Глава 14. Перешеек.

Марк Максимильяно шел по пригороду Стелфаста. Бескомпромиссного и уверенного в себе командора было не узнать, он брел понурив голову и сильно сутулился. Окружающая картина так же не добавляла оптимизма. Последние пятнадцать лет его родной город в буквальном смысле зарастал бурьяном. Когда-то чистая и вылизанная окраина сейчас неумолимо ветшала, около трети домов выставлены на продажу. Только все равно никто не купит. Конечно, командор не был в Рекуренте и не видел, как может выглядеть промышленный мегаполис. Но он и родился не в колонии.

Он помнил чистые аккуратные улицы Стелфаста, яркие пригороды, монолитный центр. Их город все равно оставался поселением на территории Континента и получал соответствующий уход. Но после потери статуса центра провинции этого уже не хватало.

Молодой человек подошел к калитке одного из домов и замер как вкопанный. Он не был здесь уже… сколько… Наверное лет пять. Да, почти пять лет прошло. А помнится все как вчера. Как он провожал Патрисию до этой самой калитки, обнимал и целовал. Как, бывало, его приглашали внутрь и они вместе с ее родителями пили чай на веранде. Иногда жарили барбекю на заднем дворе.

Те два года Марк был просто на небесах от счастья. Он не знал, что так может быть. В его холодной и чопорной семье было не принято проявлять теплоту, а в этом доме такое было за норму.

Командор дотронулся до калитки и вздохнул. Затем решительно нажал на звонок.

Какое-то время было тихо, потом динамик ожил:

— Слушаю.

— Патрисия, это я, Марк. Привет, - он смотрел прямо в камеру домофона.

— Привет Марк. Тебя с трудом можно узнать. Что ты хочешь?

— Ты можешь выйти на пять минут? Мне нужно поговорить с тобой.

— Марк, это очень важно? Мне несколько неудобно, да и вообще все это как-то странно. Мы не виделись уж года четыре, наверное.

— Почти пять лет. И да, это очень важно, - твердо сказал Максимильяно.

— Ну хорошо… Ты только не пугайся.

Командор нахмурился. С Патрисией они расстались пять лет назад, когда она неожиданно нашла себе другого. Это случилось так внезапно, после столь красивого двухлетнего романа, что первый месяц Максимильяно просто не мог прийти в себя. Тогда он еще не был таким решительным волевым командором, обычный подросток на рубеже третьего десятка, живущий в розовом мире и строящий иллюзии светлого будущего. Это был сильнейший удар, наверное, самый сильный в его жизни. И Марк до сих пор толком не оправился.

Дверь открылась и на веранду вышла Патрисия в наспех накинутой куртке. Командор глубоко вздохнул. Теперь понятно, что она имела ввиду. Девушка была беременна, судя по размеру живота месяц восьмой. Что ж…

— Привет!

— Привет, - кивнул ей Максимильяно. Она нерешительно подошла к нему. На ее лице читалось удивление.

— Что-то случилось? Ты пропал на столько лет, ни весточки, ни письма…

— Патрисия, давай назовем вещи своими именами. У тебя были новые отношения, и в них мне места не было, даже в качестве друга. Тем более, что я никогда не смог бы стать твоим другом после… после всего, что между нами было. Я решил, что мне будет лучше тебя не видеть. И тебе тоже.

Девушка опустила глаза и слегка кивнула:

— Наверное, ты прав. Прости меня, еще раз за все.

— Давно простил. Патрисия… А вы поженились в итоге?

— Да. Вот, как видишь. Седьмой месяц.

— Ясно.

Марк глубоко вздохнул. Руки у него дрожали. Он не знал, чего ждал от этой встречи, но явно не такого. Они женаты, она беременна. Счастливая семья. Только вот почему живет в доме родителей?

— А почему ты живешь в доме родителей?

-Я тут давно не живу. Просто тебе повезло, в гости приехала. Но все же, пять лет и вдруг ты появился. У тебя что-то случилось?

— Нет.. То есть да. Патрисия, я сглупил, что пришел. Прости. Пойду.

Девушка растерянно кивнула. Максимильяно внимательно посмотрел на нее и вдруг увидел… Да, именно оно. Облегчение. Сто лет он ей не нужен, разговаривать с ним, переживать снова. У нее другая жизнь, в этой жизни его нет. Чтобы он там себе не фантазировал все эти годы. Его появление – это лишь непонятная и ненужная проблема. Ей, на седьмом-то месяце. Командор вдруг выпрямился и быстро сказал:

— Я просто хотел тебя увидеть. Я сейчас член «Южного Стелфаста».

— -Да я помню, ты записался к ним сразу после того, как мы…

— …Расстались. Верно. Может так получиться, что из того места, куда меня пошлют я уже не вернусь. Хотел взглянуть на тебя, в конце концов ты важная часть моей жизни. Решил, что имею на это право в качестве последнего желания.

Девушка удивилась:

— Но ведь «Южный Стелфаст» всего лишь патриотическое движение! Что может с тобой случиться?

— Это неважно, Патрисия. Спасибо, что не прогнала. И… наверное я все еще люблю тебя.

После этих слов командор резко развернулся и быстро пошел прочь, оставив девушку с открытым ртом от такого внезапного признания. А лицо молодого человека вновь ожесточилось, взгляд стал холодным и пронзительным.

После разговора с Астрой именно его, Марка Максимильяно поставили во главе операции «Перешеек». Это было его наказание, за столь легкомысленную беседу с Новой. К реализации «Перешейка» Неустрашимые готовились давно. И не было почти никаких сомнений, что все исполнители погибнут.

***

Ирвин уже подходил к гостинице, когда припаркованная невдалеке полицейская машина вдруг сверкнула всеми мигалками. Молодой человек удивился, но приблизился к ней, на всякий случай, засунув руку под куртку. Там, в кобуре, прятался пистолет. Дверь машины открылась, за рулем сидела Астра:

— Залазь, быстрей!

Ирвин убрал руку с пистолета и залез на пассажирское сиденье:

— Что произошло? Ты почему не в номере?

Астра загадочно улыбнулась:

— Да у меня тут кое-какие новости есть.

— По Максимильяно? Его удалось идентифицировать?

— Нет. Фейн честно сказал, что пока не будет результатов ДНК никаких подвижек в сторону «Южного Стелфаста» ждать не стоит. Его можно понять, более чем можно… А как у тебя день прошел?

— Со старым другом встретился, - и Интерфер вкратце пересказал девушке содержание беседы с Юджином. Имя Ами он решил в разговоре не упоминать, но Нова сама догадалась. Правда виду не подала. Выглядела она более чем возбужденной.

— Ирвин, у нас, наконец кое-что начинает сходиться. Я тебе больше скажу, половину-то пазла мы уже собрали! Я пока не знаю, куда тут пристроить твою Наташу, может и никуда. А вот остальное встает на свои места.

— Это здорово. Только я ни черта не понимаю. И Наташа не моя.

— Ну смотри. Мы точно знаем про Кирташа, что он родился на Авасте. При этом у него белые пятна в биографии, такие же, как у всего нынешнего руководства Холмовых Стражей во главе с губернатором. Что это значит?

— Что он родился не на Авасте, а был одним из членов сборной команды управленцев, присланной сюда пятнадцать лет назад. Максимильяно и компания ошиблись относительно него.

Глаза у девушки горели:

— А если нет? Ты допускаешь, что наши юные террористы из Стелфаста более чем правы

— Тогда я точно ничего не понимаю. Давай, рассказывай, что тебе удалось накопать?

Астра немного приосанилась и начала:

— Один человек из ИДА остался жив. То есть теперь я понимаю, что их, живых, осталось куда больше, но один официально. Он сошел с ума, пока работал в подполье. Нагрузка колоссальная, все время в напряжении, поймают – убьют. Вот крыша и поехала. У него тяжелая форма шизофрении. Находится в психиатрической лечебнице Миртрана. Я только что оттуда.

Ирвин внимательно слушал.

— Поговорила с ним. Он почти неадекватен, живет в каком-то своем мирке, разговаривает с голосами. Голосами из прошлого. В том числе и с Валери, - девушка хитро посмотрела на Интерфера.

— Ну говори, не томи!

— Толку от этого психа ноль, но вот с Валери, как оказалось, он был знаком плотно. И есть у него одна шкатулочка. Целый час слушала его бредни, пока он мне ее показал. А в шкатулочке, - тут девушка сделала картинную паузу.

— НУ?

— Фотография нашего больного и Валери пятнадцатилетней давности. Сейчас, Ирвин, еще раз. У нас есть официальный снимок Валери перед казнью. И куча поводов сомневаться, что это не тот человек, что Метрополия арестовала кого-то другого. Есть слова сумасшедшего и старое фото. Отдать мне он его не отдал, но я скопировала. По утверждению нашего сумасшедшего – настоящий Валери на нем.

Ирвин задумался. Потом спросил:

— И ты, конечно, веришь сумасшедшему?

— Вряд ли бы поверила, если бы не одно обстоятельство. Смотри, Валери слева, - Астра достала портативный компьютер и показала на нем скопированную фотографию. Ирвин поперхнулся. С экрана на него смотрел молодой, но легко узнаваемый человек.

Начальник отдела спецрасследований полиции Шон Фейн держал в руках винтовку и улыбался.

Яндекс.Метрика