Глава 31. Коллеги.

Перед очередной встречей с Альбиной Ирвин заметно нервничал. Хотя тогда, в баре, он не узнал девушку на фото, молодого лейтенанта всё равно грызли сомнения. Очень уж точно Дешанель описал то, что происходило в их отношениях. «Полежать на плече, послушать полицейские байки, дать ощущение нужности». С другой стороны, сам полковник признал, что раз Альбина не похожа на фото Крысы даже отдалённо, то и говорить не о чем.

В этот раз, после всех прошедших событий, Ирвину, как никогда, нужно было увидеть девушку. Но он уже сам не знал, сможет ли ей доверять, как раньше. Несмотря ни на что, червячок сомнений просто выедал изнутри. Встречу назначили на вечер среды.

Альбина была, как всегда, красива и миловидна, на этот раз в коротких голубых шортах и голубенькой же маечке: погода на Шарре что-то разгулялась. Молодые люди встретились, обменялись традиционным поцелуем в губы и медленно направились домой к Ирвину. По пути девушка весело щебетала, рассказывая очередной смешной случай на работе. Интерфер слушал отрешённо. На полпути Альбина остановилась и потянула лейтенанта за руку:

— Ирвин, на тебе лица нет. Что-то случилось?

А, была не была! В подробности не вдаваться, но общую идею рассказать!

— Альбина, случилось… Криса убили вчера…

Девушка потрясённо смотрела на него:

— Твоего напарника? Но как… И почему ты молчал? Я тут свои глупости рассказываю…

Они вновь медленно двинулись вперёд. Ирвин тяжело вздохнул:

— Самое ужасное, что убили его агенты Комитета. Он перешёл на сторону повстанцев, и…

Тут лейтенант вкратце пересказал вчерашние события. Альбина слушала не перебивая и всё время держала за руку, хотя до этого активно жестикулировала.

Рассказ окончился как раз тогда, когда они подошли к дому Ирвина. В полной тишине поднялись к нему в квартиру. Уже внутри девушка усадила его на кровать, сама села перед ним и положила голову ему на колени:

— Ирвин… Это всё, конечно, ужасно. Я тебя понимаю… У меня друзей не убивали, но я могу представить, что тебе сейчас нелегко. Тем более что твой друг оказался предателем… А это точно? Может, его просто подставили?

— Точно. Он при мне помог сбежать Астре Нове.

— Ох ты… Как ты думаешь, почему он так поступил?

— Ну… На прежнем месте службы у него была одна неприятная история, когда он проявил принципиальность и в итоге попал в разряд коррупционеров по ложному обвинению. Наш мир вообще несправедлив, я думал, что Крис воспринял ту ситуацию как урок. Но, похоже, он затаил злобу на Метрополию и решил побороться с ней, так, как мог.

Девушка запрокинула голову и задумалась. Потом спросила:

— А что там была за история?

— Да не суть важно, на самом-то деле, смысл в том, что он начал бодаться с одним чиновником, ставленником Континента. И не смог ничего сделать.

— И что теперь?

Ирвин пожал плечами:

— Не знаю. Против отдела рудной безопасности начнут расследование, меня могут на какое-то время отстранить от дел. А может, нет. Никто точно не знает, наверняка будет какая-то проверка из Метрополии. Думаю, она решит нашу судьбу.

Альбина заволновалась:

— Но они ничего тебе не сделают?

— Да я думаю, даже от дел не отстранят. По нелепой случайности я оказался в связке «свой-чужой». Это когда в любом деле против полицейского Комитет должен приглашать нашего представителя. Так же и наоборот, но дел полиции против Комитета я что-то не припомню. Так что я присутствовал на задержании Криса.

Девушка посмотрела на него огромными глазами:

— Но ведь это не ты его…

— Нет, конечно, нет. Штурмовики Комитета решили не рисковать. Может, оно и к лучшему. Если бы Крис попал в застенки к Дешанелю, ему бы пришлось плохо. А итог всё равно один.

Альбина тяжело вздохнула, поднялась на ноги и прошлась по комнате. Интерфер так и остался сидеть на кровати, глядя перед собой. Девушка вновь повернулась к Ирвину и осторожно спросила:

— А как ты считаешь, он поступил правильно?

— Что? — Интерфер непонимающе посмотрел на неё.

— Ну… Я обещаю, что этот разговор останется только между нами… Я понимаю, что ты полицейский и всё такое… И всё же? Ты считаешь, что он поступил неправильно, или…

— Альбина, Крис поступил по-своему. За три года я успел его неплохо выучить: его помощь повстанцам — это такая маленькая месть Метрополии. И это было вполне в его характере. Но вот то, что он оказался в самом центре операции Комитета.. Думаю, такое для него самого стало неожиданностью. Что-то где-то пошло не так… Или его кто-то подставил… Или его что-то вынудило так поступить. Не знаю, да сейчас это уже не так и важно.

— А лично ты его осуждаешь за предательство?

Ирвин вздохнул. Потом ответил:

— Нет. Я его понимаю. Не думай, что я уж такой фанат Континента. Поверь, я понимаю, что они творят много мерзостей и много несправедливости в этом мире на их счету. Но пока они лучшее из того, что я вижу. Крис видел чёрную сторону Метрополии, я видел чёрную сторону повстанцев. И вижу, кстати. Ты знаешь, что их поддерживают Янтарные Люди?

Альбина удивилась, хотя как-то наигранно:

— Да? Нет, не знала. А им-то какая выгода с революции?

— Поди разбери. Но я бы не стал стоять с ними плечом к плечу. Уж лучше против них. Глядишь, обе почки на месте останутся, — последнюю фразу Ирвин сказал с горькой усмешкой.

Девушка кивнула. Затем спросила:

— Ты не возражаешь, если я схожу в душ? Может, после него у меня получится тебя развеселить…

Молодой человек грустно улыбнулся и сделал жест в сторону ванной.

Когда Альбина включила воду, он встал с кровати и принялся ходить по квартире. Вчерашний разговор с Дешанелем не шёл у него из головы. А тут ещё она стала задавать такие странные вопросы, что… Да нет, не может быть. И ничуть эти вопросы не странные, уточняет, как он относится к бывшему напарнику. Или…

Интерфер посмотрел на журнальный столик. На нём Альбина оставила свою сумочку, да ещё и оставила открытой. Он осторожно подошёл к ней. Нет, рыться в чужих вещах — это уж чересчур… Надо решать: или он ей доверяет, или нет. Или…

Он осторожно, не трогая руками, заглянул внутрь. Блокнотик, тушь, ключи… Ничего особенного. Только… Тут сердце лейтенанта заколотилось с бешеной скоростью. Из бокового кармашка торчал краешек какой-то обложки. Удостоверение. Приметного малахитового цвета. Ирвин не раз видел такие в своей жизни. Он осторожно протянул руку и достал его. Ну точно, малахитовая обложка, удостоверение. Открыл. Нет. Нет. Нет. Это ставило всё с ног на голову. И придавало всем событиям новый смысл. И его разговору с Дешанелем, и вопросам Альбины…

Лейтенант заглянул внутрь.

«Альбина Вайолет, оперативный агент, управление специальных операций».

Малахитовые удостоверения — визитная карточка Комитета Метрополии. В прямом и переносном смысле.

— Что ж вы за игру задумали, полковник Дешанель? — прошептал Интерфер.

Яндекс.Метрика