Глава 29. Та, кто рядом с тобой.

Бармен Колин Мейл спокойно посмотрел на своего единственного посетителя и спросил:

— Ещё виски, здоровяк?

Молодой человек, который сидел напротив него за стойкой, уже был в подпитии, но пока хорошо себя контролировал. Он задумчиво посмотрел на бармена, затем кивнул и подвинул свой опустевший стакан.

Колин убрал его, достал чистый и плеснул туда из бутылки. Не то чтобы он любил задушевные беседы, но за годы работы он научился распознавать людей с первого взгляда. Молодой человек явно служил в полиции, вон какой здоровый, выправка строевая, взгляд цепкий. Служба накладывала на людей какую-то невидимую печать, которая легко читалась при определённой сноровке. В общем, Колину стало любопытно, что забыл в его баре полицейский в четыре часа дня.

— У вас что-то случилось?

— Что? — молодой человек задумчиво посмотрел на Мейла. — Почему вы так решили?

— Сотрудникам полиции нельзя пить в рабочее время, разве что вы на выходном.

Собеседник даже не удивился, что место его работы так легко раскрыто:

— Вы правы. Но я уже выходной. Не хочу пить дома и хочу подумать. А у вас тихо и хорошо. И наливают. Меня Ирвин зовут.

С этими словами Интерфер (а это был именно он) протянул руку бармену.

— Колин, — Мейл пожал её.

— Просто… Знаете, Колин, всё, что нас окружает, — это просто жизнь. В ней происходит всякое, если обо всём думать, голова взорвётся. Но иногда случаются такие события… Наверное, их просто нужно уложить в голове, привыкнуть к ним, — Ирвин залпом выпил виски и поморщился.

— Расскажете, что случилось у вас?

Интерфер пожал плечами и посмотрел в пустой стакан. Затем ответил:

— У меня убили напарника. Сегодня, несколько часов назад.

Колин приподнял бровь. Вся Шарра ещё гудела по поводу взрыва на проходной Комитета, а тут убийство полицейского. Нет, стражей правопорядка, конечно, убивали, и случалось такое регулярно. Но каждый раз это было ЧП, после которого полиция могла поставить Террану на уши.

— Как это произошло? При задержании?

Ирвин вздохнул ещё глубже и продолжил смотреть на дно своего стакана:

— Да, при задержании. Всех подробностей я, к сожалению, рассказать не могу. Сам ещё не знаю, что в этой истории можно будет рассказывать, а что нет…

— Конечно же, я понимаю. Ещё виски?

Интерфер поставил стакан на стойку и полез за кошельком. Проверил его содержимое и грустно покачал головой:

— Боюсь, все деньги, какие я брал с собой, уже у вас в кассе.

Колин улыбнулся, достал чистый стакан и плеснул туда двойную дозу:

— За счёт заведения. Мы всегда рады помочь полиции.

Интересно, насколько приторно такое прозвучало? Сопротивлению Колин помогал уже несколько лет, выполняя функции информатора. В его бар приходили разные люди, а выпивка сильно развязывает язык. В основном он сообщал повстанцам, какие настроения царят сейчас в столице и что обсуждают люди между собой. Но иногда попадались крупицы ценнейшей информации. Вот и сейчас, если малость развязать язык этому полицейскому, глядишь, чего и узнает.

— Спасибо, — Ирвин пододвинул к себе стакан. Вдруг чья-то рука положила на стойку деньги:

— Зачем же пить бесплатно, лейтенант, если есть друзья, которые всегда вас угостят?

Ирвин удивлённо посмотрел на сказавшего это. Загадка, как Флёр Дешанель сумел так тихо подойти к нему. Впрочем, сказывается действие виски.

Полковник положил ещё одну купюру на стойку:

— Приготовьте нам что-нибудь перекусить и принесите мне пива. Мы с лейтенантом, пожалуй, посекретничаем.

Колин пожал плечами и открыл небольшой холодильник под стойкой, соображая, чем бы таким угостить своих посетителей. Сердце его бешено колотилось. Сам Флёр Дешанель пожаловал в гости! Вряд ли по его, Мэйла, душу, больно высокого полёта птица. Скорее, случилось что-то из ряда вон, и нужен ему именно лейтенант. Только вот что, Колин знать не хотел. Подслушивать разговор Дешанеля — это себе дороже, глазом не успеет моргнуть, как окажется в застенках Комитета.

Полковник увёл Ирвина на дальний столик и усадил на мягкий диван. Сам сел напротив:

— И много вы успели выпить, лейтенант?

— Ну так… Более-менее ещё соображаю. Как вы меня нашли?

— Это абсолютно не важно. Я знаю, что после сегодняшнего инцидента было бы правильно дать вам передохнуть, как и поступил ваш начальник. Но я обязан вам кое о чём рассказать, есть новая информация. И вам важно это знать в свете… ммм… происшествия, скажем так, происшествия с лейтенантом Когелем.

— Происшествие? — Ирвин задумчиво посмотрел на Дешанеля. — Ну… Когель мёртв, пусть будет происшествие. Кстати, Нову и её спутника задержали?

— Нет. Мы предполагали, куда они могут полететь, но в конечной точке их не оказалось. Наш промах. Либо они развернулись в полёте, либо изначально направлялись в другое место. Как бы то ни было, сейчас никто не знает, где они.

— А след от вертолёта?

— Вертолёт даже не покидал Террану, он просто перелетел на другой конец города, где его и бросили.

Ирвин нахмурился:

— Бред какой-то. Заваривать такую кашу, чтобы переместиться в другой конец города?

— Без комментариев, лейтенант, я сам этого ещё не понял. Но в данной ситуации это и не важно, найдутся рано или поздно. Сейчас я хотел бы поговорить с вами совсем о другом человеке. Её зовут Крыса.

— Крыса? — удивился Ирвин. — Странное имя.

— Это не имя, это прозвище, но правда странное, тут согласен. Нужно иметь невысокую самооценку, чтобы зваться Крысой. Но гордиться этой девушке особо нечем. Она — один из тех людей, которых повстанцы предпочитают не афишировать. Её задача — втираться в доверие к нужным людям и выведывать необходимую информацию. Или создавать на них компромат, тут смотря какая цель.

— Создавать? Вы хотели сказать собирать?

— Нет, лейтенант, именно что создавать. У меня есть коллекция порнороликов, там в главных ролях Крыса и разные политики из колоний и Метрополии. Все — сплошь оплоты моральных ценностей. Забавнейшие видео, которые либо уже поставили крест на карьере своих участников, либо могут поставить.

Сам по себе факт секса вне их семей уже компрометирует по самое некуда. Но Крыса прямо художник в своём деле, фантазии и терпения ей не занимать. Она умудряется раскрыть самые потаённые человеческие желания, зачастую весьма гадкие и неприглядные. И реализует их. К примеру, директор объединённого департамента колониальных детских приютов. Чиновник из Метрополии, заведует содержанием и воспитанием всех сирот в колониях. Меценат, крайне влиятельная личность, светлый образ, семейный человек. Оказывается, в чёрных мыслях роились фантазии по различным изощрённым, весьма болезненным наказаниям своих воспитанниц. Крыса эти желания реализовала, на время надев форму сироты и терпеливо вынося все уготованные испытания. А теперь представьте, что будет, если такая запись окажется достоянием общественности. Долго ли этот человек ещё будет занимать своё кресло?

— Нда, вы правы, этому мужчине сильно достанется.

— Мужчина? — Флёр приподнял бровь. — А разве детскими приютами у нас заведует мужчина?

Ирвин изумлённо посмотрел на комитетчика:

— Женщина?

— Клеменс Кантри. Можете потом почитать её биографию ради интереса. Ни одного тёмного пятна. В общем, Крыса — это такая секс-террорист с фантазией и без особых моральных принципов, во всяком случае в постели. И самое интересное, что она идейная. Она делает это не за деньги. Ой, как бы я хотел её допросить и послушать её идеи. Может, и доведётся когда.

— Это всё очень интересно, полковник, но я пока не понимаю, зачем мне такое рассказывать. Шантаж и шпионаж через постель — это не ново. Для многих повстанцев все средства хороши.

— Согласен. По моим подсчётам, Крысе сейчас должно быть двадцать пять-тридцать лет. Два года назад она пропала из поля нашего зрения. Ходили разные слухи, все они сводились примерно к одному. Что нет её больше на свете, добрался до неё кто-то из влиятельных жертв, или замучили во время какой-нибудь особенной оргии, а может, и то и другое.

— Закономерный финал. Но я всё же не понимаю, зачем мне знать её биографию.

Бармен принёс заказанное Дешанелем пиво, поднос с жареным мясом и блюдо с овощной нарезкой. Пока всё это расставлялось, полковник молчал. Потом открыл банку и отпил оттуда маленький глоток. Когда Колин вернулся за стойку, Флёр продолжил:

— После допроса Янтарных Людей, которых мы так удачно накрыли, у меня начала складываться картина… ммм… картина человека. Несколько задержанных видели этого человека в разных местах в разные моменты времени. Она появилась на одной из баз повстанцев, была в Терране, крутилась рядом с Рингом. И очень-очень по приметам и описаниям похожа на Крысу. Более того, одному из наших мясников удалось случайно услышать, как она говорила Рингу, что всё идёт как по маслу и с нужным объектом они уже переспали. И объект от неё без ума.

Дешанель поставил банку с пивом на стол и сложил руки в замок. Замолчал.

Ирвин сморгнул. Он вдруг понял, куда ведёт разговор полковник:

— Альбина? Подождите, вы хотите сказать, что объект — это я?

Флёр пожал плечами:

— Я не хочу сказать ничего, я просто проверяю версии. Случайные совпадения бывают, бывают очень приятные случайные совпадения. Но они так редки, лейтенант… А вот подстроить с вами нежданное знакомство, очаровать вас, разговорить… Это Крыса умеет. Как вы познакомились, кстати?

Интерфер отмахнулся рукой от его вопроса. В голове стоял туман от виски, но он упрямо искал аргументы:

— Ничего такого из ряда вон мы не делали, обычный секс… Да, один раз у неё, я даже могу допустить, что где-то велась скрытая съёмка. И что? Я одинокий свободный молодой человек без особых политических амбиций. Я думаю, мне ещё похлопают, если что-то подобное опубликуют. Зачем я Крысе, и, если Альбина — Крыса, где же высвобождение моих потаённых желаний?

— Лейтенант, не воспринимайте мою версию в штыки, я могу ошибаться. Крыса хороша не только в постели, она в принципе даёт людям то, чего им не хватает. Возможно, в вашем случае это был совсем не запредельный секс, а простое человеческое внимание. Полежать у вас на плече, послушать полицейские байки, дать ощущение нужности.

Ирвин молчал. Дешанель взял с диванчика небольшую кожаную папку:

— В любом случае есть простой способ узнать всё точно. У меня есть фото Крысы, правда двухлетней давности, но вряд ли она сильно изменилась. Я хочу, чтобы вы посмотрели эти фото и сказали мне, ваша ли это Альбина или нет.

Интерфер кивнул и одним глотком допил двойную дозу виски, купленную полковником. Потом прикрыл глаза, протянул руку и почти на ощупь взял фотографию. Открыл глаза… И облегчённо вздохнул. С фотографии на него смотрела абсолютно незнакомая девушка.

Яндекс.Метрика