Глава 27. Детонатор.

С обеих сторон от дороги по мосту проходили две узенькие пешеходные зоны. Народа на них было не просто много, он валил толпой. Ванда и Ирвин шли в этом людском потоке, напоминая супружескую пару на прогулке.

— Куда они все идут? – спросил Ирвин, - тут же рядом нет города, откуда их столько?

— Просто гуляют, - девушка не смотрела на своего спутника и говорила куда-то в сторону. К счастью ветер дул в нужном направлении и Интерфер прекрасно слышал каждое слово. - Сегодня же выходной. Юнайский мост вообще популярное место для прогулок, особенно в дни Единства. Кто-то оставляет машины на парковке с той стороны, кто-то приезжает на поезде. Абсолютно большинство людей вокруг – жители Аваста.

— А если тут окажется кто-то из Холмовых Стражей, кто ненавидит Миртран, но просто приехал прогуляться?

— Я уже говорила. Патриотам в такой день тут делать НЕЧЕГО. Все, кто пришел сюда рады объединению. Помните, что вам Въелли говорил? Кто-то наслаждается экономическим подъемом провинции и ради сытой жизни готов прислуживать выскочкам из Аваста.

Ирвин промолчал. Они добрались до широкой металлической лестницы, ведущей вниз. Ванда уверенно ступила на нее, пришлось и замкому. Внизу виднелись рельсы второго яруса, так же толпился народ. И послышался гудок приближающегося поезда. Развязка близилась, а плана все не было. И тут…

***

Астра уже подустала, но все же старалась держать себя в тонусе. Купила в одном из многочисленных временных ларьков стакан кофе, выпила. Помогло.

Другие агенты тоже устали, но их хотя бы немного тасовали, периодически давая части возможность отдохнуть.

Солнце уже близилось к горизонту, по всей площади стали включать подсветку, программа была выполнена почти полностью. Остался самый важный этап.

На сцену, под бурные аплодисменты, вышел губернатор Шеллентер. Он беспечно улыбался, но его виду едва ли можно было сказать, что в провинции творится нечто невообразимое. Картинно постучав по микрофону, губернатор начал свою речь. Астра не вслушивалась, но Шеллентер ожидаемо оказался неплохим оратором. Он говорил живо, немного разбавляя свою речь шуточками, но не больше, чем положено официальному лицу такого уровня. Какая-то чепуха, про дружбу, единство, процветание колонии.

Астра внимательно смотрела вокруг. Если не сейчас, то когда?

— Мы уже давно стёрли все различия, между нами, нам удалось исправить вековую несправедливость…

Кто? Вокруг все как обычно. Народ подустал, но все же слушал губернатора. Часть уже хорошо выпила, но в Холомовых Стражах публика в принципе была культурней. На Шарре уже начались бы хмельные крики и стычки под алкоголем.

— …Здесь Миртран, Стелфаст, Георгин, Реомюр…

Девушка поймала себя на мысли, что ведь в провинции есть и другие города, помимо двух главных.

— Завтра прошу вас не валяться долго, второй день никто не отменял…

Стоп, что? Астра резко подняла голову и посмотрела на выступление губернатора. Потом вежливо спросила у какой-то девушки, стоящей рядом с ней:

— О каком втором дне он говорит?

— День Единства празднуется в три дня, последняя неделя ноября, пятница суббота и воскресенье. Первый самый насыщенный, на второй все обычно гуляют. На третий отсыпаются перед понедельником. А вы не местная?

— Нет, - ответила Астра и отвернулась.

Так, второй день. В первый охрана такая, что мышь не пробежит, особенно сейчас. А вот на второй, все могут расслабиться. Тем более, что в массовых гуляниях вряд ли будет такая же организованность, как сегодня, когда все пришли посмотреть выступления на центральную площадь. Значит…

***

Ирвина бросило в жар. Мимо них спокойно прошла девушка. Девушка. Закутанная в легкий меховой шарфик. Она ела мороженое.

Интерфер сделал усилие, чтобы не оглянуться ей вслед и не выдать себя. Девушка. Та самая или просто похожа? Проклятье, да конечно она! Замком видел Николет не слишком долго и с тех пор прошло больше двух лет. Девушка чуть пополнела, но ее явно наряжали как в тот раз. Подобрали похожий свитер, шарф точно такой же, джинсы. Сомнений нет, это она. Метка.

Николет была «ярким персонажем», человеком, который сообщал Юджину Ами (тогда еще Крису Когелю), что готовится представление, финалом которого станет его эвакуация. Ее задачей было просто попасться полицейскому на глаза. Да, больше двух лет назад, операция «Паника»…

Ирвин уж не помнил, кто это придумал. И вот сейчас, спустя столько времени, Николет в той же одежде идет мимо него. Совпадение? Да как же!

Молодой человек острожное спускался по лестнице, Ванда держала его под руку. Кажется, ничего не заметила. Внизу показалось табло, с датой и временем прибытия следующего поезда.

Суббота, 13-00. Поезд будет через две минуты.

***

Ванда и Ирвин вышли прямо на перрон. Вокруг толкалась куча народа, стоял обычный людской гул. На первый взгляд ничего подозрительного, но Ирвин, конечно, видел, что в толпе тут и там затесались люди с оружием. Кто-то со скучающим видом смотрел на табло, вот парочка о чем-то спорит, крепкий молодой человек покупает газировку. Взял стакан, а держать неудобно. У него под мышкой пистолет, да таких габаритов, что хватит половину перрона положить.

Может это члены Стелфаста? Ирвин тряхнул головой. Нет, было бы глупо наводнять перрон своими, зная, что тут будет взрыв. Это полиция или Комитет. Непонятно как, но они их нашли. Хочется верить, что и с Астрой все в порядке.

Снова раздался свисток поезда и показался сам состав – он как раз готовился заехать на мост.

Ирвин осторожно покосился на Ванду. Интересно, она видит, что происходит вокруг? Нет, девушка была сосредоточена как никогда и явно не замечала ловушки. Левой рукой она продолжала держать Ирвина под руку (при чем сжимала плечо все сильнее и сильнее), правая была в кармане куртки. Наверняка уже на взрывателе.

Интерфер вздохнул. Девушку в шарфике ему показали не просто так. Похоже, полиции известно о взрывчатке на теле Ванды. И от него ждут каких-то действий. Ему нельзя отходить от спутницы, чтобы детонатор не сработал от лески. А еще Ванда давненько не достает правую руку из кармана. Там детонатор, наверняка уже нажала на кнопку и если ее отпустит, все тут взлетит на воздух. Точнее, упадет в воду.

Поезд, который собирался заехать на мост вдруг остановился прямо на линии между сушей и первой секцией. Просто встал и начал активно гудеть. Народ удивлённо вытягивал головы, пытаясь понять, что происходит и почему их железнодорожный транспорт не едет.

Ирвин внутренне сжался как пружина. Резко разогнуть правую руку, прижать Ванду к себе, длины лески хватит. Схватить ее за карман, сжать руку. И не разжимать, пока переодетые агенты не помогут. Больше вариантов нет. Поймать сквозь легкую ткань крошечный кулачок Ванды – задача маловыполнимая, надо бы ее как-то спровоцировать хоть контур обозначить. То есть она должна вытянуть правую руку чуть вперед. Проклятье, да нет на это времени!

Была не была!

Замком уже собрался воплотить план в действие, как вдруг над ухом раздался голос:

— Ванда, у мня для тебя отличная новость. Сегодня мы унесем в могилу кучу полиции.

Прямо за молодыми людьми стоял Марк Максимильяно. Его лицо было абсолютно непроницаемо.

Яндекс.Метрика