Глава 35. Милое Чудовище.

Астра сидела на топчане и жадно пила минеральную воду из пластиковой бутылки. Карл сидел на своём любимом стуле и с усмешкой смотрел на этот процесс:

— Видите, мисс Нова, мы не морим вас голодом и не заставляем мучиться от жажды. А вы нас так ненавидите. За что, спрашивается?

Девушка допила воду и отшвырнула бутылку, причём попыталась попасть в своего мучителя. Тот даже не уворачивался, и пустая пластиковая тара угодила ему точно в лоб. Правда, тут же отскочила, не причинив никакого вреда. Астра легла и отвернулась к стенке.

— Бросьте, давайте поговорим, — Карл был в каком-то приподнятом настроении.

Девушка повернулась и изумлённо посмотрела на мужчину:

— «Поговорим»? Карл, вы ничего не перепутали? Если бы в этой комнате был хоть один острый предмет, он бы уже торчал у вас из горла. Не о чем мне с вами говорить. Если опять пришли делать своё дело, делайте.

— Да что-то поднадоело, — Карл поднялся со стула, и Астра, которая так активно бравадилась, внутренне съёжилась. Она пыталась заставить себя не бояться этого человека, но было трудно. Когда кто-то может проникнуть внутрь твоего тела так, как захочет, при этом причинив невыносимую боль… такого трудно не бояться.

Но Карл и правда был настроен миролюбиво. Он подошёл к зарешеченному окну и посмотрел на улицу.

— Полдень. Вы тут уже несколько дней. И только интимные отношения, — тут он грубо засмеялся своей шутке. Девушка юмора не оценила, и он продолжил: — Я бы свихнулся за это время.

Вот тут он был не прав. Янтарным Людям в изощрённости пыток было далеко до Комитета Метрополии. Они не знали, что некоторые мучения нельзя совмещать. Если человека хотят свести с ума одиночеством, его запихивают в камеру без окон и дверей, максимально оградив от внешних контактов. Чтобы никто и ничто не мешало ему выедать самого себя изнутри.

В случае с Астрой она слишком много спала, когда организм в очередной раз не выдерживал истязаний и отключался. А во время процесса изнасилований было как-то не до самоедства. Так что девушка испытывала широкую гамму чувств: от стыда и беспомощности до ненависти к своим тюремщикам. Но с ума пока вроде не сходила.

Правда, недавно она поймала себя на мысли, что у неё появилось какое-то уважение к Карлу, это явно начинал сказываться синдром заложника. Но и с этим удавалось справиться.

Самое страшное, что в те недолгие минуты, когда Астра бодрствовала и была одна, она успела изучить своё место заточения вдоль и поперёк. И у неё не было ни единой мысли, как вырваться отсюда. Впервые в жизни она пожалела, что такая маленькая: справиться с бойцами Карла у неё шансов не было. Значит, оставался один вариант. Астра развернулась на топчане лицом к своему тюремщику:

— Ну хорошо, Карл, давайте поговорим. О чём говорить будем? О лютиках или о том, какие ещё позы не принимала Астра Нова?

Её собеседник усмехнулся и тоже повернулся к ней:

— Ну… Полагаю, в нашем с вами контексте общения глупо спрашивать о ваших сексуальных предпочтениях.

— Думаете, я не отвечу?

— Думаю, я всё равно проигнорирую эту информацию, — улыбка Карла стала зловещей.

Девушку передёрнуло. Хотя чего уже бояться, попробуем в лоб:

— Карл, может, всё же скажете мне, зачем всё это? Я уже поняла, что я не жилец и всё это делается, конечно же, не для удовлетворения ваших грязных желаний, а исключительно для высокой цели. Чтобы моё обезображенное тело вызвало волну бунтов на Шарре.

— Язвите? Зря. Общую мысль вы уловили верно, ну а раз процесс можно сделать приятным хотя бы для одной стороны, то почему нет? Я Янтарный Человек, мне других людей не особенно жаль. Вы, мисс Нова, для меня просто мясо. Как бы грустно это ни звучало.

Нда, Карл умел подбирать слова. Астра старалась говорить спокойно и так, как будто не было последних нескольких дней, но голос девушки дрожал:

— И сколько мне ещё так мучиться? Вы чего-то ждёте, или вам просто скучно?

— Протесты сами собой не рождаются, нужно хорошенько подготовить почву, чем сейчас и занимается Ринг. А ему ой как непросто, его тут каждая собака ищет. Как только будет сигнал, сразу оборвём ваши страдания. Обещаю, дольше, чем нужно, это не продлится.

Нет, ну вы посмотрите, какое благородство!

— И всё же я не понимаю: зачем это всё? Сопротивление переживает не лучшие годы, даже помощь Янтарных Людей ничего не изменит. Ну введут внешнее управление, армию пришлют, если полиция не справится. Сколько раз так было в других колониях, так было на Шарре восемь лет назад. Толку-то? Столько народа погибнет бессмысленно!

— Бессмысленно не бывает ничего. На мой субъективный взгляд, ответ вообще лежит на поверхности, и он очевиден, если вы следили за политической обстановкой в других колониях. Ну да ладно. Астра, хотите выходной?

— Что? — девушка не ожидала такой резкой смены темы.

Карл улыбнулся, но ничего хорошего это не предвещало:

— Я предлагаю вам выходной. Сегодня я какой-то миролюбивый, у меня такое редко, но бывает. Сегодня вас не будут мучить. За это вы сейчас откроете свой ротик, и я положу туда один свой интересный орган. Вы сделаете мне приятно и можете отдыхать. Либо как обычно.

Астру снова передёрнуло. Она прекрасно поняла, что делает Карл. Все эти дни ей хватало сил хотя бы пытаться сопротивляться, потому Янтарным Людям приходилось её держать или связывать. Надо сказать, что Карл был в этом весьма изобретателен, и всё же Астра тешила себя надеждой, что она хотя бы пытается бороться. Несмотря на свою биографию, она не хотела сдаваться именно сейчас и именно этим людям.

Сил осталось всё меньше, а день отдыха… Она сможет подумать, немного подлечить раны. Может, всё же придумает выход, наконец на это будет время. Предложение невероятно заманчиво, тем более что член Карла побывал у неё во рту уже бессчётное число раз. Но не так. Сейчас ей фактически предложили сдаться. И признать, что всё то хилое сопротивление последние дни было зря. Но день отдыха…

Астра закрыла глаза и открыла рот.

Яндекс.Метрика