Глава 29. За вашими спинами.

Фейн стоял у поручня верхнего яруса и смотрел на воду Юная. В руках бессмысленно теребил оторванный аккумулятор.

Взрыва не последовало, он был прав. Ванду скрутили и вертолетом уже отправили в Миртран. А сам начальник ОСР и (как выяснилось) временно исполняющий обязанности главы полиции обдумывал дальнейшие действия. Рядом толпились переодетые оперативники и тихонько обсуждали произошедшее. Мост был перекрыт с обеих сторон, над ним рассекали воздух патрульные вертолеты.

Ирвин и Астра стояли рядом с Фейном, при чем Интерфер трясущимися руками пил кофе из бумажного стаканчика. Хотя все уже закончилось, заместителя командующего только сейчас накрыло противной лихорадкой, какая приходит вместе с осознанием, после тяжелых событий. Замкому уже рассказали, что с момента его похищения прошло на целые сутки больше, чем ему казалось. Значит в какой-то момент его погрузили в длительный сон. «Южный Стелфаст» прекрасно понимал, что с такими мерами по охране Миртрана в пятницу теракта не выйдет. Потому готовили его на день позже, и совсем в другом месте. В принципе, Ирвин уже и сам все понял, когда увидел дату на железнодорожных часах. Сейчас все это было уже не важно, главное, что планы террористов удалось сорвать.

— Наше счастье, что Николетт служит лишь через провинцию отсюда, в Небесном Фарватере и до сих поря является сотрудником Комитета, - заканчивала Астра. - Ее разыскали почти ночью и привезли вертолетом к мосту, по пути подобрали похожие вещи. Шарфик у нее еще оставался, сохранила на память. Разумеется, она не отказалась помочь в таком важном деле.

Ирвин пожал плечами:

— А если б и отказалась, кто ее спросит? Она птица подневольная. Но ее появление более чем уместная идея.

Интерфер перевел взгляд на Фейна и замолчал. Он хотел услышать ответ на главный вопрос.

Шон вздохнул:

— Антонио Гведолини, говорите? Да, мне знакомо это имя. Генерал Гведолини – шеф внутренней разведки. Весьма одиозная личность. Мне трудно допустить, что чиновник такого уровня действовал без согласования с Метрополией, но… Именно в случае с Гведолини это вполне возможно. Он не слишком любит оглядываться на других, сам себе начальник. И, прямо скажем, один из самых влиятельных людей на Континенте. Кстати, непосредственный шеф главы внутренней разведки в нашей провинции. Вот ее вы отлично знаете.

— Наташа Кодаш?

— Верно.

Ирвин тоже посмотрел на зеркальную водную поверхность. Все-таки Наташа. Он понимал, что хочет сказать Фейн. Гведолини, хоть и влиятельный чиновник Метрополии, запросто мог действовать в одиночку. Почему – вопрос отдельный, но для чего-то он захотел завершить «Метаморфозу». И мог даже не согласовать это с правительством. Такое возможно, хотя и сомнительно. А вот что Наташа была в курсе всех дел – это точно. Не стал бы генерал проворачивать такое без опоры на своего основного человека в самой гуще событий. Нда… Как всегда, в этой провинции, появились новые имена и ответы, а понятней пока не стало. Излагать все это Ирвин не стал, а лишь спросил:

— Что делать-то будем?

— Этьен… эмм, губернатор Шеллентер сейчас разговаривает с президентом. Выкладывает все карты и спрашивает, что делать дальше. Либо мы, либо нас. Президент может сказать, что Гведолини действовал с его ведома. Это будет значить прямое объявление войны всему руководству Холмовых Стражей.

Вмешалась Астра:

— Они на такое не пойдут, еще и в день Единства!

— Хочется верить. Но если нет, то Гведолини должен быть немедленно арестован, а мы получим санкцию громить базу «Южного Стелфаста». Если это будет санкция президента, то можно уже ни на кого не оглядываться. Но я все же провернул бы это силами Комитета, не хочу полицию пачкать. И, да, Ирвин, в любом случае Наташа Кодаш будет арестована. Я знаю, что у вас сложились…хм… весьма дружеские отношения. Но вы понимаете, что без ее участия тут не обошлось. Пока ждем. Губернатор позвонит сразу после разговора с президентом… Или уже не позвонит.

Да, Астра! Я ж вас не поздравил с первым убийством во имя Метрополии.

Нова вздрогнула. Фейн сказал это абсолютно искренне, без поддевки или иронии. Она посмотрела на начальника ОСР, но тот лишь пожал плечами:

-Мы все через это проходили и это самое удивительное чувство. Когда ты сначала кладёшь жизнь на войну с Метрополией, а потом чуть не кладешь эту же жизнь на защиту Метрополии. Как они умудряются так делать…

***

На экране портативного компьютера появился Шеллнтер. Глаза у него горели:

— Говорили с президентом почти час. Гведолини будет арестован, выдана секретная санкция. На месте его нет, где находится неизвестно. Зуб даю, инспектор Кодаш нам подскажет его местонахождение. По базе «Южного Стелфаста», президент сказал пыли от этого места не оставлять! Мы на коне, господа и у нас все козыри! Кажется, нам еще доверяют, а Гведолини может идти со своей «Метаморфозой», - тут он покосился с экрана на Астру и не стал заканчивать явно нецензурную мысль. Сказал другое:

— Бустер собирает ударный отряд для штурма. От нас только оцепить район и помощь на случай, если комитетчики все же не сдюжат. Наташа Кодаш так же должна быть арестована в кратчайшие сроки. Кодаш к вам, а всех, кого удастся задержать везем в Миртран и там разбираемся. Вопросы?

Фейн отрицательно помотал головой. Помахал рукой кому-то сверху и один из вертолетов, круживших над Юнайским мостом, моментально начал снижение.

***

На юге Стелфаста поднимался плотный чернильно-черный столб дыма. С земли его можно было принять за обычный пожар, но с вертолета Астра и Ирвин прекрасно видели, что происходит в той части города.

База «Южного Стелфаста» чем-то напоминала огромный стадион. Круглое поле около полукилометра в диаметре аккуратным кольцом окружали разные хозяйственные постройки и казармы. В бинокль было видно, что поле сплошь утыкано спортплощадками, полосой препятствия и различными спортивными снарядами, был даже тир под открытым небом. Все, что нужно для тренировок. Еще внешнее кольцо из забора с колючей проволокой, но его уже почти целиком снесли бронемашинами Комитета.

Бой развернулся нешуточный. Фейн прокомментировал, что базу окружили пару часов назад и предложили сдаться всем, кто находится внутри. Спустя пятнадцать минут вышла колонна тех, кто предпочел сложить оружие. Их было не так уж много, в основным самые молодые члены движения.

Остальные предпочли остаться в здании и принять бой. Градус абсурда уже зашкаливал. Юные патриоты сражались с частями Комитета Метрополии, с теми, с кем они должны быть заодно по определению. Сражение изначально было обречено, силы Континента лучше подготовлены, вооружены, превосходят по оснащению и живой силе. Однако, «Южный Стелфаст» принял решение драться. Впрочем, кое-что смогла прояснить арестованная инспектор Кодаш, которую так же везли сюда из Миртрана. По ее информации на базе лично находился генерал Гведолини. И он надеялся улизнуть под шумок, а уж потом, из столицы решать все остальные проблемы.

Бустер очень оперативно перекрыл не только подступы к базе, но и канализации. Как оказалось – не зря, под землей пытались прорваться несколько вооруженных групп. Астра в который раз подумала, что профессионализма комитетчику не занимать. Далеко не каждый военный или полицейский на Континенте так же грамотно строит работу своих подчиненных.

В общем, после неудачного подземного прорыва, в воздух с крыши казармы попытались подняться несколько вертолетов, однако их быстро сбили из ракетниц. Сейчас база была полностью блокирована, комитетчики окружили ее прочным кольцом бронемашин и мобильных щитов. Сам штурм не начинали, ждали, пока у обороняющихся кончатся силы и боеприпасы. Над базой периодически пролетали патрульные вертолеты, которые закидывали ее небольшими минами.

Все подходы за несколько кварталов были оцеплены полицией, жителей окрестных домов эвакуировали. За оцеплением уже собралась толпа зевак и журналистов. Еще бы! Бои в Стелфасте, да еще и в день Единства! Зеваки переговаривались между собой, строя самые удивительные версии происходящего.

Вертолет с Фейном, Астрой и Ирвином опустился между оцеплением и кольцом комитетчиков. В принципе, делать им тут было нечего, но Шон собирался зайти с первыми штурмовиками. Астра не совсем понимала такую упертость их коллеги, однако решила идти с ним. Ну и Ирвин не стал отставать.

Где-то через полчаса после их приземления, рядом опустился другой вертолет. Из него двое здоровенных полицейских вытолкали Наташу в наручниках. Лицо у девушки было растерянное. Фейн просветлел:

— Инспектор Кодаш! Рад, рад вас тут увидеть! Может дадите нам какие-то объяснения, а то мы все в легком замешательстве.

Ирвин ожидал, что Наташа сейчас огрызнется или сама перейдет в нападение, но девушка была сама на себя не похожа. От ее обычной наглости не осталось и следа. Она ответила:

— Что именно вы хотите знать? Тот, кого вы ищете, генерал Гведолини находится в одной из казарм «Южного Стелфаста». Где именно я не знаю.

— Мы его обязательно найдем. Вопрос в другом. Зачем он все это затеял, почему вы молчали?

Наташа грустно улыбнулась. На ее глазах появились слезы. Нет, ну совсем она не напоминала себя же еще неделю назад. Ни наглости, ни уверенности. Лишь какая-то растерянность на лице. И теперь еще и слезы.

— Фейн, а как вы бы поступили на моем месте? Генерал Гведолини утверждал, что получил приказ от руководства Метрополии воплощать в жизнь операцию «Метаморфоза». Я была его подчиненной, он моим начальником. В провинции сложилась весьма неоднозначная ситуация с правительством губернатора Шеллентера. Поначалу я поверила шефу.

— Поначалу? – уточнил Ирвин.

Наташа с надеждой посмотрела на него и быстро-быстро заговорила:

— Постепенно я начала что-то подозревать. Не совсем же дурочка! Генерал Гведолини, конечно, легенда вооруженных сил, но ему хорошо за 70. И, очевидно, его рассудок уже не тот, что прежде. Он возомнил, что может принимать такие решения, какие даже президент единолично не примет.

Однако, я не могла ослушаться приказа непосредственного начальника. В нашей организации с этим строго, меня бы быстро пустили в расход. А уши у Гведолини везде, нет такого места, где я могла бы что-то вам рассказать. Но я пыталась! Выбалтывала, будто случайно. Разные факты и подробности, которые двигали вас в правильном направлении. Ирвин, ну скажите ему!

Интерфер вздохнул и повернулся к Фейну:

— Честно говоря, осмысливая произошедшее, вынужден признать, что Наташа говорит правду. Она частенько подталкивала нас к правильным выводам.

Шон недоверчиво посмотрел на замкома, но все же ответил:

— Если это так, то вам, инспектор Кодаш, бояться нечего. Выполнение приказа начальства полностью освобождает вас от ответственности, а попытки помочь нам, даже такие эфемерные, наверняка будут учтены трибуналом, под который вы все равно пойдете. Однако, не надейтесь, что для вас все закончится так легко и просто. Скоро генерал будет пленён и мы устроим вам очную ставку. По горячим следам.

Наташа поежилась, но кивнула. В ее глазах промелькнуло… Ирвин сморгнул. Он один это видел? Или просто показалось? На лице инспектора Кодаш на миг промелькнула ее обычная смесь наглости и уверенности. Но лишь на мгновение.

Яндекс.Метрика