и ругательства, а сразу за ним — стрёкот винтовки. Астра почувствовала, как прямо над ними просвистела очередь. Но они вновь плотно прижимались к бетонной стене, и Янтарным Людям с их позиций попасть в них не удалось.

— Ну-ка, здоровяк, попробуй догадайся, — вновь раздался голос Карла.

— Тебе зачем-то нужна Астра. Без неё ты не уйдёшь, а она, как я вижу, в нетоварном состоянии. Пока не понял вашего плана, но готов ставить на что угодно: кишки тебе без неё выпустят. Потому ты и рискуешь, беседы тут со мной ведёшь и гадаешь, сколько у меня ещё обойм припасено.

— А ты неглуп, обычно если тело большое, то мозг маленький.

Ирвин, видимо, хотел усмехнуться, но он ещё тяжело дышал после их внезапного укрытия и потому получилось какое-то неуместное хрюканье.

— Но я тебе скажу так: я точно знаю, что обойма у тебя осталась одна, та, что в твоём пистолете. И там двадцать патронов. Нас тут десять человек, но я сильно сомневаюсь, что тебе удастся виртуозно перестрелять всех.

Ирвин шумно вздохнул. Похоже, он был согласен с Карлом. Хотя и слышала это только Астра.

— А потому я предлагаю тебе сделку. Ты отдаёшь мне девчонку, я ухожу. Мы все уходим, а ты ждёшь своих. Даже если потом правду расскажешь, никто тебя не осудит. А ведь всегда можно соврать что-то героическое.

Интерфер сжимал в руках пистолет с последними патронами. Астра посмотрела на него и больше не могла оторвать взгляд. Хотя Ирвин сейчас напоминал загнанную лошадь, на его лице читалась абсолютная решимость. Он посмотрел вверх и, обращаясь к Карлу, ответил:

— Я не отдам вам Астру, так что убить придётся нас обоих.

— На что вы надеетесь, лейтенант? На вашу последнюю обойму? Я даю вам шанс выжить. Отдадите девчонку, стрелять не стану, обещаю. Неужели эта преступница стоит вашей жизни? Или вы вдруг вспомнили, что под присягой обещали выполнять бессмысленные приказы начальства?

Но Ирвин явно уже всё решил для себя:

— Патроны ещё в обойме, и шанс есть. Что же до моей жизни… Из-за вас погиб мой лучший друг, та, которую я любил, тоже мертва. У меня только мои приказы и остались.

— Твой выбор.

После этой фразы повисла нехорошая тишина. Ирвин вслушивался, пытаясь понять, что же задумали их противники. Вдруг он изменился в лице, подскочил и направил пистолет на вход в комнату, сейчас прикрытый дверью. Астра поняла, что увидел лейтенант: лёгкую тень в проёме между дверью и полом. Интерфер сделал три выстрела, пули прошли насквозь. Из-за двери раздался дикий крик и грохот падающего тела. Минус один. И семнадцать патронов. Лейтенант вернулся к девушке под подоконник и торопливо растёр лицо левой рукой. Затем вполголоса сказал:

— А что мы-то молчим, а, мисс Нова? Может, тоже по мозгам им? — и следующую фразу уже прокричал: — Эй! Я только что одного из твоих… того… то ли ранил, то ли убил. Сходи посмотри, он под дверью лежит.

— Я слышал. Минус три патрона тебе!

— Ты отчаянный, это я уже понял. А те, что с тобой? А, ребята? Что вам такого обещано, что вы готовы тут свои головы сложить? Я против вас лично ничего не имею, мне нужен только ваш горластый главарь. Но он если и пойдёт на меня, то последним. А до того будет вас по одному, по двое подсылать, чтобы я патроны расстрелял! Но вдруг их у меня хватит на всех?

С той стороны повисла тишина. Ирвин слегка улыбнулся и продолжил:

— Горластый, давай ты следующий! Заходи с любой стороны, убьёшь меня — так тому и быть. Но я хочу, чтобы следующим был ты! Окажешь мне такую услугу?

Снова тишина. Астра постаралась ободряюще улыбнуться лейтенанту. Но вот следующего она никак не ожидала: в комнату буквально влетел один из бойцов Карла. Ирвин успел среагировать и выпустил в него две пули, однако для этого ему пришлось наклониться вперёд и высунуться из-под узкой полосы подоконника. А в оконном проёме уже стоял следующий приспешник Карла. Он ударил лейтенанта ногой по макушке так, что тот растянулся на полу и выронил пистолет. Боец остался стоять в проёме окна и направил на Ирвина лёгкий обрез:

— Прости, лейтенант, но ты многого не знаешь о Янтарных Людях. У тебя есть приказы, у нас есть свои мотивы, чтобы рисковать головой.

Продолжая держать Интерфера на мушке, он запрыгнул в комнату. Астра постаралась отползти поближе к полицейскому, в это время в окне появилась фигура ещё одного Янтарного Человека. По лицу девушки впервые за несколько дней побежали слёзы. Нет ничего страшнее рухнувшей надежды. Когда Ирвин появился на пороге этого дома, да ещё и устроил такую виртуозную бойню, ей показалось, что всё это может закончиться и она выберется из самой страшной передряги в своей жизни. Увы, чуда не случилось.

Девушка попыталась добраться до пистолета Интерфера, но тот приспешник, что оглушил лейтенанта, отопнул его ногой раньше, чем она вообще смогла доползти до них.

Второй боец, что стоял в проёме, также запрыгнул в комнату, а следующим залез уже Карл.

Девушка с ужасом смотрела на своего мучителя. Тот ухмыльнулся и подошёл к ней:

— Ну что, мисс Нова, успеем мы ещё порезвиться перед тем, как всё? Мы оба знаем, что сигнал лейтенанта не прошёл радиозавесу, слишком много времени мы тут палим почём зря. И полиция на звуки выстрелов что-то не едет.

Ирвин застонал и зашевелился на полу. Карл с чувством пнул его ногой в живот:

— Получай! Надоело мне в благородство играть. Я дал тебе шанс, ты его упустил.

Он подошёл к пробитой пулями двери и открыл её. Боец, который пытался подобраться к ним с тыла, лежал в коридоре и не подавал признаков жизни. Карл покачал головой:

— Убит. Лейтенант, хорошо стреляете. Поменьше бы таких в полиции, впрочем, это легко устроить. Только я всё же хочу последний раз… как бы это покрасочнее выразить… Войти в революцию. Так, наверное, — с этими словами он подошёл к Астре, схватил её за волосы и взялся за край камуфляжных шорт, намереваясь их содрать.

Но не сумел. Вдали, на улице, послышался металлический гул, как будто кто-то ударил по листу железа. В тот же момент Ирвин собрал последние силы и резким ударом плечом под колено сбил Карла с ног. Однако даже не попытался добить противника, а накрыл Астру своим телом и зажал девушке уши.

Нова перестала воспринимать события, они проносились мимо неё как во сне. За окном полыхнуло яркое огненное зарево, тех бойцов, что стояли на ногах, сбило ударной волной. Девушка видела, что как минимум один из них ударился головой о бетонную стену. На миг солнечный свет потускнел и за окном, где-то вдалеке, пронёсся силуэт вертолёта, его стрёкот Нова услышала, лишь когда Интерфер убрал руки с её ушей.

Раздавались крики, ругань и стрельба. Похоже, что в оставшихся на улице Янтарных Людей выпустили снаряд с вертолёта и теперь усиленно их добивали наземными силами. Неужели сигнал Ирвина о помощи всё-таки прошёл?

Трое бойцов, что залезли в комнату первыми, лежали без движения: одного убил лейтенант, остальных оглушило взрывом.

Карл же быстро приходил в себя. Оглядевшись вокруг и поняв, что эту битву он уже не выиграет, её мучитель встал на ноги и захромал к двери. По пути бросил Ирвину:

— Ещё увидимся, лейтенант!

Астра вспомнила, как Янтарные Люди говорили о потайных лазейках в доме. Проклятье, Карл ведь и вправду мог уйти, тем более что те, кто сейчас снаружи, вряд ли начнут штурм сразу!

— Нет, не увидимся, — раздался у неё над ухом голос лейтенанта. Интерфер успел поднять с пола обрез второго бойца и выстрелил Карлу в спину. Несколько десятков мелких дробинок буквально изрешетили командира Янтарных Людей, он с хлюпаньем упал лицом вперёд прямо на пороге и больше не шевелился.

«Туда тебе и дорога!» — подумала девушка.

Крики за окном стихли, выстрелов тоже не было слышно. Только гул барражирующих вертолётов. Ирвин перевернулся на спину и направил обрез в оконный проём. Встать на ноги он даже не пытался. В таком напряжении прошла долгая минута.

Наконец, с улицы послышался голос:

— Это полковник Флёр Дешанель, Комитет Метрополии! Вы окружены! Есть кто внутри?

Ирвин облегчённо выдохнул, опустил обрез и прокричал:

— Это лейтенант Интерфер, колониальная полиция. Внутри мы с Астрой Новой и ещё двое бойцов противника, они без сознания. Я ранен!

За окном послышалось какое-то шебуршение, потом проём уже в который раз закрыла огромная тень. Только теперь это был штурмовик Комитета. Потом ещё один и ещё. И, наконец, залез сам Дешанель. Непривычно было видеть его в форме, да и ему самому явно было не очень комфортно. Но идти на такой штурм в пиджаке было уж совсем глупо.

Полковник неуклюже спрыгнул на пол и огляделся вокруг. Штурмовики уже связывали выжившим Янтарным Людям руки сзади какой-то прозрачной проволокой. Астра вспомнила, что Комитет не любил наручники.

Дешанель поцокал языком, оглядывая комнату. Потом подошёл к Карлу, который так и лежал в дверном проёме, и, брезгливо морщась, перевернул его ногой на спину. Всмотрелся в лицо и вдруг улыбнулся:

— Какого кабанчика вы нам подстрелили! Янтарный Человек, кличка «Карл», настоящего имени никто не знает. Можно прямо сейчас отрезать голову и везти в Метрополию, они давно его ищут. Пометка в деле: «Живым не брать». Ну, никто и не взял.

Ирвин сел на полу и стал водить по лицу, стараясь стряхнуть капельки крови и пота. Дешанель достал из нагрудного кармана жилета платок и протянул полицейскому:

— Бонус вам от Комитета, капитан. Впечатляет, очень впечатляет

— Спасибо, сэр, но я только лейтенант.

— Да как бы вам за такую добычу кем повыше не стать. Думаю, что капитаном я вас могу называть не задумываясь.

Ирвин пожал плечами. Ему было особо не до регалий, после всего случившегося он просто хотел оказаться в тёплой кровати подальше от этого места.

Но Флёр не унимался.

Теперь он подошёл к Астре. Она смотрел на него снизу вверх, но в себя пришла ещё не окончательно. В ушах по-прежнему стоял гул от взрыва.

— Как будем делить добычу? Вы потребуете, чтобы я доставил вас обоих в штаб колониальной полиции, или я могу сразу везти преступницу в Метрополию?

— Как вы посчитаете нужным. Вы выше меня по званию, вас больше, и вообще это явно ваша операция. Мне уже всё равно. Живы — и ладно.

Дешанель слегка кивнул и ответил:

— Разумный ответ. Идите в вертолёт, мы отвезём вас к вашим друзьям.

Интерфер поковылял к окну. Похоже, ему не повезло упасть так же удачно, как Астре, и он слегка прихрамывал. Дешанель секунд пять провожал его взглядом, потом повернулся к девушке:

— Что же касается вас, юная леди, то я не в восторге от того, что придётся сделать. Но. Служба.

С этими словами Дешанель схватил девушку за волосы и рывком поставил на колени. Астра почувствовала, как к её лбу прикоснулось холодное дуло пистолета.

— В соответствии с решением Метрополии, вы проговариваетесь к смертной казни. Приговор привести в исполнение немедленно.

— НЕТ! — Интерфер, который уже закинул одну ногу на подоконник, развернулся и бегом кинулся обратно. Хотя бежал он не очень уверенно, но всё же успел оказаться рядом, прежде чем комитетчик спустил курок. Ирвин вырвал у него Астру и спрятал за собой. — Нет! Что вы творите? Вы же сами сказали, что повезёте её в Метрополию!

Флёр несколько опешил от такой реакции и не сразу собрался с мыслями — на его лице промелькнуло недоумение. Потом всё же ответил:

— ЛЕЙТЕНАНТ, эта девушка — преступник. Существует секретное распоряжение: если она попадёт в руки к нам — казнить её на месте.

— Я не видел такого распоряжения!

— Вы и не могли его видеть: это секретный документ исключительно для сотрудников Комитета. Если бы она попала в руки полицейских, то её бы судили, да. Но ей не повезло, и я обязан выполнить свой приказ.

— Нет, — Ирвин продолжал прятать девушку за свою спину. — Если вам уж так угодно, она попала в руки именно полиции и подлежит доставке в наш штаб, откуда попадёт на суд. И если её приговорят к исключительной мере — так тому и быть. Но всё будет только так и никак иначе.

Астра почувствовала, что её тело прислоняется к чему-то холодному. Пистолет, наполовину полный пистолет Интерфера был в кобуре, лейтенант даже не думал доставать его.

Дешанель снова стал непроницаемо холоден.

— Лейтенант. Отдайте нам девушку, и больше никто в этой истории не пострадает.

— Ну а если не отдам?

— Тогда в этой комнате станет на один труп больше.

— И вы это сделаете? — тут Ирвин слегка приподнял руки вверх. — Вы меня убьёте, хотя я не пытаюсь напасть на вас? За что? Я не предатель, я выполняю свой долг, и ещё минуту назад вы говорили, что быть мне за это капитаном. А сейчас собираетесь нарушить «свой-чужой» ради того, что и так может произойти? Дешанель, подумайте хорошенько: оно вам надо?

Дешанель умолк и долгих десять секунд рассматривал полицейского. Потом вздохнул и махнул рукой своим подчинённым:

— Прикончить их!

Астра зажмурилась. Пуля попадала в неё лишь однажды, и она ещё помнила эту резкую, пронзающую тело боль. Сейчас всё должно было быть раз в десять страшнее. Или, наоборот, они даже ничего не успеют понять? Но… где же выстрелы? Она осторожно выглянула из-за спины Ирвина.

Весь отряд Дешанеля стоял кто где, растерянно опустив винтовки. Флёр повторил с нарастающей яростью в голосе:

— Я приказал убить их.

И снова тишина. Наконец, один из штурмовиков неуверенно сказал:

— Сэр, но… это же СВОЙ.

— И что? Он отказывается выполнять приказ.

— Вообще-то, именно его он и выполняет, у вас с ним просто приказы разные…

Дешанель оглянулся и изумлённо посмотрел на своего подчинённого:

— Бунт на корабле?

— Нет, сэр, насчёт девчонки возражений нет. Но в лейтенанта мы стрелять не будем…

— Тогда я сам! — с этими словами Дешанель поднял свой пистолет и…

Яндекс.Метрика