Глава 7. Криминальная полиция.

Астра глазела по сторонам, открыв рот. Ей доводилось слышать, что пребывание в Метрополии может в корне перевернуть восприятие мира. Но, как и все колониальные жители, она мыслила широкими величинами. Ей казалось, что на Континенте все должно быть построено из золота и украшено бриллиантами, именно это смогло бы ее поразить.

Однако, Миртран оказался хитрее Новы. Он не блистал роскошными зданиями, но в каждом кирпичике чувствовалась основательность его строителей. Все улицы обладали какой-то общей гармонией. Астра быстро догадалась, что здесь нельзя просто открыть магазин и повесить вывеску. Цвета кварталов уж слишком сочетались, наверняка все нужно согласовывать с мэрией. Более того, на Шарре вывески легко могли прибить прямо к фасаду здания. Здесь все располагали в рамках широких окон. Фасады стояли нетронутые, именно такие, какими их задумали архитекторы.

Может, будь она в исконной провинции Метрополии, девушка приняла бы такое как данность. Но еще пятнадцать лет назад Аваст был колонией. И вопрос напрашивался сам собой: это континентальное влияние так быстро облагораживает города или Миртран изначально жил как-то иначе? Астра глубоко вздохнула. Такой чистый воздух она вдыхала лишь на «Призме». А тут центр города. И да, кстати. Региональная полиция приставила к ней слежку. Высокого худощавого человека она приметила давно. Но, глупо надеяться, что их не будут контролировать. Правда, тут Астра ошиблась. За ней шел совсем не полицейский агент. За девушкой внимательно наблюдал Марк Максимильяно.

***

Утром Фейн вновь встретил Астру и Ирвина на микроавтобусе и повез в полицейское управление. По дороге он попросил:

— Давайте о работе как только въедем в ворота нашего каземата, пока просто поглазейте по сторонам, сегодня вас еще успеют завалить делами.

Молодые люди не возражали.

Управление полиции провинции Холомовые Стражи даже отдаленно не напоминало бетонный штаб Шарры.

Во-первых, тут не было забора. Вообще. Здание было окружено зеленым газоном и лишь на асфальтовой подъездной дорожке стоял шлагбаум.

Во-вторых, управление было полностью из стекла. Первый этаж – из прозрачного, остальные четыре или пять этажей – зеркальные.

Астра вытянула голову, всматриваясь в столь причудливое сочетание. Фейн угадал ее вопрос:

— На первом этаже ведется прием граждан, сидит дорожная полиция, инспектора, специалисты по работе с малолетними. То есть там сидят сотрудники, наиболее приближенные к населению. Их работу должно быть видно, им скрывать нечего. Выше начинаются тайны. Была идея делать все здание прозрачным, но даже по меркам Континента у правоохранителей должны быть секреты.

Через проходную они прошли без проблем, Шон даже не стал показывать удостоверение, лишь сказал охраннику, что Ирвин и Астра с ним. В блестящем лифте поднялись на четвертый этаж.

Фейн провел их по длинному коридору, застеленному красным ковролином и подошел к двери. Астра прочитала вывеску: «Мишель Лакруа, начальник полиции, провинция ХС».

За дверью их ждала целая делегация. Три высоких крепких полицейских в генеральской форме и невысокая девушка с какими-то папками в руках, наверное секретарь. Каждый по очереди делал шаг вперед, представлялся, и жал руку Ирвину с Астрой:

— Гер Тросински, начальник департамента общественного порядка, - Торсински выглядел настоящей глыбой в своей форме. На вид ему было лет 60, и несмотря на оформляющуюся старость (редкие седые волосы, сухая кожа) было видно, что жизнь еще долго не покинет такое мощное тело.

— Жейс Стокми, начальник департамента тыла, - Стокми, напротив, был настоящий пузан, каким и подобает быть главному тыловику. Весил он не меньше 120 килограмм, огромное круглое лицо уже давно оформилось двойным подбородком. Тем не менее, толстяк улыбался вполне искренне, и эта улыбка в 32 белоснежных зуба немного скрашивала впечатление.

Шаг вперед сделал тот, у которого мундир был не черного, а сливочного цвета:

— Мишель Лакруа, начальник департамента криминальной полиции. У нас я совмещаю эту функцию с главой полиции в целом, как Мистери у вас является главной департамента поддержания стабильности. Как и у вас, глава нашего ведомства называется командующий.

Астра кивнула. Логично, начальник полиции возглавляет самое важное, с их точки зрения, подразделение. Лакруа был самый худой из всей троицы, но так же высокий и крепко сбитый. Про таких говорят – жилистый. Астра подумала, что такие люди чаще встречаются в армии, нежели в полиции.

Командующий указал рукой на Фейна:

— С Шоном вы уже познакомились, это у нас начальник отдела спецрасследований.

Астра поперхнулась. Начальник? В Региональной полиции, получается, четыре высших чина и Шон один из них! Она потрясенно посмотрела на Фейна. Тот, с улыбкой, пожал ей руку:

— Я не хотел раскрывать всех карт сразу. А вы думали за вами отправили какую-то шестерку? Нет уж. Вас тут многое удивит, вон, хотя бы на вашего коллегу посмотрите. А ведь он знал, какую должность я занимаю.

Нова непонимающе перевела взгляд на Ирвина. Тот стоял и пучил глаза еще сильнее, чем она секунду назад. Астра толкнула его локтем под бок:

— Ты чего?

— Это он из-за меня, - девушка, которую Нова посчитала секретарем, улыбнулась, тоже сделала шаг вперёд и протянула руку:

— Наташа Кодаш, Комитет Метрополии.

На ее лице не было ни следа похмелья.

***

— Я сразу прошу прощения у вас, замком, за наше вчерашнее неформальное знакомство. Просто предпочитаю заранее разведать обстановку, - Наташа мило улыбнулась Интерферу.

Лакруа недовольно поморщился, похоже он недолюбливал девушку. Все же начальнику удалось пояснить более-менее нейтральным тоном:

— Старший инспектор Кодаш – это контроль за полицией от Комитета Метрополии, обязательное условие в провинциях. На Континенте Комитет практически никогда не вмешивается в работу правоохранительных органов, его основная функция – общий надзор за нами. Наташа вполне дельный сотрудник и особо не доставляет нам проблем, напротив, зачастую оказывает значительную помощь. Но к ней… хм… надо привыкнуть.

Девушка сделала шутливый реверанс. Ирвин глубоко вздохнул и даже нашел силы пошутить:

— Поделитесь потом средством от похмелья? Мне бы столько здоровья после обильных возлияний.

— Обязательно.

После такого бурного знакомства все расселись за столом и приступили к делу. Рассказать вызвался Фейн:

— Общий смысл произошедшего до вас уже донесли. Несколько чиновников крайне высокого уровня, убиты чисто, без следов, без требований с фантазией. Последний – Тадеуш Кирташ, мы практически не сомневались, что получится взять наших противников за хвост, но они вновь элегантно ускользнули. Мы в растерянности.

Астра подняла руку:

— Как понять – никаких следов? Так не бывает. Судя по тому, что я знаю, половника Кирташа застрелили. Из чего? Что за пистолет, винтовка, числится-не числится.

Фейн вздохнул:

— Числится… точнее… На нас числилась. До недавнего времени мы были уверены, что это оружие хранится в запасниках региональной полиции, пистолет называется «Кобальт». Двадцатичетырехзарядный и на редкость мощный, полковнику буквально размозжило грудную клетку. Разумеется, было проведено тщательное внутреннее расследование. И…

— И, - не выдержала Астра.

— И ничего. Хранилище толком не охранялось, два с половиной рядовых. Перепись оружия производилась раз в год, установить, когда точно был похищен этот пистолет уже не представляется возможным. Разумеется, сейчас за всеми боевыми арсеналами установлен жесточайший контроль, но убийцы Кирташа вряд ли туда теперь сунутся. Вообще они как будто смеются над нашей безалаберностью…

Ирвин тоже внес свою лепту:

— То есть у вас уже год продолжаются убийства чиновников, а арсеналы взяли под надлежащий контроль только сейчас?

Лакруа вступился за свое ведомство:

— Поймите, замком, провинциальные силы даже на десятую долю не собраны как ваша колониальная полиция. Вы все время сидите на пороховой бочке. Мы – нет, мы часть Метрополии, нам тяжело вообще понять, откуда последует удар. Собственно, за этим вас и пригласили. В том числе за этим. Вы накопили бесценный опыт по борьбе с террористами, нам такой опыт взять просто неоткуда. Я признаю, за последний год наша структура просто села в лужу из которой никак не может выбраться. Небольшой просвет наметился, когда Кирташ заметил за собой слежку. Но и этот след мы упустили. Нам отчаянно не хватает грамотных специалистов, способных противостоять новой угрозе. Теперь, надеюсь, такие специалисты в наших рядах есть.

Следующий вопрос задала Астра:

— Вы так спокойно признаете свои промахи? Не боитесь, что Метрополия организует масштабную чистку ваших рядах?

Лакруа улыбнулся:

— Не боимся. За что нас чистить, как вы выразились? Мы не имеем опыта, но мы учимся. Из колонии, где успешно была подавлена деятельность подполья, выписаны два крайне ценных сотрудника. Мы не сидим сложа руки, мы учимся на своих ошибках. Едва ли в других провинциях полиция смогла бы сделать что-то более дельное. Разумеется, мы понимаем, что если череда неудач продолжиться, региональную полицию ждет масштабное обновление. Но будет это не сегодня и не завтра. Пока нам дали шанс исправиться, мы стараемся его использовать. И, прошу, дальше давайте, по существу.

— Хорошо, - Ирвин откинулся кресле. Похоже завуалированная похвала достигла своей цели, - давайте попробуем, с другой стороны. Повстанцы на пустом месте не рождаются. Они растут и развиваются, на их пути допускается множество ошибок. Ваши противники пока не совершили ни одной. Так не бывает. Вывод?

Астра подхватила:

— Вывод прост. Их кто-то очень хорошо подучил. Давайте поймем кто мог такое провернуть. Есть ли на территории Холмовых Стражей какие-либо… группировки, которые хоть отдаленно могли готовить таких бойцов? Они не обязательно связаны с радикалами, это может быть что-то типа шуточной школы юного разведчика, спецы по ориентированию на местности, секция единоборств, я не знаю. Кто-то, кто мог подготовить бойцов такого уровня у вас под носом, не привлекая особого внимания.

Лакруа и Фейн переглянулись. Ответил Фейн:

— Мы думали об этом. По всему выходит, что под ваши критерии попадает лишь движение «Южный Стелфаст». До недавнего времени мы считали их радикальной секцией молодежи, которая выпускает пар под громкими лозунгами, но казались они нам весьма безобидными.

— Что еще за Стелфаст?

— Стелфаст – это город, бывший административный центр Холмовых Стражей до того, как провинцию объединили с колонией Аваст. Случилось все это пятнадцать лет назад. После переноса столицы в Миртран Стелфаст стал увядать, жизнь теперь кипит в нашем поселении, у них же по инерции осталось много народу, которые более не имеют отношения к столице провинции. Разумеется, им такое не по нраву. Их общество добивается возвращения власти в свой город. Опять же повторюсь, мы не считали их серьезной угрозой до недавнего времени. И, честно вам скажу, - Фейн вздохнул, - до сих пор не считаем. Но мотив, по сути, был только у них. Не исключаю, что в недрах этой организации все это время что-то кипело и пенилось, что-то, что и породило нам нынешние проблемы. Но это только догадки и весьма зыбкие. «Южный Стелфаст» - это прометрополианское общество, они не оспаривали и не оспаривают власть Континента, напротив, всячески его поддерживают. В противном случае от них бы камня на камне не оставили. Но так они пока неприкосновенны. То есть если мы докажем, что это они стоят за всеми убийствами, то засадить их не составит труда. Но надо доказать. Метрополия просто так не сдаст лояльную им молодежь.

Астра подняла руку:

— Как вообще получилось, что центр провинции перенесли в бывшую колонию?

— Если в двух словах, то Аваст и Холмовые Стражи были вечными противниками. Полуостров, с которого в Метрополию попадало множество нелегалов и несокрушимый оплот на пути этих самых нелегалов. Пятнадцать лет назад на Авасте поднялся бунт, схожий с тем, что случился у вас десять лет назад. Его, разумеется, подавили, все зачинщики были казнены. Но Метрополия решила принять какие-то системные меры, чтобы такого не повторилось у самых границ. Аваст, по сути, является частью Континента, это его полуостров. То, что он оказался на правах колонии – это явное недоразумение. Которое и исправили. Столицу перенесли в Миртран как раз затем, что бы нашу местность населило побольше людей с Метрополии. Как еще заставить их жить в колонии?

Лакруа подхватил:

— Сказать, что такое решение не понравилось жителям Холомвых Стражей – ничего не сказать. Но в Метрополии не принято бунтовать против своих же. Назначение Миртрана центром проглотили, хотя длинный хвост недовольства тянется до сих пор. Очевидно, что из него и случились наши таинственные противники. Возможно, что подучил кто-то из повстанцев с других колоний, но это только догадки. Как я уже говорил, за этот год наша полиция прошла большой путь. И все же недостаточный. И! Мы всегда готовы рассматривать альтернативные версии, если они у вас есть.

Ирвин промолчал, хотя Астра по лицу видела, что у него есть какие-то соображения. Сама она все же высказалась:

— Командующий Лакруа, а вы не думаете, что весь этот год вас водили и водят за нос?

— В каком смысле?

— Вы говорите, что готовы рассмотреть любые версии. Ну вот мне навскидку пришла такая идея. Допустим, только допустим, что истинной целью наших противников был только ОДИН из убитых людей. Как вариант – вообще полицейский из расстрелянной машины. Но, по какой-то причине, его убийство не должно было привлечь слишком много внимания. И разыгрывается целая комбинация, которая отводит внимание от одной конкретной смерти. Это объяснит, откуда в провинции взялись силы, способные противостоять вам. Мало ли высококлассных гастролеров путешествуют по миру?

Лакруа улыбнулся так тепло, как только смог:

— Вот видите, капитан Нова, вы уже строите версии, о которых мы даже не подумали. За этим мы и попросили помощи. Что вам нужно, чтобы начать работу?

Нова посмотрела на Интерфера. Как ни крути, а старший он. Ирвин ответил:

— Для начала: полицейская машина и доступ во все архивы. Лучше, если еще выделите человека, чтобы помог освоиться.

Шон Фейн сделал шаг вперед:

— Машиной и доступом я вас обеспечу. И сам всегда в вашем распоряжении.

Астра выдохнула. У них в подчинении начальник отдела спецрасследований Региональной полиции Метрополии. Могла ли она предположить хоть что-то подобное года три назад? Да ни в жизни…

Яндекс.Метрика