Глава 2. Флер.

Флёр Дешанель был одним из самых опасных людей в колонии Шарра. Хотя сам он родился в Метрополии, но за свои сорок с лишним лет успел немало поездить по миру.

В детстве и юности Флёр был головной болью местного отделения полиции и постоянно там оказывался. Правда, сноровки юному бандиту было не занимать, и из всех историй он выходил с наименьшими потерями, а уж привлечь его к ответственности полиции в итоге так и не удалось. Кто-то пророчил ему место среди боссов преступного мира, кто-то, напротив, считал, что со своими авантюрами он и до двадцати не дотянет. Однако Дешанель благополучно справил и тридцать, и сорок лет и вообще умирать не планировал. В ближайшие полвека точно.

Это был худощавый, предпочитающий строгие костюмы мужчина с абсолютно каменным лицом. Эмоции на нём появлялись лишь через силу и в случае крайней необходимости. Обычно же было очень трудно распознать в нём хоть какие-то чувства: говорил он почти без интонаций, да и немного.

Вот и сейчас, глядя на потрёпанного повстанца, который сидел напротив него, Флёр не произнёс ни слова. Просто сделал рукой жест, что можно говорить. Но тот молчал, глядя в стол. Тогда Дешанель всё-таки расщедрился на реплику:

— Просто расскажи, что произошло. С твоей точки зрения.

Повстанец вздохнул и отвёл взгляд в сторону:

— Ну что произошло? Я спал после дежурства. Вдруг шум, грохот, тревога сработала. И дышать стало нечем. Ну, перец пустили. Стены ходуном ходят, все бегут. Я тоже побежал.

— Меня интересует мисс Нова. Она была на Фабрике в момент начала штурма?

— Да. Куда она делась, я не знаю, был уверен, что её схватили штурмовики, — тут повстанец поднял голову и всё же решился взглянуть на своего собеседника. — Разве это не так?

Дешанель не удостоил его ответом. Собственно, он уже узнал всё, что хотел, поэтому встал из-за стола и подошёл к окну. Дверь в кабинет открылась, и в неё заглянул штурмовик, весь в пыли, похоже, ещё даже толком отряхнуться после операции не успел. Он коротко спросил:

— Полковник, могу я увести задержанного?

Дешанель повернулся вполоборота и утвердительно кивнул.

Флёр Дешанель был одним из самых опасных людей в колонии Шарра. К несчастью для Сопротивления, он был не на их стороне. Его криминальная биография закончилась годам к двадцати, когда молодое дарование завербовали в Комитет Метрополии — могущественную организацию, поддерживающую порядок в колониях.

Метрополия была самым большим континентом на их планете, вся жизнь пошла именно оттуда. Её обитателям повезло практически со всем: они жили в тёплом мягком климате, днём видели яркое солнце, а ночью спали в лёгком свете звёзд. Их земли были более чем плодородны и способны прокормить население огромных городов.

Но вот с ресурсами в Метрополии было не так радужно. По странной иронии, они были сконцентрированы в так называемом поясе ископаемых — череде островов и небольших континентов на другом конце планеты. Прогресс не стоял на месте, и пояс ископаемых колонизировали приблизительно триста лет назад. И сразу начались проблемы.

Климат в поясе разительно отличался от климата Метрополии. Летом проливные дожди сменялись палящим солнцем, зима была холодной, а в некоторых колониях даже выпадал снег и дули холодные влажные ветра. Вдобавок к этому, добыча ресурсов серьёзно загрязняла местную атмосферу, так что желающих работать в столь суровых условиях находилось немного. В основном это были бедняки, которые искали в колониях жизнь лучше той, что они вели в Метрополии. Мало кто из этих бедолаг возвращался обратно: как правило, они оседали в местных поселениях, где и пускали корни. Конечно, счастья здесь они не находили, но их жизнь становилась более осмысленной, здесь всегда была работа и окружены они были людьми своего сорта. Вот и получалось, что для таких людей колония оказывалась лучшим местом, нежели то, которое они покинули.

Метрополия тоже не горела желанием возвращать этих людей обратно, так что со временем для жителей колоний установили ограничения в передвижении по миру. Это помогало привязывать персонал к их шахтам и не засорять города Континента рабочим сбродом. Конечно, такой подход не был правильным или справедливым, и далеко не все жители колонии готовы были признавать себя существами второго сорта. Кто-то пытался вернуться жить в Метрополию, некоторым даже удавалось. Однако большинство таких недовольных объединялись вокруг идеи независимости. Почему колонии вообще что-то должны Метрополии? Она хочет ресурсы? Пусть покупает их, тем более у неё есть что предложить взамен. Продукты, технологии, медицина — всего этого колониям отчаянно не хватало. То тут, то там поднимались бунты и восстания, имеющие одну-единственную цель: свергнуть власть Континента и получить независимость.

Такой подход Метрополию совсем не устраивал, потому бунты безжалостно подавлялись. Чтобы их более не возникало, за всеми колониями следил вездесущий Комитет. Его главной задачей был отлов и уничтожение повстанцев, требующих независимости.

Приблизительно так выглядел этот мир сто лет назад. Внешне ничего не изменилось: повстанцы, Комитет, помогающая ему полиция, всемогущая Метрополия.

Но Флёр Дешанель знал: мир давно не тот. И жители колоний даже не представляли, насколько всё изменилось.

Яндекс.Метрика