Глава 10. Инспектор Кодаш.

Ирвин вышел из архива пятью минутами позже Астры. Девушка уже уехала, пропал и их наблюдатель со скамейки. Видимо последовал за ней, не факт, что к ним приставили много людей. Тем лучше.

Замком вдохнул прохладный воздух. В Миртране дули сильные ветра, даже на островной Шарре они не были такими пронизывающими. Правда сейчас, в начале зимы тут зеленела трава по газонам. На их родине наверняка идет снег. Тут, говорят, он вообще не выпадает.

Интерфер медленно двинулся вперед, обдумывая новую информацию. Он много читал про Аваст последние несколько лет. Его ум тоже будоражила история, что бывшая колония может получить право стать частью Метрополии. Все эти движения Сопротивления, Организации, теракты, убийства… Нужны ли они? По меркам любых бунтов на Авасте погибло очень мало людей. В основном досталось армии, на нее пришелся главный удар. Когда войска заняли колонию, им практически не оказали сопротивления, всего несколько стычек. Самое интересное началось потом. Диверсии в военных лагерях, расстрел казарм, нападения на одиночные патрули. Настоящая партизанская война. Неуловимые подпольщики.

Из раздумий его вывел веселый окрик:

— Заместитель командующего, а можно с вами пройтись?

Ирвин вздрогнул и обернулся. К нему по тротуару быстро семенила Наташа. Не так. Быстрым шагом его догоняла старший инспектор Кодаш. Да. Так будет правильно. Интерфер натянул на лицо фальшивую улыбку и как можно более нейтрально ответил:

— Я думал прогуляться в одиночестве, подумать…

— Так давайте вместе, - девушка проигнорировала слово «в одиночестве» и цапнула его под руку. Наглости ей было не занимать.

— Давайте вместе, при одном условии. Не врите, что мы случайно встретились.

— Даже и не подумаю, - Наташа посмотрела на него честными-честными глазами, - я знаю, что вы любите гулять после работы, это есть в вашем личном деле. Оставалось только узнать, когда у вашей троицы кончатся силы, но тут никаких проблем. У меня везде глаза и уши.

Ирвин хмыкнул. И решил попробовать ее поддеть:

— В моем личном деле много лжи, инспектор Кодаш.

— Ой, вы про операцию «Паника»? Все у вас там уже почистили, да и чистить-то не особо надо было. Сейчас «Паника» значится в вашем послужном списке, правда по грифом «секретно». Как вы понимаете, для меня это вообще не проблема.

Интерфер покачал головой. Потом все же решился:

— Наташ, а можно вопрос?

— Задавайте.

— Как такой человек как вы ведает надзором за полицией? Вам еще тридцати нет, а…

— Я везде, ВЕЗДЕ сую свой нос, как вы уже заметили. Я крайне любопытна до людей. Не думайте, что куратор полиции сильно высокая должность. На Континенте Комитет Метрополии представлен весьма номинально. И тем не менее. Я работаю там с семнадцати лет, уже за десять…

— Как с семнадцати? - Ирвин остановился как вкопанный, - как вам это удалось?

— В Метрополии популярны юношеские патриотические движения. В частности «Южный Стелфаст» о котором вы уже наверняка слышали немало. Комитет присматривает в их рядах себе агентов, если они уже смолоду проявляют нужные им качества.

— Даже так? – замком вновь двинулся вперед, - я не знал, думал, что комитетчиков готовят в каких-то специальных институтах.

— Так и есть. Но случайный человек туда не попадет. Я тоже училась, но уже во время учебы мы участвуем в различных спецоперациях. Впрочем, это секретно. Пожалуй, не будем продолжать, а то что-нибудь вам сболтну и придется вас убить, - тут Наташа хихикнула.

— Очень смешно, - Интерфер прекрасно понимал, что девушке от него что-то нужно, но решил буквально завалить ее вопросами. Не все ж ей выведывать!

— А бурная личная жизнь вам не мешает работать?

— Хм… Интересный вопрос. Я стараюсь вести эти сферы параллельно. Но я не такая врушка, как может показаться на первый взгляд. Моя история про два неудачных брака и выкидыш – чистая правда.

Интерфер приподнял бровь:

— Честно?

Наташа тряхнула головой:

— Абсолютно. Мне повезло встретить хорошего человека, когда мне было 20. Он носил меня на руках, и дарил цветы, целовал и любил. Прямо не парень, а поклонник. Максом звали. Что еще нужно?

— Любить в ответ?

— Ну… возможно. Он был не то, чтобы красавец, но и не урод, это точно. Только знаете, что? С ним я заскучала. Для него семья – эта такая тихая гавань, куда он приходит после жизненных штормов.

— Разумная позиция.

— Не для меня, – Кодаш поморщилась, - я быстро это поняла. Надо было уходить, сказать все как есть, тяжко, зато честно. Но куда мне, дуре двадцатилетней. Я так не смогла. И за его спиной стала еще с одним молодым человеком гулять. Когда все вскрылось - скандал. Мой Макс был холоден и сдержан, сказал, чтобы я убиралась из его жизни и больше он меня видеть не хочет. Достойно, кстати, уважения, вот так, кусок сердца выдрать и выбросить. Правда, от общих друзей знаю, что он чуть ли не на грани суицида был, но ничего. Живет сейчас… где-то. Во всяком случае живет, даже начальник какой-то. Наверное, до сих пор вспоминает. В общем, с тех пор мне в любви везти перестало. Наверное, наказание.

Ирвин невольно заслушался:

— А почему? Вы ведь выходили замуж?

— Да, за того самого молодого человека, с которым изменяла своему поклоннику. Он был не такой, постоянно что-то придумывал, организовывал, с ним было не скучно. Только туповат. Мне трудно общаться с глупыми людьми, а он был глупый. Я думала, ну и ладно, зато деятельный, душевный. Мы до брака четыре года встречались и, не поверите, не жили вместе. Так уж получилось. Поженились, купили квартиру и зажили… На стенку я полезла уже через полгода.

— Почему?

— А вот знаете, замком, как обманчив бывает внешний вид у людей? Он кипел энергией на работе, но дома ложился поперёк дивана и играл в портативный компьютер. Все! Предел мечтаний. Мы даже выбираться куда-то перестали, дом-работа. Работа меня только и отвлекала, год я с ним прожила. Потом отпуск и я взвыла. С ним пришлось жить и ОБЩАТЬСЯ. Как… я до сих пор не понимаю, как можно четыре года встречаться с человеком, но только на пятый понять какие вы разные.

— Бывает, - тактично заметил Ирвин, - быт – страшная вещь.

— Наверное. В итоге развод. Хоть чувства вины не осталось, он напился и мне с кем-то изменил, когда его друзья в кои-то веки вытащили на природу. Сам признался, а я и рада была. Использовала как повод. Умолял вернуться, но я подала на развод. Вооот. Потом секс по глупости, напряжение сбросить, беременность и новый муж. Не поверите, тупее прежнего. Вот тут я уже серьезно по Максу заскучала. Тот хоть книги читал, а не в игры играл. Дальше вы знаете. Выкидыш. Развод. И вот я снова в строю.

Наташа обворожительно улыбнулась. Интересно, она всем так на блюдечке историю своей жизни преподносит? Ирвин понял, что вопросов у него не осталось, видимо сейчас она начнет задавать свои. Приготовился. Но девушка неожиданно замолчала, просто шла с ним под руку и улыбалась. Пять минут прошло, десять. Наконец, Интерфер не выдержал:

— Наташа, ну вы ведь не о своих проблемах поговорить со мной хотели?

— Разумеется нет. Просто откровения про свою жизнь располагают на откровения собеседника. Старый прием. Чего он только с вами не работает?

— Вы ничего не спросили.

— Обычно сами начинают рассказывать. Ладно. Удалось вам что-то нарыть в архиве?

— Да. Биография полковника Кирташа и других жертв отличается явной обрывочностью сведений. Может, в иных обстоятельствах я бы не обратил на это внимание, но сейчас…

— Но сейчас это важно, согласна. Собственно, что я хотела с вами обсудить? Вы знаете, историю повстанцев Аваста? Сопротивления, как бы сказали у вас.

— У вас говорят ИДА, - Интерфер не упустил случая блеснуть новыми знаниями. И поймал себя на мысли, что хочет понравиться Наташе, -То, что есть в открытых источниках. В итоге члены организации были схвачены и казнены. Но до этого год терроризировали Метрополию у самых границ и иногда даже за.

— Верно. Но вот вам информация к размышлению. Организация была жестко законспирирована. Руководил ей некий ДеВольт, его, разумеется, нашли. А вот насчет более мелких сошек есть вопросы. В частности, боевое крыло возглавлял хитрый и неуловимый преступник по кличке Валери. Долгое время никто точно не знал мужчина это или женщина. В итоге вроде бы оказался мужчина.

— Вроде бы?

Наташа остановилась и посмотрела на Ирвина:

— Замком, я вам сейчас скажу одну вещь. Это не для всех. Максимум для ушей вашей напарницы. Я болтушка еще та, но это действительно строго секретно. Организация водила Метрополию за нос весь год. Издевалась над ней, как будто смеялась. Во время всех терактов в Стелфасте суммарно погибло семь человек. Семь! Каждую неделю по взрыву, не помогали никакие меры безопасности. И семь человек. Знаете, почему?

Ирвин отрицательно покачал головой.

— Буквально за полчаса до теракта Валери сообщал время и место очередной диверсии в Стелфасте. Все его сообщения касались только территории Метрополии, на Авасте никто никого не предупреждал. Но там, да. Стражи порядка навострились оперативно проводить эвакуации. А вот остановить ИДА не могли. Я вам все это рассказываю, чтобы вы поняли, насколько высокий уровень был у той организации. Они водили Метрополию за нос с удивительной легкостью. Им совершенно не нужны были жертвы среди гражданских, чтобы запугать всю провинцию, в то же время, образ кровавых дикарей к ним ну никак не клеился.

Ирвин сморгнул. Если все было так, то это многое объясняло. И малое число жертв в том столкновении, и такие жесткие меры Метрополии по отношению к пойманным. Силы Континента очевидно были в ярости от такого элегантного Сопротивления.

— Так вот, - продолжала Наташа, - ДеВольта поймали и расстреляли. Этот факт не ставится под сомнение. А вот кого поймали и казнили как Валери большой вопрос.

— Думаете, не того?

— Я практически уверена, что Валери жив до сих пор. Прибавьте к этому высокий уровень организации нового поколения наших противников. И кое-что проясняется, не так ли?

Яндекс.Метрика