Глава 34. Хвост Крысы.

Мистери вздохнул и оглядел своих сотрудников. Пожалуй, это было первое совещание, от которого никто даже не попытался отлынуть, хотя утро пятницы выдалось на редкость солнечным. В кабинете стояла гробовая тишина, но полицейские были напряжены до предела. И единственное пустое кресло Криса Когеля только подливало масла в огонь. Командующий собрался с мыслями и начал:

— Как вы все знаете, во вторник лейтенант Крис Когель был убит. Не героически, напротив, он был убит, когда пытался помочь террористам сбежать. К сожалению, ему это удалось, хоть и стоило жизни. В сухом итоге мы вынуждены признать, что в наших рядах затесался предатель. Более того, это теперь знает Метрополия, поскольку операцию по задержанию проводил именно Комитет. Скажу честно, это не просто плохо. Это очень плохо. В кулуарах Континент подумывает ввести внешнее управление.

По кабинету пронёсся изумлённый вздох. Мистери поднял руку, пресекая возможные вопросы:

— Напомню всем, внешнее управление вводится там, где местные силы правопорядка не в состоянии совладать с ситуацией или полностью себя дискредитировали. Они отстраняются от работы, их место занимает армия Метрополии до формирования обновлённой полиции. На Шарре так было восемь лет назад. Я этого не застал, но те из вас, кто имеет нашивки лебедя, должны хорошо помнить ту историю. Если вкратце: это очень плохо для нас. Восемь лет назад полиция разделилась на два лагеря, большинство из тех, кто поддержал Метрополию, автоматом прошли переаттестацию и вернулись в наши ряды. Поддержавшие мятижников были осуждены, часть казнены. Полиция была сформирована заново из курсантов и сотрудников других колоний. По какому принципу переаттестация будет сейчас, я не знаю и знать не хочу. Мы должны не допустить внешнего управления любой ценой.

Начальник одного из отрядов поднял руку и осторожно спросил:

— Что мы можем для этого сделать?

— Найти Астру Нову. И уничтожить ещё одну базу повстанцев. Формально Континенту нечего нам предъявить: на Шарре порядок, волнений нет, уровень преступности не больше, чем обычно. Но предательство офицера нам совсем не на руку. Тем более, на фоне недавнего теракта у стен офиса Комитета. Официально вопрос внешнего управления не поднимался, но, сами понимаете, всегда есть те, кто готов поделиться информацией. В общем, если сейчас докажем свою лояльность, исправим ошибки, то всё обойдётся.

— А почему это наши ошибки? — один из офицеров уже начал говорить и запоздало поднял руку, но Мистери не стал обращать внимание на такую формальность. — Операцию по задержанию проводил Комитет, они искали вообще не Нову, а какого-то Ринга. Ирвина привлекли в последний момент, он ничего не знал. И тем не менее ракетница оказалась только на его винтовке. Комитетчики вчистую всё слили, а мы отвечай!

Командующий развёл руками:

— А когда Комитет признавал свои ошибки? Формально «свой-чужой» они соблюли, а в остальном… Поверьте, с них Континент спрашивать не будет, по сути, они и есть Континент. И скажите спасибо, что Дешанель не инициировал расследование против Ирвина и отдела рудной безопасности за Криса.

Интерфер поднял руку.

— Да?

— Расследования не будет?

— Нет. Дешанель считает, что повышенный интерес со стороны повстанцев к твоей персоне пока твоя же главная защита. Конечной целью всего этого театра с Альбиной Вайолет была попытка завербовать тебя либо выведывать нужные сведения тайно. Своими действиями ты это пресёк. Таково мнение Дешанеля. И, Ирвин, прошу тебя, пусть они в это верят и дальше. Не лезь в расследование по делу Крысы, содействуй по Когелю. Я прекрасно понимаю, как тебе сейчас нелегко. Но если ты поведёшь себя правильно, припомнят и верность восемь лет назад, и нынешние заслуги, сможешь стать капитаном быстрее, чем думаешь. В противном случае я с трудом могу предсказать развитие событий.

Интерфер уставился в стол. Коллеги тоже притихли.

— Ты с чем-то несогласен?

— Командующий, при всём уважении. Они вчера разыграли целый спектакль в парке. Мне сказали, что Альбину хотят задержать, по факту оказалось нужно лишь её признание, похоже, сомнения были до последнего. После того как она подтвердила, что она — Крыса, её просто пристрелили. Я… Я не хочу говорить о справедливости в этой ситуации, но она могла сообщить важные сведения, могла стать ценным свидетелем. Получается, что Комитет на словах борется с терроризмом, а по факту вставляет нам палки в колёса.

— Ирвин, ты прекрасно знаешь, чем была знаменита Крыса. Комитет борется с врагами Метрополии в целом и врагами отдельных влиятельных людей в частности. И всё, более я не хочу возвращаться к этой теме.

Тут он хлопнул в ладоши, показывая, что больше не намерен слушать возражения:

— Так, резюмирую. Сейчас у нас две главные задачи. Поддерживать на Шарре порядок, давя в зародыше любые выступления, и найти Астру Нову. Я прошу каждого подумать, что лично он может сделать для этого. А вам, лейтенант Интерфер, персонально. Работайте и забудьте вчерашние события как страшный сон.

***

После совещания Ирвин вышел из кабинета первым. Ему было неуютно под сочувственными взглядами коллег и совсем не хотелось обсуждать с ними хоть что-то из событий последней недели. Ни Альбину, ни Когеля. Да и надо было подумать.

В кабинете без Криса стало как-то пусто. От мятежного лейтенанта остался только стол да кресло, всё остальное изъял Комитет. Почему-то именно за этот стол сел Ирвин, даже ноги закинул, как любил Когель — обе сразу на столешницу.

Итак, главная проблема в поиске Новы и Ринга оказалась в вертолёте. Точнее, не в нём самом, а в том, что Комитет неожиданно не смог его отследить и упустил две ключевые фигуры Сопротивления. Вопрос: где могут быть эти люди?

Лейтенант откинулся на спинку кресла. Нет, ну что он себе тут навыдумывал? Астру и Ринга ищет половина полиции и все подчинённые Дешанеля в полном составе. Неужто он сможет найти их быстрее?

Ну а почему бы и нет, в конце концов? Мистери фактически снял с него все задачи, делать нечего абсолютно, а выть с тоски в кабинете совсем не хотелось.

Итак, что он может сделать, что может придумать, какой след есть у него, которого нет больше ни у кого?

Ответ напрашивался сам собой: Альбина. Похоже, девушка прониклась к нему симпатией… и он к ней, что греха таить. Так, к чёрту эмоции! Ещё раз. Она прониклась к нему симпатией, могла сболтнуть что-то лишнее. Что-то, что подскажет ответ… Где искать Нову.

Ирвин снова и снова прокручивал в голове все их разговоры, но пока не было ни намёка, ни мысли. Одно несомненно: Астра и Ринг, похоже, предпочли остаться в Терране. Почему — сложный вопрос, но вряд ли они сейчас на базе повстанцев. Ринг очень осторожен, Дешанель сам рассказывал. Он залёг на дно, но с этого дня всё равно должен иметь возможность как-то управлять событиями. На это же дно положил Астру, но от неё толку мало, она лидер формальный, без её мнения решения всё равно можно принимать. Её просто где-то спрятали. Где?

Тут Ирвин аж подпрыгнул. Он вдруг вспомнил роскошный коттедж Альбины. Стоп! Но Комитет Метрополии уже наверняка там побывал. Пробили её место жительства и…

Хотя знали ли они об этом месте? Дешанель и Мистери с Ирвином Крысу не хотят обсуждать принципиально. А зря.

Тогда, в баре, Дешанель обмолвился, что девушка могла записывать их встречи на видео, когда была на своей территории. То есть он понимал, что живёт она не в гостинице.

С другой стороны, Альбина жила тут по поддельным документам, и у неё была какая-то личность, даже вон корки Комитета подделала. Но не факт, что коттедж в эту личность вписали, по документам она вообще могла жить в Метрополии, а тут снимать какую-то квартирку.

Интерфер крутанулся в кресле, потом встал, подошёл к своему столу и достал оттуда запасную обойму для «Стерка». В конце концов, коттедж — это след, а прокатиться в пригород Терраны не займёт много времени.

***

Пока лейтенант ехал в пригородный посёлок, в котором жила Альбина, погода начала портиться. Свинцовые тучи вновь моментально затянули небо, но гроза никак не начиналась. Ирвин терпеть не мог это предосадочное состояние: стало невероятно душно, у него на лбу даже выступили капельки пота. Хорошо, что в полицейской машине был микроклимат.

Посёлок и коттедж он нашёл без особого труда. И уже на подъезде понял, что его догадка, похоже, подтвердилась. Обычно после осмотра полицией или Комитетом дома преступников на какое-то время опечатывали, чтобы в случае чего можно было вернуться и осмотреть всё ещё раз. Ни на калитке, ни на входной двери такой печати не было.

Иврин равнодушно проехал мимо и свернул в ближайшем переулке. Он не хотел светить полицейскую машину лишний раз, из дома за ним могли наблюдать.

Кстати, о наблюдении. Комитет мог всё-таки знать про коттедж, но специально не стал опечатывать его, а оставил внутри засаду. Запросто, между прочим. В этом случае надо свой приезд сюда согласовать с Дешанелем, заодно сообщить полковнику информацию о месте жительства Альбины, вдруг он и правда не знает. По «свой-чужой» это будет правильно.

Ирвин проверил «Стерк» и убрал его в кобуру под мышкой. Ему снова вспомнилось, как элегантно полковник застрелил девушку из его же пистолета его же руками.

— Обойдётесь, Флёр! — тихонько сказал он сам себе и вылез из машины.

Яндекс.Метрика