Глава 33. История продолжается.

По уму бы, конечно, вызвать людей Фейна, но Ирвин опасался, что таинственный посетитель сумеет сбежать, пока придет подмога. Ладно, сам справится.

Замком мягко дошел до двери ванной и остановился буквально в двух метрах. Направил пистолет прямо на светящееся пятно, сделал еще крошечный шажок и… Сейчас! Резко развернулся, в один прыжок оказался у шкафа, отодвинул дверцу и вытащил какого-то человека, который прятался под его кителем. Тот отчаянно трепыхался, но у замкома была железная хватка. Он швырнул своего противника на ковер и направил на него оружие.

— Руки за голову! Ноги широко!

Человек подчинился. Из-за резкого возвращения от света в темноту у Интерфера в глазах еще плясали фонарики, потому он не мог различить, кто перед ним.

Ясно одно – на человеке была мешковатая одежда, чем-то напоминавшая военную форму и он был не слишком высокого роста.

— Кто вы такой и что вам здесь нужно?

— Если бы я не пришла, вас бы еще долго грызло чувство вины, заместитель командующего, - этот голос Ирвин узнал сразу. Он потрясенно опустил пистолет:

— Наташа?

Девушка осторожно убрала руки из-за головы и медленно перевернулась на спину. Мешковатая одежда, показавшаяся Ирвину военной формой, на самом деле была утепленным горным костюмом. Обычно такие носили зимой, сейчас в Стражах не так холодно. Откуда же прилетела Наташа? И как она вообще прилетела?

Глаза окончательно привыкли к темноте и Ирвин увидел, что Кодаш улыбается:

— Я торопилась, не знала точно, когда вы улетаете, потому с вертолета сразу сюда. Хотела сделать сюрприз, но сейчас вижу, что это могло мне дорого стоить. Забавно, если бы вы меня тут пристрелили.

***

Наташа сняла горный костюм, осталась в одной длинной футболке. Ирвин включил свет и старался лишний раз не смотреть на девушку. Подошел к кофе-машине, поставил готовиться две кружки. Сел в одно из кресел. Наташа посмотрела на него:

— Кофе? Как мило, я только хотела попросить у вас…

— Наташа, вас должны были отдать под трибунал, - железным голосом перебил заместитель командующего.

— Верно, - девушка в тысячный раз невинно похлопала глазками. - Трибунал был вчера. Я оправдана по всем статьям, убийство Гведолини признано уместным и правильным.

Ирвин аж подпрыгнул. Он вспомнил безумные глаза Кодаш, когда она жала на курок. И Наташа называет такой поступок… уместным?

— Вы же не думаете, заместитель командующего, что такая девушка как я, могла потерять самообладание? - взгляд инспектора вдруг стал пронзительно-холодным. Ирвин даже поежился.

— Гибель генерала Гведолини слишком многих устроила. На покойного генерала сейчас можно повесить все грехи без страха, что он расскажет что-то лишнее. Вам, кстати, спасибо, вы с капитаном Новой очень помогли такой благоприятной развязке.

— Майором Новой, - машинально поправил Интерфер.

— Майором? Даже не сомневалась.

Ирвин резко протер лицо рукой, поднялся, взял свою чашку кофе, подставил под форсунку вторую и снова запустил процесс варки.

— Ничего запредельного здесь не случилось, - Наташа опустилась на кровать и кокетливо приподняла футболку. Взгляд девушки снова смягчился. - Генерал Гведолини долго работал во Внутренней разведке, был одним из ее символов, руководителей. В итоге стал главным. И оставался у руля около десяти лет.

Проблема в том, что за десять лет генерал несколько… сдал. У него поехала крыша. Это было неявно, по общению и внешнему виду с ним все было отлично. Только вот он начал считать себя слишком… Слишком влиятельной и мудрой фигурой. Веками Метрополия строилась на аристократии. Тут нет единоличного лидера, все решения всегда принимаются коллегиально. Выборный президент имеет большую власть, но не абсолютную. И каждые шесть лет его переизбирают. А еще он не может находиться у власти больше трех сроков. Коллегиальность – важный момент управления Метрополией. Именно благодаря ей мы слышим голоса всех провинций, всех заинтересованных сторон.

История Континента знавала диктатуру, но ничего хорошего она нам не принесла. А вот связка президента с правительством помогла подмять под себя сотню колоний. Ирвин слушал девушку с недоверием. Ему казалось, что он попал на лекцию по праву, которые им читали во время учебы на Континенте.

— К сожалению, генерал Гведолини посчитал, что этот принцип устарел. Он был из военных, из настоящей армии. В разведку попал уже в зрелом возрасте. Случившееся в Холомовых Стражах воспринимал однозначно – как победу террористов, как захват власти колонией. В общем, он был прав, его версию никто и не отрицал. Только вот насчет дальнейших действий мнения расходились. Партия войны, к которой принадлежал мой бывший шеф, разработала «Метаморфозу». Либералы боялись что-то менять. Консерваторы к ним примкнули. Радикалы поддерживали военных. В итоге, все же большинством решили оставить все как есть. «Метаморфозу» законсервировали. Нет, от нее не отказались, но оставили до лучших времен. И чем дальше шло дело, тем яснее становилось – не будет никакой смены власти в Холмовых Стражах. Шеллентер – удивительно адекватная и полезная фигура, в его лице Континент нашел верного союзника, как бы абсурдно это не звучало. А сама провинция зацвела на зависть многим. Даже партия войны и радикалы постепенно стали забывать свои претензии. А вот генерал не забыл.

— И начал воплощать «Метаморфозу» за спиной у правительства?

— Да. И не только это. Понимаете, замком, у него буквально поехала крыша. Стало два мнения: его и неправильное. Даже для самого твердолобого военного в Метрополии это недопустимо, чего уж говорить про главу Внутренней разведки. «Метаморфоза» - одна из частей общей картины. Еще Гведолини начал активно вмешиваться в разные дела, где его вообще не должно было быть. В общем... Ордер, выданный на его арест, мог ударить по всем нам. В правительстве тоже сидят не дураки и они видели, что происходит с Гведолини. Но, как я уже говорила, просто взять и свалить его было непросто. И яркий финал с гибелью генерала – это лучший конец из всех возможных. Честно говоря, меня могли пустить в расход только так. Но… Но Метрополия – это не колонии, где любят проявлять принципиальность к людям, поступившим правильно. Метрополия гибче. Я вам, замком, скажу больше. Меня повысили.

Ирвин пожал плечами и достал из-под кофейного автомата вторую чашку. Хотел протянуть девушке, но та вдруг встала с кровати и попросила:

— Поставьте на место.

— Зачем? – не понял Ирвин.

— Вдруг обожжемся, - и слега поигрывая футболкой Наташа двинулась к Интерферу…

***

— И? – Астра сделала жест рукой, просила продолжать.

— И, - ответил Ирвин.

— Все было?

— Проклятье, майор Нова! Я вам рассказываю о том, что Наташа жива и помилована, что смерть Гведолини, как оказалось, многим на руку. А вас интересует был ли у меня секс!

— Ладно, ладно, - примирительно ответила Астра и отхлебнула чай из чашки. Они с заместителем командующего сидели в открытом кафе на набережной. Ветер в Миртране был отнюдь не летним, потому всем посетителям выдавали пледы. Интерфер выбрал это место для разговора просто так, захотелось подышать воздухом и обсудить с Новой очередную порцию информации.

— Ну… был. Я же не железный. Давайте пропустим этот момент и все же перейдем к главному. Скажите, вот после всего случившегося, у вас остался хоть один вопрос? Вам что-то непонятно?

— Ну, - девушка задумалась. – Наверное, хотелось бы знать, кто убил Лакруа. Хотя, скорее всего, это неважно, один из бойцов «Южного Стелфаста», может его самого уже нет в живых. А так, вроде все понятно. Что смущает вас, замком?

Ирвин приподнялся в плетеном кресле придвинулся ближе к Астре:

— Холмовые Стражи. Провинция и колония в одном лице. Мы уже не раз слышали, что она должна кишеть сотрудниками Внутренней разведки. Но где они все? Мы знаем шефа, Наташу. Хорошо. А остальные? Сколько их тут? Десять, сто, тысяча? Почему они никак не проявляются?

— Как они должны проявиться, если конспирация – их работа?

— Я тоже так думал. Но вот создайте в голове картину. Убит Гведолини, убит при попытке ареста. Ладно Наташа, она себя выгородила. Однако, не только она вынуждена была подчиняться преступным приказам. Все агенты работали на мятежного генерала. Что должно случиться с ними сейчас? Ладно, пусть даже не суд, но…

— Но их должны хотя бы перетасовать, - Астра поняла куда клонит Ирвин. – Внутренняя разведка – это подразделение, утратившее доверие. Да, вряд ли их просто так оставят в покое. Наверняка будут проверки, часть сотрудников пройдет через трибунал, кого-то просто переведут.

— Именно! И что мы видим? Да ничего, тишина!

— Может это делают скрытно?

— Может. Только все равно заметили бы. Особенно Шеллентер и компания, которые сейчас утроили бдительность. А мы не видим ничего.

— И что это значит?

Ирвин пожал плечами и ответил:

— Пока не знаю. Только вот Наташа в чем-то точно врет…

Яндекс.Метрика