Глава 9. Закрытые архивы.

В архиве Холмовых Стражей не очень любили бумагу. Документы были сложены по коробкам и запрятаны в подвале. При необходимости можно было затребовать печатную версию, но особого смысла в этом не было – каждый листочек аккуратно сканировался и заносился в электронную базу данных. Так что большую часть наземного здания занимал своеобразный читальный зал: длинные ряды столов с прозрачной сенсорной поверхностью. При легком нажатии на эту поверхность перед читателем появлялась проекция монитора, которая будто парила в воздухе.

Фейн кивнул архивариусу, немолодой женщине в тяжелых очках, и она отвела их в другой читальный зал, поменьше. Там тоже было несколько похожих столов, только над каждым проецировалось аж по три экрана и в этой комнатке вообще не было окон. Нова поняла, что секреты провинции для чужих глаз не предназначены. Итак, можно было приступать к ее любимому делу – раскопкам!

***

— Бред какой-то, - Астра откинулась в кресле и потерла глаза, - из-за восстания война зашла на территорию Метрополии. Я представляю панику властей, такого уж три столетия не было. И что они делают? Переносят центр из Стелфаста в Миртран? Где логика? В Стелфасте взрывают дома, а в Миртране убивают военных. И чем в Миртране лучше? Разбавить колонию жителями настоящей Метрополии. Да первую же партию метрополианцев, прибывших на Аваст должны были перебить!

Ирвин потянулся. Они сидели в читальном зале архива уже пятый час. Астра читала историю восстания на Авасте, замком изучал досье убитых полицейских. Фейн ходил между ними и пытался как-то участвовать. Но было видно, что ему скучновато. Сейчас, после вопроса девушки, он заметно оживился:

— Смысл был не в этом, капитан Нова.

— А в чем тогда?

— После включения Аваста в состав Холмовых Стражей, бывшие жители колоний получили гражданство Метрополии и все связанные с этим привилегии. Это очень, ОЧЕНЬ серьезное расширение в правах. Возможность путешествовать и работать по всему Континенту, получать пособия и надбавки, положенные только гражданам, учиться в местных университетах на льготных условиях, получать финансирование провинции, а не колонии. Всего и не перечислишь.

Видите ли, местное Сопротивление развернуло партизанскую войну. Кстати, его никогда не называли Сопротивлением, здесь в ходу был термин ИДА – инсургент-движение Аваста. Так вот, ИДА развернуло подпольные войны. Когда на территории колонии стоит армия, полиция усилена, а вся администрация – временная, голову не очень-то поднимешь. ИДА не смогла бы существовать в виде отдельных баз, как у вас когда-то.

Астра опустила взгляд. Она не любила когда ей напоминали годы Сопротивления. Но Фейн на нее не смотрел, потому не заметил ее выражения:

— Совершенно очевидно, что Организация просто не могла существовать без помощи местных. Значит, рассудили в Метрополии, надо их этой поддержки лишить. Любой ценой. После объединения регионалам удалось выудить всех членов Организации. Почему?

— Их выдали? - предположила Астра.

— Да. Местным тоже надоело воевать, Континент дал им высокую цену за прекращение всей этой партизанщины.

— Получается, Организация сражалась за жителей Аваста, а те их, по сути, предали?

— Формально да, но ведь любой член Организации теоретически был готов умереть за благополучие народа полуострова. И умер. Всех подпольщиков расстреляли. А полуостров теперь цветет и пахнет, - Шон элегантно развел руками, как будто хотел сказать: «Профит!».

Нова вдруг поймала себя на мысли, что Фейну лет не меньше, чем тому же Лакруа. Но смотрелись они совершенно по-разному. Начальник полиции был суховат, но каждое его движение, слово и действие отличалось какой-то массивностью. Этакий метрополианский боров-чиновник.

Шон же, хоть и выглядел на свои годы, но по мироощущению был явно моложе своего начальника. Говорил он с пулеметной скоростью, почти всегда заканчивал речь улыбкой, активно жестикулировал. Даже его внешний вид, высокий, худоватый, подтянутый. Форму он то ли не любил, то ли старался не одевать без необходимости. Пока ехали сюда, постоянно расспрашивал своих гостей о жизни в колонии, хотя сам был родом с Аваста. На главного особиста в полиции он никак не тянул, но общаться с ним было приятно.

— А почему расстреляли, ВСЕХ членов Организации? Мне кажется, что это как-то жестоко. Не помню ни одного подавленного бунта, чтобы всех под нож. Кого-то сажают в тюрьму, кому-то дают условный срок. Конечно, верхушку, самых зачинщиков и самых азартных повстанцев расстреливают, но чтобы всех…

Фейн пожал плечами:

— Думаю, хотели показать, что атаки на территорию Континента караются высшей мерой. Кстати, показали. Ладно, это все риторика. Вам удалось что-то найти?

Астра подозрительно взглянула на Шона. Чего это он так схлопнулся после обычного вопроса? Но додумать мысль не успела, отвлек Ирвин:

— Мне удалось кое-что найти, - замком принялся водить пальцем по сенсорной панели стола и на экране высветилось чье-то досье.

Астра с Фейном подошла поближе и девушка смогла прочитать: «Полковник Тадеуш Кирташ».

— Это же последний из убитых.

— Верно. Каждая жертва имеет похожую биографию Где-то родилась, где-то училась, тогда-то пошла служить в полицию, там-то жила. Подробно, сухо, четко и логично. И дыряво. Если сравнивать их с биографией любого другого сотрудника, я тут выбрал наугад пару чинов.

— А что не так с биографиями убитых, чем они отличаются?

— Смотрите, - Ирвин открыл биографию полковника. Нова всмотрелась в фотографию. Крепкий седой, лет сорока пяти. Немного одутловатое лицо, высокий лоб, волевой подбородок. Интерфер ткнул ручкой прямо в прозрачную проекцию экрана:

— Родился тогда-то в провинции Небесный Фарватер. Есть. Жил там-то. Есть. Получил образование в провинции Плодородное Плато, двадцать лет назад пошел служить в полицию.

— И что? - Астра пока не понимала.

— Капитан Нова, ну кто у нас больше архивы любит, я или вы? Где? Где учился? Что за формулировка «учился в Плодородном Плато». Там полно университетов и училищ. Офицер такого уровня должен иметь соответствующее образование. В какой полиции служил – колониальной или региональной? Двадцать лет назад, в начале его карьеры Аваст еще был колонией. Как получилось, что выходец из Метрополии поступает на службу в колониальную полицию? Я понимаю, в Комитет! Но полиция всегда набирается из местных! Есть варианты с переводами между колониями. И да, бывают исключения, когда ну не найти человека на нужную должность. Пришлют из Метрополии. Но эти исключения по пальцам пересчитать и его причины обязательно подробно и досконально расписывают в личном деле.

Астра немного смутилась. И правда, странно, а она и не заметила. Фейн тоже приблизился к экрану. Девушка спросила:

— Может он начинал службу в какой-нибудь другой провинции, а сюда пришел уже после объединения?

— Может. Но где это все, почему нет в биографии? Идем дальше. Семейное положение: вдовец. Кто жена? Как она умерла? У других сотрудников даже о детях есть краткие справки, кто, чем занимается, когда родился. А тут вдовец и все.

Астра чуть потеснила Ирвина и тоже стала проматывать биографию:

— Присвоено звание лейтенант, присвоено звание капитан, присвоено… присвоено звание полковник. Ирвин, а где майор? Он должен был им стать между капитаном и полковником!

Ирвин радостно хлопнул в ладоши:

— Именно! Мог и не стать, но что бы прыгнуть с капитана на сразу на полковника нужно совершить нечто выдающееся, это обязательно отразят в личном деле. Но ничего нет. Как такое возможно? Раздолбайство отметаем сразу, это полицейская картотека выверена безупречно, по остальным сотрудникам вся информация, не докопаться. А? Последний вопрос был обращен к Фейну, но тот выглядел сконфуженным и лишь пожал плечами.

Астра вернулась в кресло и откинулась назад. Загадок пока было больше, чем отгадок, но это зацепка. Судя по лицу Шона, который продолжал проматывать биографию полковника и беззвучно шевелил губами, местные даже не удосужились почитать дела собственных сотрудников, а если и почитали, то очень мельком. Их интересовало недавнее прошлое, глубоко не заглядывали. Жалко, Шон произвел на нее впечатление неглупого человека. Хотя, может они и правы, недостаток опыта. Ладно.

Ее мысли прервал возглас Фейна:

— Смотрите!

Ирвин и Астра снова прильнули к экрану. Шон попытался посмотреть список наград Кирташа, но вместо очередной страницы на весь экрана вдруг вылез огромный герб Метрополии. Внизу красным мигала надпись: «Совершенно секретно. Введите пароль». Фейн быстро застучал по панели стола, на котором прорисовались буквы клавиатуры. Но после пароля герб не исчез, лишь сменилась надпись: «Недостаточно прав. Попробуйте еще раз». Шон сморгнул:

— Что за ерунда? Ну-ка.

Он ввел пароль еще раз, но герб не исчез. Начальник отдела спецрасследований удивленно сел в кресло, не отрывая взгляда от экрана. Астра с Ирвином внимательно наблюдали за ним. Девушка спросила:

— Что это значит?

— Что часть биографии Тадеуша Кирташа защищена особым секретом Метрополии. Очень странно.

— Вы сможете преодолеть этот гриф? Там, очень вероятно, причина его смерти.

— Разумеется, я попытаюсь. Надо поговорить с Лакруа. Честно говоря, это первый раз, когда я не могу увидеть что-то в архиве. Но если этот гриф есть, то бумажную версию нам тоже не дадут, - Ирвин пожал плечами, но на его лице читалось недоверие. Девушка взглянула на часы в углу экрана и предложила:

— Может на сегодня хватит? Надо все обдумать.

Интерфер кивнул и еще раз потянулся, потом ответил:

— Согласен. Обдумаем все, пусть в голове уложится. Я прогуляюсь пешком, так что машину забирайте.

Астра внимательно посмотрела на замкома. Уж не задумал ли он чего? Но Интерфер скорчил гримасу и отрицательно покачал головой. Просто пройтись, безо всякого двойного дна. Они и правда тут давно ковыряются.

Фейн наконец оторвался от экрана и так же растерянно сказал:

— Да, езжайте капитан Нова, ключи на столе. Я еще немного посижу, подкинули вы мне пищу для размышлений. Ехать можете не опасаясь, полицейские машины у нас не останавливают.

Уже на входе Астре в голову пришла еще одна мысль. Как давно она научилась понимать Ирвина без слов?

Девушка вышла из здания архива, достала ключи и открыла полицейскую машину с маленького брелка. Села, вставила ключ, завела двигатель. А дальше…

Пассажирская дверь резко открылась и в машину залез тот самый худой человек, что подслушивал их со скамейки. Прежде чем девушка успела что-то сказать, он ткнул ей под ребра пистолет и приказал:

— Езжай прямо и ни звука!

Спорить Максимильяно не собирался.

Яндекс.Метрика