Глава 6. Континентальные особы.

В зале прилета толпились встречающие, часть из них держали в руках таблички. Астра растерянно читала надписи на них. Имена, фамилии, несколько названий, наверное, организации. Человек, который встречал Астру и Ирвина не стал изобретать велосипед, на его табличке красовалась надпись «Полиция».

Впрочем, когда молодые люди прошли таможенный контроль, встречающий, не опуская табличку, уверенно направился к ним. Подошел, спросил:

— Замком Интерфер, капитан Нова?

— Совершенно верно, - ответил Ирвин, - а как вы нас узнали, мы же без формы?

— Девушка невысокого роста и молодой человек с отпечатком постовой службы, - их встречающий улыбнулся, - вы тут такие одни.

После чего протянул руку:

— Шон Фейн, отдел специальных расследований, региональная полиция провинции Холомовые Стражи.

Ирвин пожал ее и немного обиженно спросил:

— А чего это на мне отпечаток постовой службы?

— Не обижайтесь, замком, я имел ввиду ваши габариты. Вы и за штурмовика сойдете.

Вместе с Фейоном Ирвин и Астра получили свой багаж, при чем Шон вызвался нести чемодан девушки. Нова украдкой изучала первого регионального полицейского в своей жизни. Высокий, худой, тонкие черты лица, острый нос, на вид лет 45-50, моложавый. Чем-то напоминал Ринга, но не было в Фейне скрытности казначея. Напротив, как-то открыт людям. Добродушная улыбка, легкая ирония в глазах. А еще не дурак, точно не дурак.

Троица вышла из здания аэропорта и тут девушка поняла, что в Холомовых Стражах совсем не тепло. Дул пронизывающий ветер.

Фейн довел их до полицейского микроавтобуса, припаркованного на стоянке аэропорта, помог загрузиться и сам сел за руль. Астра и Ирвин разместились на заднем сиденье. Уже в пути полицейский сказал:

— Если вы что-то хотите спросить, спрашивайте, я отвечу. Мисс Нова, насколько я знаю, вообще впервые в Метрополии. Наверняка что-то интересно.

Астра с трудом оторвалась от окна и задала вполне логичный вопрос:

— Мы едем в штаб полиции?

Фейн улыбнулся, девушка увидела это через зеркало заднего вида:

— Здесь нет штабов. Региональная полиция существует в виде участков и управления. Но вы с дороги и вам стоит отдохнуть, выспаться, заодно привыкнуть к местному климату и… и вообще к этому месту. Потому я везу вас в гостиницу. В управление – завтра.

Астра кивнула и снова прильнула к окну. Интерфер старался вести себя более сдержанно, но и он не отрывал взгляда от картин, которые разворачивались перед ними. А посмотреть было на что! С высоты девушка успела заметить, что аэропорт не так уж далеко от города, но между ними раскинулось какое-то черное поле. Первой мыслью Новы было, что это выжженный до углей лес, однако сейчас стало ясно: перед ними всего лишь вспаханная земля. На ней уже пробивались крошечные зеленые ростки. Но как это возможно, кто ж станет сажать рядом с дорогой?

— Шон, простите, а зачем нужны поля вокруг нас? На случай падения самолета?

Фейн удивленно посмотрел на девушку:

— Сколько живу на свете, все не устаю удивляться теориям людей из колоний. Нет, это просто поле, тут растет рожь. Старый урожай недавно сняли, вспахали и посеяли новый.

— Ррожь? - Астра была в недоумении, - для скота?

— Для нас, потом муку будут делать, хлеб из нее печь.

— Но это безумие что-то сажать рядом с дорогой! Ваша рожь зеленой-то никогда не будет, сразу черной от выхлопов!

Фейн немного смутился. Потом продолжил таким тоном, как будто извинялся за свои слова:

— В Метрополии очень высокие требования к экологии. Вам они покажутся запредельными, тем более, что Шарра - индустриальная колония. Эта рожь останется зеленой на весь период роста, а потом из нее сделают хлеб. Который будут есть все, от губернатора до простого клерка.

Девушка немного смешалась и замолчала. Она чувствовала себя нищенкой в богатом доме, которая не знает зачем в туалете ерш. Собственно, так оно и есть. В таком молчании прошло пару минут и Нова наконец решилась задать следующий вопрос, а заодно и разрядить обстановку:

— А что такое отдел специальных расследований?

— Региональная полиция устроена почти так же как колониальная. Департамент общественного порядка поддерживает, как нетрудно догадаться, общественный порядок. Департамент тыла обеспечивает полицейских всем необходимым. Самый важный департамент у нас, - тут Фейн через зеркало значительно посмотрел на Астру, - департамент криминальной полиции. В нашей провинции на него главная нагрузка. Ну и… у вас в колонии это называется Департамент поддержания стабильности, у нас все скромнее. Терроризма в Метрополии немного, потому есть только отдел специальных расследований. Ваш покорный слуга трудится в нем.

Ирвин почему-то хмыкнул, но Астра не стала придавать этому значения. Фейн вызывал симпатию своей открытостью и доброжелательностью. Интересно, в Метрополии все такие?

Астра продолжала пялиться в окно. Поля кончились внезапно и они въехали в пригород. Это было уже привычнее, ряды коттеджей не сильно отличались от частного сектора Терраны. Где ее держали Янтарные люди два с половиной года назад…

— Шон, а после всех событий, из-за которых нас вызвали, у вас на улицах не усилили охрану? – этот вопрос задал уже Ирвин, который тоже глазел по сторонам, - я совсем не вижу патрулей.

Фейн пожал плечами:

— А зачем? Наши неведомые противники весьма ясно дали понять, что их акции направлены против чиновников провинции, но никак не против обычных граждан. Что толку усиливать безопасность на улицах?

Такая позиция повергла Астру в самый настоящий ступор. С одной стороны, резон в словах регионального полицейского был. Но с самого детства девушка помнила, что патрули – это первое, в случае каких-то чрезвычайных ситуаций. Фейн как будто прочитал ее мысли и прокомментировал:

— Нам незачем нервировать наших граждан, пока нет угрозы безопасности. Если мы начнем шорох, то покажем свою слабость, страх, можем посеять панику. Вполне возможно, что цель наших противников в этом. Мы не пойдем у них на поводу.

Астра была не согласна. Еще по Сопротивлению она помнила, как трудно становится передвигаться и решать какие-то вопросы, когда улицы наводнены полицией. Не говоря уж о том, что кое-кто из особенно нервных повстанцев попадется по глупости и от него начинают разматываться ниточки. Впрочем, не ей учить Фейна.

Частный сектор кончился так же внезапно, как поля и они оказались на огромной эстакаде. Вокруг них ехало какое-то совершенно безумное число машин. На Шарре автомобильный транспорт был ограничен определенным числом и непомерными налогами. Тут за пять минут они увидели больше машин, чем во всей Терране встретишь за день.

Впереди виднелись аккуратные дома, высотой в пять-десять этажей. Все разные и одновременно одинаковые, чувствовалось, что они выдержаны в каком-то едином стиле. Много красок, ни капли уныния. Серый цвет отсутствовал напрочь. Астра только успевала читать вывески на первых этажах, которые полностью занимали магазины и какие-то конторы из сферы услуг.

К сожалению, их увлекательное путешествие быстро кончилось, Фейн лихо свернул в один из дворов. Они прибыли в свою гостиницу.

***

После перелета Астра наотрез отказалась спать и отправилась гулять по Миртрану. Ирвин поленился составить ей компанию и завалился отдыхать в белоснежную кровать. Разумеется, проспал почти весь день и когда встал, уже пришла пора ужинать.

Это было здорово!

Честно говоря, Интерфер не мог дождаться, когда можно будет спуститься в ресторан, еще при заселении он отметил, что тот открывается в шесть. Затем и пошел спать. В принципе, можно было найти место и поесть в городе, но во-первых Интерфер забыл спросить у Фейна где можно хорошо перекусить, а во-вторых, хотелось проголодаться как можно сильнее.

Заказ он сделал быстро, хотел еще побаловать себя метраполианским пивом, но все же решил воздержаться от алкоголя: завтра предстоял важный день. Блюдо приготовили на удивление быстро и уже минут через десять перед ним стояла тарелка с говяжьими сосисками, десертом из кислой капусты, маринованных грибов, картошки фри. К этому великолепию полагались гренки и чесночный соус.

Ирвин осторожно понюхал блюдо, принесенное официантом. Он не был в Метрополии около семи лет и уже почти забыл, как вкусно тут готовят. Удивительно. Ведь на Шарре он готовил себе сам, по ресторанам ходил больше с друзьями или по служебной необходимости, но уж точно не поесть. А тут… Один запах обычной говядины, политой соусом и присыпанной грибами просто дурманил. Как? Как у них получается делать это ТАК вкусно? Интерфер уже отрезал себе маленький кусочек и готовился положить его в рот, как вдруг услышал насмешливый комментарий:

— Дорвались до настоящей еды, колония?

Замком глубоко вздохнул и положил вилку с уже насаженным мясом на тарелку. Медленно повернулся и посмотрел на того, кто это сказал. Так вышло, что его столик стоял прямо рядом с барной стойкой. За ней сидела девушка в платье с оголенными плечами и невероятно наглым взглядом. Именно им она и смотрела на замкома. Интерфер глубоко вздохнул и ответил:

— Я пришел поужинать. Вы против?

Девушка пожала голым плечом и отпила из своего бокала. Надо сказать, что она уже была порядочно пьяна, хотя вечер только начинался.

— Думала, может угостите меня чем?

— Вы решили меня оскорбить и так со мной познакомиться?

Девушка хмыкнула, сползла с высокого барного стула и присела за стол к Ирвину. Без приглашения.

— Чем же я вас оскорбила? Вы ведь из колонии, по вам видно. НО! В последнее время это у нас как-то не стыдно. В столице Метрополии может еще какие предрассудки живут, а в этой провинции к вам относятся вполне нормально, мы сами еще недавно были такими же.

Интерфер все же проглотил кусок с вилки, попутно оглядывая девушку. Она была очень хороша собой, невысокая, но подтянутая, с легкими формами и приятным лицом. Все портило вульгарное платье и хорошее подпитие.

Новая знакомая протянула Интерферу руку:

— Наташа Кодаш. Видите, я совсем не брезгую к вам прикасаться.

— Ирвин. Наташа, я даже не знаю, как вам это объяснить, но вот мы с вами общаемся не дольше трех минут, а у вас уже столько презрения к колониям…

Девушка кокетливо похлопала глазами и ответила:

— А вам-то что? Вы сидите тут, красивый, молодой, в отглаженной рубашке. Трезвый. И я, пьяная, в мятом платье, еще с вами заигрываю. Выгляжу как шлюха, хотя заметьте, я не такая, - тут девушка наигранно захохотала. Ирвин молчал, хотя буквально почувствовал разницу, озвученную его новой знакомой.

— И кто после этого крут? Я, со своим гражданством Метрополии или вы, с манерами и выдержкой? - девушка поправила платье, поскольку декольте начало сползать, обнажая грудь, - ответ, по-моему, очевиден. Нынешние колонии нам сто очков вперед дадут.

Ирвин хмыкнул. Несмотря на всю вульгарность, девушка вызывала у него какую-то непонятную симпатию:

— Ну хорошо, Наташа, давайте зайдем с другой стороны. Как вы говорите, я сижу тут перед вами, чистый и красивый. А вы не шл… не проститутка. Что же вам от меня нужно?

Девушка кокетливо закусила губу, подперла рукой подбородок и посмотрела на замкома:

— У меня еще ни разу не было секса с парнем из колонии.

— Будет, - уверенно ответил Интерфер, - но это буду не я.

— Почему вы так в этом уверены?

— А почему вы так пьяны?

Наташа грустно посмотрела в стол и вдруг спросила:

— Сильно я накидалась, да? Простите. Просто мне снова можно… Вот и понесло что-то.

Вот с этого места Ирвину стало интересно:

— Почему снова можно?

— Потому что беременным нельзя пить. И после выкидыша какое-то время нельзя. Я год капли в рот не брала, сегодня все, можно…

Интерфер внимательно посмотрел на свою новую знакомую. Ее чересчур вызывающее поведение начинало обретать смысл.

— Я не больно-то сексуальна сейчас. Честно вам скажу, даже переспать со мной нормально нельзя, - тут Наташа наклонилась поближе и шепотом сказала, - после выкиыша еще нельзя! Да, недавно был выкидыш. И знаете что? Я хотела этого ребенка, точнее смирилась. Но жизнь распорядилась по-другому, наверное все даже к лучшему…

— Этот ребенок был не от любимого человека?

Наташа откинулась на спинку стула и заулыбалась:

— Этот ребенок был от дурацкого неуместного секса, из-за которого случился мой второй брак. К счастью, этот брак в прошлом. Ребенок теперь тоже. Проклятье! Вот любил меня нормальный человек! Нет, ушла к первому мужу! Муж… тоже любил, но эгоист был жуткий. Развелась. Переспала, так, напряжение снять, почти с первым встречным. И тут беременность, он с дуру даже женился.

— С дуру? Вас не спросил?

— Спросил, согласилась. У ребенка ж папа должен быть! Так что этот выкидыш… как избавление нам обоим…

Ирвин отрезал второй кусок. История была специфичная, но Наташа явно была рада такому завершению.

— И вы уже ищете себе третьего мужа?

— Ну зачем так грубо? Я вот теперь вообще не знаю, выйду ли замуж еще. Как говорится была я там, в браке, ничего хорошего. А вы не женаты?

— Нет, - спокойно ответил Ирвин, - однажды подумывал, но мою избранницу застрелил Комитет Метрополии из моего же пистолета.

Ему почему-то тоже захотелось непринужденно поговорить о жестоких вещах. Эффект превзошел все его ожидания: Наташа поперхнулась очередным глотком, выпучила глаза и закашлялась. Когда ей удалось прочистить горло, спросила:

— Вы сейчас серьезно?

— Абсолютно. В колониях еще и не такое бывает. На Виссаже, говорят, людей едят, на Шарре все не так плохо, но тоже мало приятного. А все равно родина, какая-никакая.

Девушка покачала головой и усмехнулась:

— Поразили вы меня, Ирвин. И как вам живется после таких событий?

— По ночам сплю крепко, если вы об этом. Я уже скоро доем и пойду спать в номер, - после этих слов девушка было вскинулась, но Ирвин ее опередил, - вас с собой не приглашаю. Если еще что-то хотите мне сказать, говорите сейчас.

Наташа покачала головой и улыбнулась. Потом, вздохнула и, чуть пошатываясь, встала из-за стола:

— Что ж, было приятно поболтать. Надеюсь, мы еще увидимся.

— Это маловероятно.

— Это случится раньше, чем вы думаете.

Яндекс.Метрика