Глава 16. Ренегат.

Фрея — единственный спутник планеты, на которой находились Континент, Шарра и другие колонии. Бело-голубое небесное тело, изъеденное кратерами, в безоблачные ночи часто светило получше городских фонарей. Хотя с солнцем ей было не сравниться.

Метрополия периодически предпринимала попытки колонизировать столь близкий и манящий спутник, туда не раз высаживались экспедиции, которые подтверждали, что поверхность полна полезных ископаемых. Но уж очень затратно было их добывать. Воздуха на Фрее не было, лететь далеко и дорого.

И просто зверские требования к здоровью космонавтов. Все понимали, что отобрать несколько членов экспедиции среди многочисленного Континента возможно, а вот найти тысячу таких же шахтёров в колониях — задача куда сложнее. Наверное, и её бы решили, но настолько острой потребности в природных богатствах Фреи пока не было и её освоение всё откладывали на потом.

Астра хотела сделать её символом Сопротивления. Вот же она, территория, свободная от Континента! Каждую ночь перед глазами. Но Ринг и Карет идею не одобрили.

Девушка любила смотреть, как ярко светится их далёкий спутник, как красиво на его фоне пролетают вертолёты. И мечтала, что когда-нибудь они всё же смогут добраться до Фреи. Не Метрополия, а ОНИ.

Сейчас небесное тело уже почти скрылось. Астра сидела на скамейке перед Лебединым прудом и бросала плавающим в нём уткам кусочки макового печенья. Таким ранним утром в парке вообще не было народа, лишь какой-то поборник здорового образа жизни совершал пробежку. Но он быстро появился на тропинке рядом с водоёмом и так же быстро исчез.

Астра практически не волновалась. Арест ей явно не грозил, даже если колониальная полиция замыслила какую-то многоходовую комбинацию, то окончится она точно не здесь и не сейчас. Да и коррумпированный лейтенант почему-то вызывал доверие. Астра вообще доверяла плохим людям, если чётко понимала их мотивы. Конечно, хотелось бы заиметь в своих рядах идейного борца с Метрополией, но откуда им таким взяться, в рядах-то офицеров полиции, тщательно вычищенной после мятежа.

Кстати, название Лебединый пруд — это в честь той малой части полиции, которая сражалась на стороне Метрополии тогда, восемь лет назад. Лебеди — существа верные, потому Континент решил использовать их как символ. Все выжившие полицейские, не предавшие Метрополию, получили офицерское звание, особую прибавку к зарплате и нашивку в виде лебедя на форме.

Ну а плавали в пруду утки. Сами лебеди на Шарре не выживали, климат не позволял.

Крис подошёл так тихо, что Астра, с её многолетним опытом и острым слухом, его не заметила. А потому вздрогнула, когда он весьма необычно начал их знакомство:

— Бу!

Девушка подпрыгнула и повернулась. Когель был в гражданской одежде: светлая футболка, облегающие штаны из грубой ткани, лёгкая куртка. Нова невольно отметила подтянутость полицейского. Несмотря на обычную внешность, он по-военному держал осанку и явно не страдал от лишнего веса. Что ж, тренировки всегда были обязательной частью подготовки штурмовых офицеров. Хотя он же не штурмовой…

Когель присел рядом с ней, достал из кармана бублик в бумажной обёртке и тоже принялся кидать мелкие кусочки уткам. Попутно начался и разговор:

— Итак, вы хотели меня видеть? Несмотря на бессонную, по милости ваших друзей, ночь, я всё же здесь.

Астра сообразила, что его вызывали на подрыв завода МФ-11. Ну ничего, поспать ещё успеет.

— Да, я хотела бы вас видеть. Задам главный вопрос: почему вы не выдали меня на Фабрике?

— Ну а вы как думаете? — Крис продолжал крошить бублик уткам и смотрел прямо перед собой.

— Давайте спрашивать здесь буду я. Понимаю, что вам непривычно, но таковы условия.

— Хорошо. Я не выдал вас, потому что знал: после такого вы захотите со мной связаться. А я могу многое, очень многое рассказать вам и вашим друзьям. И даже оказать разумную помощь. За разумное же вознаграждение.

Астра кивнула головой. Пока всё по плану:

— И чем же вы сможете нам помочь?

— Информацией, Астра, информацией. Не надейтесь, что я ещё хоть раз прикрою вас так же, как на Фабрике, я не намерен так рисковать в дальнейшем. И! Чтобы сразу всё расставить по своим местам. Я ни на йоту не верю в победу Сопротивления, потому даже не стану заикаться о гарантиях мне после Революции. Поскольку её не будет. Вы можете верить во что угодно, ваше право. Я останусь при своём мнении.

— Тогда ради чего всё это?

— Ради денег. Они у Сопротивления есть, этой ночью я ещё раз в этом убедился, когда стало известно имя одного вашего… хм… спонсора. Подозреваю, что он далеко не один.

Астра удивлённо посмотрела на Когеля. Уж не о Томили ли он говорит? Крис тоже посмотрел на девушку и улыбнулся:

— От всего я вас не уберегу. Но вот о таких вещах, как недавний штурм Фабрики, вам будет полезно знать заранее. А мне будет приятно получить вознаграждение. Это то, на что я согласен. С оружием в руках воевать за вашу странную идею я не собираюсь. Я чужой на Шарре, и меня как-то мало интересует её судьба. А вот моя — интересует.

Всё это было сказано весьма жёстко, но Астра вынуждена была признать, что Крис предлагал выгодную для Сопротивления сделку. Его-то совесть совсем не гложет, а вот Нове снова придётся переступать через себя. Ещё только коррумпированного полицейского не хватало, чтобы окончательно очернить идею революции. Самое обидное, что все они, Ринг, Томили, Когель, настолько удачно вписывались в структуру Сопротивления, что девушка уж начала задумываться, тем ли путём они идут. Ладно, к чёрту всё это. Лейтенант полезен, надо исходить из этого. Остальное потом.

Астра встала с лавочки и протянула Когелю руку ладонью вверх:

— Ваши условия понятны и приняты. Осталось одно тестовое задание, после выполнения которого вы станете заметно богаче. Пойдёмте.

Когель иронично взглянул на девушку, но за руку брать не стал, а спросил:

— Куда идём и что мне ждать от своего обряда посвящения?

— Ничего особенного. Я хочу, чтобы вы провели меня в штаб колониальной полиции.

Яндекс.Метрика