Глава 28. Наши ошибки.

Ванда вздрогнула и повернулась к Максимильяно. Ирвин почувствовал, как натягивается леска, потому уже почти без стеснения толкнул спутницу в бок:

— Осторожней крутись!

Ванда на миг потеряла ориентацию, вновь перевела взгляд на Интерфера, потом на Максимильяно. Замком увидел, что хотел. Несмотря на растерянность, девушка не выпустила правую руку из кармана, но поворачивая корпус, она обозначил то место, где под курткой скрывался сжатый кулак. Так. Реально ли вывести Максимильяно из строя, одновременно обхватив руку Ванды через карман, и не натянуть леску? Ирвин решил выждать еще минуту.

— Ты мне колония не приказывай, - оказывается Ванда только что окончательно осмыслила ситуацию и огрызнулась на своего пленника за бесцеремонный тычок. С такой скоростью реакции шансов у Ирвина заметно больше.

— Спокойно, Ванда, - Максимильяно положил одну руку на плечо девушки, вторую – на замкома. Ростом командор был даже выше Ирвина, но вот по комплекции уступал. Впрочем, это ничего не значило, на своем веку Интерфер повидал достаточно отличных жилистых бойцов.

— Маленькая мисс капитан сбежала. Это хорошая новость для вас, заместитель командующего. Ее охранники в плену. А на перроне просто толпа полиции и Комитета. Поезд, вон, остановился. Неспроста все.

Ирвин не стал оборачиваться, просто спросил:

— Что вы будете делать? Без поезда опора не оторвется. От взрыва погибнут люди, но не столько, сколько вам хотелось бы. Да и умирать, Марк, вы явно не собирались. Тогда зачем здесь? Отбой?

— Да как же, - командор улыбнулся. Ирвин все же повернул голову и посмотрел на молодого человека. Тот глядел вперед абсолютно пустыми глазами. Все злорадство и ирония как будто испарились.

Замком вдруг понял, что Максимильяно пришел сюда не увести Ванду. И он готов был поставить точку в своей жизни. А это значит…

Все, хватит думать, другого шанса не будет!

Ирвин стремительно вырвал правую руку и нанес удар командору прямо в переносицу. Потом резко обнял девушку и развернул, прижав к себе. Леска натянулась, но не лопнула и чеку не сорвало.

Интерфер через карман схватил Ванду за то место, где, как он предполагал, был кулак с взрывателем. В яблочко! Через лёгкую ткань он почувствовал хрупкие пальцы девушки и заветный джойстик. К счастью, руки замкома хватило, чтобы накрыть ее целиком и сжать. Теперь левой рукой он сражаться не мог, а Максимильяно пришел в себя почти мгновенно.

Он нанес сильный удар Ирвину прямо в челюсть и полицейский не устоял на ногах. Впрочем, руку Ванды так же не разжал, они упали на перрон вдвоем. Марк резко опустился на одно колено, другим прижал Ирвина к мощеной плитке. В руке командора сверкнул нож.

Все это заняло каких-то две секунды. Но переодетым агентам хватило. Моментально, у каждого второго пассажира в руках появилось по пистолету и они окружили троицу плотным кольцом.

— Полиция!

— Сдавайся!

Максимильяно плотоядно усмехнулся и аккуратно прижал острие лезвие прямо к горлу Интерфера.

— Ну что? Я загоню вам этот нож в горло, вы отпустите Ванду и будет большой бум?

— Марк, не глупи, бросай нож!

Максимильяно удивленно поднял голову. Неизвестно откуда, прямо перед ним появилась Астра Нова в полицейской форме. Она сжимала в руках пистолет, его дуло смотрело прямо на командора.

***

Максимильяно смотрел Астре прямо в глаза. Но все еще прижимал Интерфера к перрону. В обычной ситуации замком давно бы вырвался из своего плена, но ему, в свою очередь, нужно было держать хоть и оглушенную, однако отчаянно трепыхающуюся Ванду. И следить за натяжением лески.

— Зачем? – этот вопрос прозвучал как-то особенно громко. Марк смотрел на Нову с какой-то грустной усмешкой, - зачем вам эта война? Зачем защищать террористов, которые проникли во власть?

— Я защищаю людей. А вот вы, командор, заигрались и уже идете против системы. Вам не простят.

Марк пожал плечами:

— Так тому и быть.

И с силой навалился на рукоятку ножа. Астра успела спустить курок буквально за мгновение до этого.

Прижатый Ирвин видел, как на лбу у командора появилось красное отверстие и его буквально сбросило с них. Нож прорезал горло совсем немного, но замком почувствовал, как по коже струится кровь. Он продолжал крепко держать Ванду.

***

Фейн растолкал всех и пробрался в самую гущу событий. Интерфер лежал на перроне, одной рукой прикрывая рану на горле, другой не давал девушке-смертнице особо дергаться. Помимо него, Ванду держали еще несколько сотрудников. Ей уже разрезали куртку и сейчас изучали взрывное устройство под ней.

Шон протиснулся сквозь своих подчиненных и склонился над адской машиной. Астра бросила на него быстрый взгляд:

— Саперов надо.

Начальник ОСР кивнул и достал из кармана перочинный нож, в котором оказались крошечные кусачки.

— Надо. Но они скажут вам то же, что я. Это пластид, срабатывает от подачи на него тока. У нее где-то есть аккумулятор. Отрежем его, не будет и детонации. Уж поверьте, эксперт по взрывам Валери бы со мной согласился.

Астра вздрогнула. Она как-то упустила момент, что Фейн сам был весьма продвинут в вопросах взрывчатки.

Аккумулятор Фейн нашел быстро, это оказался блок батареек, скрученных изолентой. Кусачками он так и не воспользовался, просто вырвал батарейки вместе с проводами. Поднял голову:

— Так. Все вон с перрона. Ирвин, вам придется принять мою догадку как аксиому. Когда я вам скомандую, можете отпускать свою убийцу.

Астра испуганно смотрела на Шона:

— Может все-таки саперов? Отвезти взрывчатку в какое-нибудь поле, сейчас отцепить Ирвина…

— Саперов – обязательно. Но ваш друг вкупе с нашей смертницей – конструкция хрупкая и везти их куда-то, когда кругом народные гуляния – самоубийство. Пусть уж здесь, без поезда мост не рухнет. А отцепить заместителя командующего, увы, не получится. Эта леска лишь обманка, она ни за что не тянет. Ему мешает уйти другая система.

Тут Фейн ткнул пальцем в какую-то коробочку:

— Емкостный датчик. Девушка активировала его, когда нажала кнопку на джойстике в кармане. Сейчас взрыв должен произойти в случае, если она кнопку отпустит, либо если Ирвин отойдет и их общая емкость изменится. И манекен на 80 пикофарад я вам оперативно не подберу.

Но! Как я уже сказал, и Валери бы со мной согласился, без питания этот фокус не пройдет. Тут он перевел взгляд на Ирвина:

— Готовы проверить, заместитель командующего?

Ирвин глубоко вздохнул и кивнул.

***

Перрон опустел за каких-то пять минут. Даже тело Максимильяно утащили. Ирвин повернул голову. Он ожидал увидеть решительный взгляд Ванды, полный самопожертвования во имя высшей цели, но…

Ванда, вся в лоскутах своей же разрезанной одежды, лежала на каменной плитке и тихонько всхлипывала. Больше никаких волевых выражений на лице, лишь ревущая молодая девушка. Замкому вдруг стало ее жалко. Он слегка улыбнулся:

— Не ревите. Все кончится куда лучше, чем могло бы. Мы не взорвемся, Фейну в вопросах пластида я доверяю. А вас ждет долгая жизнь.

— Конечно. Даже если не взорвемся сейчас, меня расстреляют. При чем, Метрополия, свои же.

— -Ну… зависит от того, что вы скажете и будете делать. Астру Нову тоже должны были расстрелять, а нет, жива-здорова, вон как бегает. Неужели вы так и не поняли, что вам отдавала приказы не Метрополия? И делалось все не ради Стелфаста.

— Тогда зачем?

— Зависит от того, кто отдавал вам приказы. Если вы мне скажете, кто это, я могу посодействовать в вашей дальнейшей судьбе, а прямо сейчас объясню кто во что играл. Или вы думаете, что Континент централизованно решил продолжать «Метаморфозу»? Которую сам же законсервировал больше десяти лет назад. И решил продолжать сейчас, в момент спокойствия и благополучия Холмовых Стражей?

Ирвин, мягко говоря, лукавил. Схлопотать смертную казнь у Ванды были все шансы, а имя тайного главы «Южного Стелфаста» ему, скорее всего, ничего не скажет. Но вот здесь, лежа на перроне, у него есть шанс выпытать из девушки куда больше, чем на допросах в дальнейшем. Еще и разбавив свою речь фактами, которые Ванде могли показать его осведомленность, Ирвин старался создать иллюзию, что знает больше, чем на самом деле. И лучше бы ей ответить, ведь Комитет никогда не чурался пытками.

Девушка посмотрела в небо. Потом сказала:

— Антонио Гведолини. Он все это начал. Сказал, что мы реализуем план Континента. А теперь… Я уж и не знаю.

Имя Гведолини показалось Интерферу смутно знакомым, но он не помнил, откуда его слышал.

В любом случае, вспоминать было некогда. С верхнего яруса раздалась команда Фейна:

— Давай!

Заместитель командующего вздохнул и вдруг ободряюще улыбнулся своей потенциальной убийце:

— Все ошибаются, Ванда. Отпускайте кнопку и мы узнаем, чего будут стоить нам наши ошибки.

Девушка тихонько всхлипнула и разжала руку.

Яндекс.Метрика