Глава 12. Валери?

Астра сидела в номере Ирвина и пила горячий какао. Удивительно, они расстались всего пару часов назад, а у обоих уже произошло столько, что пришлось устроить экспресс-совещание.

Интерфер был несколько напряжен, пока слушал историю девушки. В конце он очень осторожно спросил:

— И что они от вас хотят? Какую именно помощь?

— Ну а вы как думаете? Информацию о ходе расследования, чтобы четче координировать свои действия.

Ирвин был уже сама осторожность:

— И что вы решили?

Астра посмотрела на него как на идиота:

— Ирвин, а мне думать тут особо не надо. Максимильяно – клоун, который поперся ко мне по собственной инициативе. Я допускаю, что ведению партизанских боев он и обучен, но по сути фанатик-идеалист. И не понимает очевидных вещей. Даже если меня не знать лично, по краткой биографии ясно – выходцы с Аваста мне куда ближе, чем любой коренной житель Холмовых Стражей. А вы что подумали?

Иривн смотрел в пол.

— Что я соглашусь? Три года сидела, копила злобу, и вот он шанс, да заместитель командующего? Так вы посчитали?

Интерфер молчал. Астра, было закипевшая, немного успокоилась. В конце концов, Ирвин не обязан знать, что происходит у нее в голове. А подумать в такой ситуации можно всякое.

— Ладно. Не обижайтесь, - Астра снова говорила обычным тоном, - поверьте, для меня тут все чужие. Но на Авасте есть что-то родное. И да, вы правы, его история заставляет задуматься. Вы это хотели мне показать, когда просили поехать вместе? Это ваш выход для колоний?

Молодой человек заметно оживился:

— Да! Если когда-то кого-то приняли в состав Метрополии, дали им равные права, почему этого не может случиться снова?

— Аваст был частью Континента, вы сами это говорили. В сказочку Метрополии про территориальную оптимизацию тогда поверили. Но если архипелаг Шарра, который затерян где-то в океане, таким же образом включат в состав Континента… Я думаю, возникнут вопросы. Кроме того, Авасту удалось навести столько шороху именно благодаря общей границе.

Ирвин примирительно поднял руку:

— Астра, мы тут два дня, а уже столько всего случилось. И, я почему-то уверен, еще случится. Мы пока не поняли всего, даже про тот бунт вскрывается все больше подробностей. Давай пока не делать глобальных выводов, а заниматься расследованием и присматриваться.

Вернемся к командору. Не хочется примерить на себя роль двойного агента?

Астра откинулась в кресле и поставила уже пустую чашку на ручку:

— Не думаю, что что-то получится. Как только хозяева нашего командора узнают про его инициативу, то зарубят ее на корню. Они-то вряд ли там идеалисты. А может и самого командора зарубят, кто знает, какие у них там порядки. Я думаю, что вряд ли еще увижу Максимильяно.

Ирвин нехотя с ней согласился. Потом в двух словах пересказал содержание беседы с Наташей. Нова оживилась:

— Ты смотри, какая оторва-то! Я не особо удивлена, тем, что она сидит на своем месте. Куратор таким и должен быть – любопытным и располагающим к себе. Но ее личная жизнь – это, конечно, что-то.

Ирвин хмыкнул, но сказал про другое:

— Меня больше волнует куда привязать ее историю про Валери. Если этот человек жив и если он был гением подполья, то в убийствах полицейских явно его почерк. Убивать врагов на своей территории без особого шума. Если все это совершал «Южный Стелфаст», то я не представляю, как Валери мог быть с ними связан. Они противники, прям враги-враги, вряд ли есть хоть одна точка соприкосновения.

— Ну… Вы правы, Валери не вяжется с этим. Может его и нет. Насколько его методы уникальны? Может Максимильяно и компания просто переняла удачную тактику врагов. А самого Валери может уже нет в живых. Если он и избежал наказания пятнадцать лет назад, то не факт, что дотянул до сегодня. Это еще если избежал. Словам Наташи я бы доверяла с осторожностью. Хотя вам она явно нравится, - последнюю фразу Астра сказала, слегка поиграв бровями. Подкол удался, обычно спокойный и задумчивый Ирвин прямо-таки залился краской:

— Ну она интересная… Есть в ней что-то… Но вы правы, таким людям доверять не стоит. Как, кстати, и Фейну.

— Да, про Фейна! Вы верите, что он сам не мог преодолеть этот гриф секретности?

— Ни на йоту. Думаю, он просто не ожидал увидеть его в том месте. И вскрыл, когда мы ушли. Даже если прав не хватает, начальник отдела спецрасследований явно может там весь подвал переворошить. И никто ему не запретит увидеть бумажный вариант. Зыбко все здесь, Астра, у всех свои интересы, своя игра, и, что самое главное, свои мотивы. Мы не понимаем и половины из них.

Астра хмыкнула:

— Самое смешное, что у нас тоже свои мотивы, мы тоже не говорим всей правды ни одному человеку и не факт, что все правильно понимают нашу цель здесь. Так что, мы тут как дома.

***

Третий день выдался у Ирвина свободным. Астру увезли в управление полиции, снять показания, составить фоторобот Максимильяно, попробовать отследить их путь через камеры видеонаблюдения. Для Фейна идентификация хоть кого-то из противников стала бы огромным шагом вперед. Кроме того, нужно было принимать решение по «Южному Стелфасту», для этого даже назначили совещание всех руководителей полиции. Но оно планировалось вечером.

Машину Ирвину поменяли, предыдущую забрали для исследований: надеялись найти волосы или частички кожи командора. Вообще, шум поднялся невероятный. Ирвин был рад этому. Во-первых, про него все забыли. Во-вторых, двух суток не прошло, а они уже сдвинули дело с мёртвой точки.

Сегодня у него была назначена встреча в одном из центральных кафе. Ничего особенного от этой встречи Ирвин не ждал, в принципе ее даже скрывать было необязательно. Но все же замком предпочел не говорить даже Астре.

Кафе располагалось на большой остеклённой веранде, пристроенной к одному из старинных особнячков. Интерфер вообще заметил, что если в Миртране что-то остеклить, затянуть и любым способом огородить от ветра, то становится куда теплее. Сказывалась близость океана, правда было неясно, почему на его родном архипелаге такой погоды нет. Ирвин все собирался про это почитать и все забывал.

В кафе замкома уже ждал человек, примерно одного с ним возраста. И что необычно – приблизительно тех же габаритов. Интерфер уверенно подошел к нему и протянул руку. Тот поднялся с места и пожал ее. На губах у него была радостная улыбка:

— Я уж думал, не встретимся!

— Юджин, я работаю в колонии, Шарру просто так покинуть не могу. А вот ты к нам что-то не приезжаешь уже полгода.

Юджин Ами виновато пожал плечами:

— С тех пор, как я не Крис Когель, работы валом. Это у вас там сиди в кабинете и строй догадки, а в Метрополии, особенно в столице, все строго.

— Ну конечно, - улыбнулся Ирвин, - рассказывай.

— Ну… так. Терпимо. Оцени, я через четверть Континента летел, чтобы с тобой тут встретиться.

Юджин и Ирвин сели за стол. После завершения операции «Паника» они не виделись почти два года, однако жизнь забросила Ами на Шарру с проверкой. После чего общение и дружба молодых людей как-то сама собой возобновилась, правда общаться приходилось только по спикерфону или через Сеть.

Естественное, когда Интерфер узнал, что будет на Континенте, сразу сообщил другу и они решили встретиться. Заодно замком попросил его кое-что узнать. После первого обмена новостями Ирвин вкратце рассказал Юджину зачем он здесь и что произошло за последнюю неделю. Ами слушал не перебивая и по ходу все больше хмурился. Когда Интерфер закончил, он сказал:

— Я думаю, вы копаете в правильном направлении. Ты прав, у Фейна есть все полномочия, если не залезть под гриф Совершенно Секретно, так хоть получить бумажный вариант документа. Почему он не стал делать это при вас – большой вопрос.

Я тут вкратце почитал историю этой «территориальной оптимизации». Скажу тебе такую вещь, в Комитете Метрополии совсем другой взгляд на те события, нежели ты мне описал. Общая канва та же, только вот предупреждения Валери о взрывах расценивались совсем в ином ключе.

— Каком же? - Ирвин внимательно слушал бывшего напарника.

— Понимаешь, была самая настоящая схватка с непокорной колонией. Стелфаст слишком близко к границе, а Юнайский погранпост защищал только переход через сушу. Но диверсанты добирались по воде, а берег тут длинный и взять его под контроль почти нереально.

То, что диверсантов не ловили тоже миф, тут не одну группу схватили и расстреляли. Просто Метрополия старается не распространяться о тех событиях, потому что война была между двумя частями ее провинции на ее территории, если смотреть сегодняшним днем. Открытой информации в официальных источниках мало, вот и ее и коверкают как кому удобно. На самом деле, не было такой паники, ужаса, невозможности что-то сделать, как ты описал. И Валери в этом сыграл не последнюю роль. Его предупреждения Метрополия рассматривала как… даже не знаю, как это описать… жест доброй воли, что ли. Что в политическое противостояние нельзя втягивать мирных жителей. Армию убивали, ну так армия и нужна, чтобы воевать. А теперь скажи мне, много ли есть Сопротивлений, которые считались бы с человеческими жертвами мирных граждан? При чем граждан Метрополии?

Ирвин потер лоб. С такой стороны он на события не смотрел.

— Даже не знаю, существуют ли такие вообще. Если бы Шарра была поближе к Континенту, бывшие друзья Астры не преминули бы там теракт с тысячей жертв устроить.

— Именно. Теперь самое интересное! После территориальной оптимизации полностью реформируется система власти. Формируют новую полицию, новую администрацию, назначен новый губернатор. Все эти люди, ну, большей частью, остаются у власти и сейчас. Губернатор Шеллентер, а еще шеф полиции Лакруа, и шеф тайного сыска Фейн. Это те фамилии, что ты назвал, на само деле их больше.

— А что в этом странного?

— Само по себе ничего, - тут Юджину принесли заказанный кофе и он замолчал, пока официант ставил перед ним чашку. Потом продолжил, - само по себе ничего. Но я полез поковыряться в их биографию, уж не знаю зачем. И представь, узнал интересную вещь, которой сначала не придал значения.

Ирвин был заинтригован дальше некуда.

— Этих людей собирали по всей Метрополии. Главное условие – чтобы не из Холмовых Стражей, поскольку чиновники оттуда были бы предвзяты. Любой житель Континента предвзят к людям из колоний, особенно в такой ситуации. Но переносить столицу на Аваст и назначать губернатором кого-то из Стелфаста – глупо, это понимали все. Назначить на ключевые посты кого-то из Аваста так же было не вариант. Со временем уроженцы бывшей колонии стали занимать высокие должности, тут Максимильяно отчасти прав, но сказать, что они играют какую-то видную роль сейчас… ну не совсем правильно. Бал правит именно та сборная со всех провинций.

— А в чем интересная вещь-то?

— Почти у каждого из этих людей есть пробелы в биографии. Такие же, как у Кирташа, ты рассказал и я вспомнил. Какая-то неполнота, дырки… Я не знаю откуда они взялись, но… Чувствую, что что-то здесь нечисто. Вот, - и Юджин отхлебнул кофе из чашки.

Ирвин задумался. На некоторое время повисла пауза. Потом замком все же спросил:

— А как ты думаешь, мог остаться в живых кто-то из того подполья? Валери, ДеВольт? И могут ли они приложить свою руку к нынешним событиям?

Юджин пожал плечами:

— По той информации, что я располагаю, маловероятно. ДеВольт точно расстрелян, его официально судили, правда в закрытом режиме, там доказательства были железобетонные, что он – это он. Валери, теоретически, мог избежать наказания и вместо него расстреляли кого-то другого. Но шанс этого один из миллиона. А главное – вы же теперь знаете, кто убил всех тех полицейских и чиновников? «Южный Стелфаст».

Ирвину тоже принесли его заказ – ореховый кофе с пенкой. Пока официант расставлял его, снова было тихо. Потом замком ответил:

— Это движение – обычное движение патриотов Метрополии и своего города, просто у них есть навязчивая цель. И они не слишком умны, Максимильяно это доказал. Но невероятно хорошо подготовлены, до нашего появления от них даже следа не было, хотя совершали весьма громкие преступления. И командор этот в машину к Астре подсел, не докопаешься, она даже не успела пикнуть. А ты ее знаешь, у нее глаза на затылке.

Юджин усмехнулся и кивнул. Астру он и правда знал хорошо.

— Ощущение такое, что из кучки юнцов с идеей подготовили очень сильную группу. Но кто?

— Валери?

— Больно почерк похож на него. И квалификация у него есть соответствующая. Только вот зачем? Такие как Максимильяно его главные враги, кто делит людей на Метрополию и колонии. Они, «Южный Стелфаст», убивали-то чиновников-выходцев с полуострова. То есть бывших колониальных жителей, за которых сражался Валери.

Юджин пожал плечами:

— Может обижен оказался на Аваст, мол, мы за них сражались, а им Метрополия посулила лучшую жизнь, они всех и выдали?

Интерфер неопределённо пожал плечами. Ответа он не знал. Они еще немного поболтали, Ирвин повыпытывал у друга про его личную жизнь. Мало что не изменилось. Скоротечные романы Юджина шли один за другим, но ничего серьезного не было. И не планировалось. В ответ на похожие вопросы со стороны Ами Интерфер не удержался и рассказал про Наташу, ее необычное обаяние и настырность. Правда:

— Правда вряд ли там какой интерес у нее, кроме рабочего. Но подход к работе уникальный.

Ами вдруг высоко вскинул голову и уточнил:

— У Наташи фамилия Кодаш? Такая невысокая, медные волосы, спортивная.

— Да. Ты ее знаешь?

— Слышал. Ирвин, будь с ней аккуратнее. Она… эх, - тут Ами на пару секунд замолчал, потом продолжил, подбирая слова, - Понимаешь, она работает на Континент.

Интерфер удивленно посмотрел на Юджина, но все же усмехнулся:

— Я как бы догадываюсь, она куратор полиции, а вообще твоя коллега. Работает в Комитете Метрополии.

Юджин смотрел в чашку и даже немного понизил голос:

— Нет, она в Комитете только числится. На самом деле Наташа Кодаш – это внутренняя разведка.

Яндекс.Метрика