Глава 11. Мятежники Континента.

Полицейская машина неспешно колесила по улицам Миртрана. На обывательский взгляд ничего особенного, обычный патруль. За затемненными окнами наверняка сидят двое-трое полицейских в форме и высматривают нарушения общественного порядка. Рядовая картина на улицах вечернего города.

Но ничего этого не было и в помине. Астра Нова, сидевшая за рулем, периодически косилась на своего похитителя. Ей уже было очевидно, что никакой он не полицейский, наверняка один из тех, за кем ее с Ирвином прислали охотиться. Что ж, в первый день они сделали немало, теперь надо придумать, как живой выбраться.

На секунду она отвлеклась от дороги и посмотрела на своего пассажира. Тот поймал взгляд:

— Не бойтесь, капитан Нова. Если вы не будете глупить, то ничего с вами не случится. Просто покатаемся и поговорим, потом я уйду.

— Мы уже полчаса катаемся, вы тычете в меня пистолетом и молчите. Может хоть представитесь?

Молодой человек улыбнулся:

— Я просто высматриваю, не пустил ли Фейн кого по следу за нами. Он может.

— Не сомневаюсь. А вас не смущает, что мы в полицейской машине? Тут наверняка есть жучок, навигатор, все ее передвижения отслеживаются.

— Этого я как раз не боюсь, - похититель достал из кармана какую-то коробочку, - у меня есть волшебная шкатулка, которая глушит все сигналы в районе десяти метров. Эта машина может делать все, что хочет, с базой она все равно не свяжется. Но! Вы правы, пожалуй пора и представиться. Я – Марк Максимильяно. Командор летучей группы Неустрашимых.

— Замечательное начало, Марк. Я –Астра Нова, капитан колониальной полиции колонии Шарра. Что дальше?

Максимильяно забавно поморщил нос:

— Не иронизируйте. Я правда хочу поговорить и сделать вам интересное предложение.

— Замуж не выйду.

Командор засмеялся. Честно и открыто. Астра как раз выруливала на одну из главных магистралей. Она уже прикидывала, что можно включить мигалки и вдавить акселератор по полной. На прямой они разгонятся километров до двухсот, с мигалками их никто не зацепит. А стрелять в водителя на такой скорости – самоубийство. Правда Максимильяно утверждает, что убивать ее он не хочет, но пистолетом под ребра все равно тычет. Мало ли чего он там говорит, может Кирташ слышал тоже самое перед смертью?

— В общем, нам известно, что вы совсем не простой капитан полиции. В прошлом вы были мятежником.

— Было такое. Но вот уже почти три года я на службе у Метрополии.

Максимильяно внимательно посмотрел, Астра буквально почувствовала, как он буравит ее глазами:

— И это правда?

— Что именно?

— Вы действительно верой и правдой служите полиции? Вы? Столько лет отдавшая борьбе за независимость своей родины?

— Родине можно служить по-разному, командор. Два с половиной года назад меня заставили надеть эту форму. Но за то время я успела пересмотреть некоторые свои взгляды. Я хочу благополучия для Шарры. Пока мои усилия в полиции и бездействие против Континента приносят больше пользы.

— И вы готовы прожить так всю жизнь?

— Я пока не знаю ответа на этот вопрос. Зато вы, судя по всему, его знаете?

Максимильяно неожиданно убрал пистолет от девушки, заткнул его за пояс и откинулся на сиденье. Чего это он?

— Я тоже хочу для своей родины благополучия. В отличие от вас я рожден в Метрополии и люблю ее. Но свою родину люблю больше.

— Разве это не одно и то же? – осторожно спросила Астра.

— Представьте себе, нет. Мой родной Стелфаст пришел в упадок, после переноса центра в Миртран. А руководство провинции наводнили люди, раньше жившие на Авасте. И все это при молчаливом попустительстве Метрополии. Разве такое справедливо?

— Более чем. Если столица приходит в упадок, после того, как у нее отобрали власть, значит ей больше нечего дать людям. На Шарре столицу тоже переносили. Но старая, Рекурента, умрет и захиреет еще нескоро. Хотя оттуда вывезли почти всех людей, промышленность никуда не делась, заводские трубы так и чадят. Я ее недолюбливаю, но раз она жива, значит нужна.

От этой ремарки командора аж перекосило. И все же он глубоко вздохнул и взял себя в руки:

— Вашу Рекуренту не задавались целью уничтожить. Аваст такой целью задался. Тут ненавидят все, что имеет отношение к настоящей провинции Холмовые Стражи, к ее истории, к былому величию. Вы знаете, про Юнайский мост?

— Не слышала. Знаю, что Юнай - это река, которая впадает в океан как раз в районе стыка полусотрова Аваст и Континента.

— Верно. Этот стык невероятно холмистый и труднопроходимый. Долгое время там располагался мощнейший погранпост, который фильтровал желающих попасть в Метрополию, и защищал нас от набегов колониальных жителей. А набеги, еще лет двести назад, были постоянно. С территории Аваста. Даром, что полуостров формально часть Континента, там живут такие же дикари, как на островах!

— Молодой человек, вы бы за языком следили, а то сейчас островная дикарка машину случайно с эстакады уронит! – удивительно, но Астра совсем не боялась Максимильяно. После того, как он убрал пистолет она даже позволяла себе язвить в его сторону. А ведь оружия у нее не было. И голыми руками с ним точно не справиться.

— Простите, - командор немного смешался, - я увлекся. На самом деле, я не питаю особой ненависти к островитянам, мне они ничего не сделали, а как они там живут – их дело. А вот тех, кто родился на Авасте – я ненавижу. Как и они нас.

После объединения Юнайский погранпост стал не нужен. Думали строить дорогу через холмы. Но новое руководство саботировало это решение. В итоге построили мост, чуть правее перешейка. Вроде как символ дружбы бывшей колонии и обновленной провинции. Но все прекрасно понимали, что это очередная нападка Аваста, которую пришлось проглотить.

— Хорошо, я поняла. Провинция хорошая, колония плохая. От меня вы чего хотите?

Максимильяно хитро посмотрел на Астру:

— От вас я хочу помощи.

— Ну. Я могу подвезти вас до управления и сказать, что сдались вы сами. Больше ничего в голову не приходит.

— Капитан Нова. Вы правильно сказали, работая на Метрополию вы можете сделать для своей родины очень многое. А представьте, что в Метрополии у вас появятся самые настоящие друзья? Свободу для Шарры вам не выторговать, вы сами это понимаете. Но если столицу вернут в Стелфаст, я вам обещаю гражданство и всяческое содействие властей нашей провинции вашему архипелагу. Ни у одной колонии нет такого патронажа.

Астра вздохнула и покачала головой:

— Марк, заманчиво, но сейчас вы повстанец, за которым охотится Метрополия. Не слишком ли громкие обещания?

— За мной никто не охотится. Я не числюсь в розыске. Напротив, я член молодежного патриотического движения «Южный Стелфаст». А то, что у этого движения есть боевое крыло, которое называется Неустрашимые и то, что мы прихлопнули несколько полицейских-выходцев с Аваста, так кому какое дело, пока власти не в курсе?

Ага, подумала девушка, значит Кирташ все-таки мог родиться на Авасте, во всяком случае так считают повстанцы. Не совсем понятно, кому верить: им или досье Метрополии. Но досье дырявое как решето, значит Максимильяно может быть прав. И с «Южным Стелфастом» Фейн угадал. Что ж, все становится на свои места, кроме одного Кстати:

— А почему Южный?

— А? – Максимильяно растерянно захлопал глазами, - вы про название? Наша тренировочная база находится в Южной части города. Астра, о том, что я здесь никто не знает. Попытка переманить вас на свою сторону – моя личная инициатива. И я не прошу дать ответ сейчас, подумайте. Но я почему-то уверен, что вы согласитесь.

Девушка посмотрел в зеркало заднего вида:

— Допустим, пока только допустим, я приму ваше предложение. Чего вы от меня хотите?

Яндекс.Метрика