Глава 21. Боевые потери.

— Ты! — Мистери ткнул фирменной полицейской ручкой на Интерфера. — Сейчас переодеваешься и едешь в офис Комитета Метрополий. Они задумали масштабную облаву, им нужен сотрудник полиции в рамках координации по «свой-чужой», хотя говорят, что могут объявить чрезвычайное положение, тогда даже не знаю. В любом случае будем надеяться на лучшее. Смотри, насколько это вообще возможно, чтобы они там дров не наломали в припадке ярости.

Ирвин и Крис стояли перед своим начальником по струнке. О том, что произошло сегодня днём, уже гудел весь штаб полиции. Тот самый зам департамента, на хвост которому только-только удалось сесть, подорвал себя на проходной офиса Комитета. Погибло двадцать три сотрудника, больше, чем за все восемь лет, прошедших с мятежа.

— Ты! — тут Мистери ткнул в Когеля. — Приказ о твоём отпуске на неделю я подписал, собирай манатки и дуй из штаба, чтобы тебя здесь никто не видел.

— Может, я лучше останусь? — осторожно спросил Крис. — Моя помощь может…

— Лейтенант Когель, вы не понимаете, что происходит? Комитет Метрополий в ярости, планируется полномасштабная зачистка, будут хватать всех, кто так или иначе связан с повстанцами. Я молчу, что сейчас оборвутся все наши нити, загребут всех информаторов, в данной ситуации чёрт уже с ними. Но я хочу максимально оградить от этого полицию, пусть Комитет сам создаёт себе репутацию буйно помешанных, лейтенанта Интерфера я вынужден им отдать, они официально запросили сотрудника от нас. Но больше ничего! Непосредственно с этим делом связаны только вы и Ирвин. И если есть возможность, легальная возможность, куда-то вас услать, то я это сделаю. Вы попросили отпуск, я вам его подписал, где вас сейчас искать, не знаю.

Интерфер отправляется в распоряжение Дешанеля. Остальные сотрудники остаются на своих местах, да и они вряд ли принесут пользу конкретно по этому делу. Всё! Пусть творят, что хотят, нашей вины в этом не будет.

С этими словами он отдал подписанный рапорт Крису:

— Крууугом! И вон из штаба!

Когель поспешно вышел. Ирвин вздохнул. Надо позвонить Альбине, сказать, что вечерняя встреча отменяется. ***

«Сержант, днём произошли удивительные события. Я знаю, что в форме сейчас опасно, но мы полиция и вынуждены её носить. Кафе «Дуал», через два часа». Эти слова Когель выпалил на одном дыхании, после чего бросил трубку.

Астра уже знала, что произошло что-то страшное. Муравей не пришёл на встречу. По всем каналам шли обычные передачи, но телевизионщики всё же прокололись: прежде чем на единственном канале, транслируемом из Метрополии, повисла заставка, в континентальных новостях объявили, что на Шарре готовится чрезвычайное положение. Что случилось, не сказали.

Астра сидела в гостинице и думала, что делать дальше. Куда пойти, где пересидеть очередную бучу. Остаться здесь? Это будет правильно, но её друзьям может понадобиться её помощь, а она тут как крыса в угол забилась… Кстати, можно попробовать выйти на контакт с их агентом по кличке Крыса, она сейчас в Терране… Да тоже опасно, вот Крысу как раз лучше не трогать.

Ехать в Кречет или Призму? Не факт, что их сейчас не громят, как Фабрику… Надеть полицейскую форму и встретиться с Когелем. Из всех вариантов это был самый дурацкий. Если полиция приняла решение о глобальной охоте, могут начать тянуть за все нити. А Когель пока остаётся под подозрением, он может всё же оказаться провокатором.

Ринг в такой ситуации заляжет на дно, контактов с ним можно даже не искать. Астра поджала колени к подбородку. Иногда ей хотелось оказаться маленькой девочкой, которой можно спрятаться за спиной у родителей. Чтобы всё решили за неё. Кто-то как-то сказал, что ей нужен надёжный муж и обычная жизнь, а не война с Метрополией. Впрочем, Крыса на это ответила, что такая жизнь — только иллюзия, а надёжными мужья бывают, лишь когда не могут найти женщину лучше своей супруги. Крысе в этих вопросах можно было верить, как никому другому…

Астра глубоко вздохнула. Нет, она не станет забиваться в норку!

Ещё через полчаса из гостиницы уверенным шагом вышла невысокая девушка. На ней была форма полицейского сержанта, и она направлялась в кафе «Дуал».

***

Ирвин вопросительно посмотрел на мускулистую секретаршу Дешанеля. У девушки была перевязана правая рука, бинт в засохшей крови. Похоже, ей тоже досталось при взрыве. Однако она лишь приветливо улыбнулась и сказала:

— Полковник ждёт вас, лейтенант Интерфер.

— А?..

— Можете пройти прямо с винтовкой, ничего страшного.

Обычно полицию разоружали на входе в офис, но сейчас всё было не так. Вокруг здания по периметру за фигурным забором стояли штурмовики с автоматами, по одному через каждые двадцать метров. Проходная была усилена несколькими контроллерами и бронемашиной. Однако металлоискатель выключили, и никто даже не подумал забрать винтовку у Ирвина.

— Простите, а разве меры безопасности не усилили? У вас такое, а я тут хожу до зубов вооружённый.

Девушка мило улыбнулась:

— Вы пока вне подозрений, лейтенант, нам известно ваше участие в небесном гарнизоне. Но на всякий случай все сотрудники сейчас находятся в спецамуниции и вооружены. Вас убьют после первого же несанкционированного выстрела.

Доходчиво, нечего сказать…

Дешанель сидел за своим столом. Он глуповато смотрелся в бронежилете поверх строгого костюма и, видимо, понимал это. Но лишний раз надевать форму штурмовика ему не улыбалось, а спорить с правилами чрезвычайного распорядка было глупо.

Ирвин осторожно положил винтовку на журнальный столик и присел в кресло:

— Какие у нас планы, если не секрет?

Дешанель вздохнул:

— План один: уничтожить все наши наработки за несколько лет, сгрести всех, кто был замечен в связи с повстанцами, в наши застенки и дожимать, дожимать, дожимать. Я сумел выбить несколько исключений, по особенным делам, но поможет ли это… В общем, давайте жить сегодняшним днём, посмотрим, к чему это приведёт завтра. Вылетаем через пятнадцать минут. Кофе будете?

— Не откажусь. А куда мы летим?

— Раз у нас режим спецоперации и есть особые полномочия, я хочу побывать в одном месте и попытаться ухватить очень крупную рыбу. Не исключено, что погибший повстанец всё же окажет нам услугу своей выходкой.

***

В кафе Астра так и не попала: Крис поймал её почти у входа, схватил за руку и потащил вниз по улице. По пути он быстро говорил:

— В столице тебе оставаться нельзя. Несколько часов назад ваш Муравей отправился на тот свет и прихватил с собой двадцать три комитетчика. Сейчас начнётся большая чистка.

Астра похолодела. Когель продолжал:

— Мой отпуск подписали, более того, выгоняют меня отсюда, чтобы Комитет не взял меня в помощники и не засветил в грядущих событиях полицию. Думаю, что сейчас самое время съездить на вашу базу. Если ты уверена, что там безопасно.

— Да погоди! — девушка остановилась и вырвала руку. — Мне надо предупредить наших здесь!

— Нет! Астра, ты уже не поможешь тем людям, что здесь, в Терране. Пусть тебя греет мысль, что первыми под жернова попадут те, кто сотрудничают с полицией и Комитетом, с них начнут зачистку в надежде раскрутить всё одним большим ударом. Ну и месть никто не отменял, Метрополия очень злопамятна. Попытаешься кому-то что-то сообщить сейчас — и сама не успеешь понять, как окажешься в застенках Комитета. А там и я с тобой.

В течение нескольких следующих часов я не отпущу тебя от себя как гарантию своей безопасности. Дальше можешь валить на все четыре стороны. Но при таком раскладе нас могут схватить вдвоём. Я ещё раз повторю: достаточно ли безопасно на вашей базе, если мы туда сейчас поедем?

— Крис, я тебе не доверяю. Ты хочешь, чтобы я выдала местоположение базы?

— Астра, тебя когда-нибудь пытали? — тут Когель посмотрел девушке прямо в глаза. — Я имею в виду не поруганную женскую честь, не пару затрещин на допросе. Настоящие красивые пытки, как умеют в Комитете. Поверь, если бы нам нужна была ваша база, а я был двойным агентом, взять бы тебя сейчас, и в допросную, без протокола. Ты даже удивишься, сколько всего вспомнишь. Но моя цель — тебе помочь, по крайней мере, сейчас. Решайся. Ты уже пришла на встречу ко мне, хотя наверняка поняла, что не всё гладко. И у тебя была тысяча других мест, куда пойти. Нам небезопасно в Терране следующие несколько дней, а мест, где спрятаться и пересидеть, у меня в этой колонии нет, я здесь чужой, говорил уже. Так что ваша база — самый верный вариант.

— А ты не думаешь, что кто-то может выдать её местоположение и будет как с Фабрикой?

— А это вы думайте, мисс Нова. Но думайте хорошенько. Чем дальше, тем страшнее мне становится с вами работать. Я имею в виду ваше Сопротивление. Такой непроходимой тупости я от повстанцев совсем не ожидал. Одна у меня надежда, что ты всё же умнее своего погибшего товарища.

Астра остановилась прямо посередине улицы. Когель, конечно, уже немало сделал для Сопротивления и для неё лично, но какое он имеет право!

— Какое ты имеешь право так говорить! Муравей умер за наше дело!

— Не кричи. Муравей унёс с собой в могилу двадцать штурмовиков да троих охранников на проходной. Невелика потеря для Комитета, уже завтра пришлют новых с Континента. А вот что в могилу пойдёт ещё и хорошая такая часть вашего движения — это теперь сто процентов. Так обозлить Метрополию, подставить всех вас, и ради чего? Чтобы не попасть в застенки? Есть масса способов уйти из жизни тихо. Что-то доказать Континенту? Он и так всё знает, что не всем нравится его власть, какая новость! Запугать Комитет? Конечно, крыса, загнанная в угол, от безысходности прыгает на своих палачей. О-очень страшно!

Когда Когель упомянул Крысу, Астра вздрогнула. Что-то часто стало всплывать это имя. Но после внимательного взгляда на лейтенанта всё же решила, что выражение было образным. Про Крысу ему точно не нужно знать.

Крис снова взял её за руку, и они пошли вверх по улице, уже спокойно и молча. После этого небольшого выхода ярости обоим стало полегче. Астра и сама понимала, что более глупой смерти Муравью было не придумать и из-за него теперь Сопротивление ждут чёрные дни. Но что есть, то есть. Она вздохнула и сказала:

— Крис, сейчас осталось всего две базы повстанцев. Одна из них, Кречет, в большой опасности, но у неё есть сильный покровитель. Думаю, что пронесёт, и всё же рисковать мы не будем и туда не поедем.

— Поедем на другую?

— Да. Она называется Призма. До неё день пути, пути совсем нелёгкого. Туда не ходят поезда, там нет дорог. И там находится… как бы это сказать… Не совсем обычная часть нашего движения. Мы в своё время специально отделили их от основной массы повстанцев, чтобы не вызывать ненужных внутренних конфликтов. Их вообще очень не любят в наших рядах, а потому стараются лишний раз с ними не пересекаться. И именно потому сейчас там безопасно, никто из Терраны контактов там не имеет, и точное местоположение Призмы не знает.

Когель с интересом посмотрел на девушку:

— Повстанцы меня не перестают удивлять. И чем же так… отличаются те люди, что находятся на Призме?

— Расскажу по дороге. Нам нужна машина, лучше вездеход. И я знаю, где её можно угнать.

***

Хотя склад был полностью оцеплен, повстанцы даже не думали сдаваться. Периодически из-за забора летели гранаты. А в тех местах, где забор удалось повалить, засели автоматчики и не подпускали штурмовиков короткими очередями.

Дешанель запросил подмогу уже в третий раз, и, по подсчётам Ирвина, группировка Комитета разрослась почти до двухсот человек.

В принципе, уже было ясно, что полковник опять попал в десятку. Различные оперативные группки, где с коротким боем, где без, брали по всему городу одного-двух подозреваемых и тащили в офис Комитета. Ощутимых результатов от этого не было. В офисе сидела усиленная группа дознавателей, но допрос — процесс небыстрый и «молниеносный сокрушительный» удар Метрополии по повстанцам затягивался. А вот Дешанель разворошил целое осиное гнездо.

Они прилетели на эти странные склады тремя вертолётами, человек двадцать от силы. И первая же попытка попасть на территорию вызвала перестрелку с охраной, которой до того не было видно или слышно. Дальше началось какое-то безумие. Из серых глухих ангаров стали появляться вооружённые бойцы, да в таком количестве, что Ирвин быстро сбился со счёта. Он понял, почему полковник категорически запретил сажать вертолёты на территории этих странных складов: там бы они оказались в ловушке. Тут же их группка временно отступила и запросила подмогу. Сейчас они с Дешанелем прятались за огромным бронеавтомобилем Комитета и изредка высовывались, чтобы пустить в противников очередь. Заодно появилось время поговорить:

— Полковник, что это за место и с кем мы там воюем? Их там человек сто, не меньше! Это в центре-то Терраны!

Дешанель отстегнул от винтовки пустой магазин и поставил полный:

— Я сам не знаю, что там такое. Тут промзона, есть действующие склады, есть заброшенные. Но между ними чувствуется разница. В заброшенных уже выкрали и свинтили всё, что могли. Народ-то у нас ушлый. А тут прямо загадка. Особого движения нет, иногда приезжают машины, иногда уезжают, внутри стоят несколько грузовиков с таким слоем пыли, что ясно: они никуда не ездили последний год точно. Но грузовики целые, им не побили стёкла и не сняли колёса. Принадлежит это всё какой-то мутной фирме из колонии Виссаж. Но вы сами знаете эту колонию, лейтенант, там творится такая дичь, что найти реальных владельцев нереально. Я давно собирался тряхнуть это место, но в одиночку и без ордера как-то не хотелось, прям как чувствовал, что тут целая армия нужна.

Полковник вновь высунулся из-за броневика и пустил очередь в сторону ворот. Оттуда раздался сдавленный крик, похоже, кого-то задело. Пользуясь временным замешательством, сразу несколько штурмовиков и Ирвин также стали поливать ворота очередями из своих винтовок. Склады уже были надёжно оцеплены, но Комитет даже не думал заходить внутрь: ждали, пока их противники выдохнутся.

— Вот теперь случай представился. И смотрите, какой улей разворошили, — Дешанель вновь поменял обойму на своей винтовке.

— Думаете, это Сопротивление?

— Мне сложно представить, что на Шарре есть ещё какая-то сила, обладающая таким числом бойцов и вооружения. Но интересно другое: что же они там так отчаянно защищают? Или кого.

Наушник в ухе Ирвина протяжно запищал, это означало, что сейчас кто-то выйдет на индивидуальный сеанс связи. Интерфер нажал на тыльной стороне винтовки кнопку приёмника, передал сигнал сеанса связи. В наушнике заговорил голос Мистери:

— Ирвин, что у вас там происходит?

— При совместной операции Комитета и полиции наткнулись на группировку неустановленных противников. Ведём бой.

— Сколько там человек против вас?

— Около ста, по моим подсчётам.

— Сколь… сколько? Ирвин, повтори, я не услышал.

— Сто! Вы не ослышались. Тут почти весь Комитет Метрополии уже стянули.

На том конце повисла тишина, похоже, Мирус переваривал услышанное. Потом он всё же сказал:

— Вам нужна помощь? Я могу направить вам наших штурмовиков.

Интерфер потрогал за плечо Дешанеля и спросил:

— Полковник, моё руководство предлагает прислать подкрепление.

— Передайте Мистери мою благодарность, но вас нам вполне достаточно. Тут ещё не все наши силы прибыли. Если что, я обращусь, я же не самоубийца.

Интенсивность стрельбы как-то внезапно пошла на убыль. Дешанель вновь высунулся из-за броневика, готовясь пустить ещё одну очередь, но вернулся обратно, так и не выстрелив:

— Всё, почти всех подавили по периметру, сейчас будем заходить. Лейтенант, мы с вами идём последними. Я ещё молод, чтобы умирать, а из-за вас может межведомственный скандал разгореться.

Ирвин хмыкнул. Первые штурмовики уже покинули свои укрепления и тонкими цепочками заходили через бреши в заборе. Теперь они окружали серый ангар, откуда до этого появлялись безымянные боевики. Именно тот ангар, в котором Астра Нова познакомилась с Энгельбертом Томили несколько дней назад.

Яндекс.Метрика