Глава 15. Страховка от проблем.

Ирвину и Крису на удивление быстро удалось найти люк, закрывающий вход в технологическую канализацию. К его поверхности были приварены две небольшие ручки, так что стянуть его с горловины не составило особого труда. Первым вниз по узкой вертикальной лесенке полез, конечно же, Ирвин — как автор опасной затеи. Крис, впрочем, хоть и критиковал решение напарника, всё же полез следом.

Лестница уходила вниз метров на десять, после чего упиралась в узкий металлический мостик. Встав на него, лейтенанты увидели, что этот мостик уходит вглубь тёмного тоннеля диаметром примерно в два человеческих роста. Крис огляделся и включил фонарик. Потом спросил:

— Ты видишь что-нибудь? Что-то подозрительное?

— Пока нет, — Ирвин тоже отстегнул от пояса портативный, но мощный фонарик и посветил вглубь тоннеля. — Но я и не надеялся найти что-то сразу. Пошли.

Мостик распорками был прикреплён к стенам тоннеля и располагался на небольшом расстоянии от дна. А может, и нет. Внизу текла довольно бурная мутная речка, точно определить её глубину на глаз было невозможно. И всё же у Криса появились первые вопросы:

— Слушай, а чего этот мост к стенам подвесили? Обычно штангами на дно ставят.

— Я вот тоже заметил. Значит, дно такое… ненадёжное. Или там ещё чего. Но ты прав, странно.

Освещая путь фонариками, напарники осторожно двинулись вперёд. В тоннеле было значительно жарче, чем на поверхности, дышать было тяжело, но воздух всё же был. Крис снова заволновался:

— А мы тут чем-нибудь не траванемся? Ты не читал, чем они печь кочегарили? Не газом, случайно?

— Углём, судя по реестру. Но отравиться тут запросто, так что, если почувствуешь себя плохо, сразу иди назад.

— А ты?

— А я посмотрю, станешь ли ты зелёным, и решу по ситуации.

Крис покачал головой и крякнул. Иронии он не оценил. И всё же продолжил идти вперёд, попутно рассуждая вслух:

— Вообще, интересно: зачем такой тоннель нужен под заводом? Это же явно не канализация?

— Нет. Я думаю, это бывший холодильник. Посмотри туда, — Ирвин посветил фонариком под потолок. — Видишь остатки старых труб?

— И что?

— Это природный холодильник. Доменные печи нередко ставили над холодной подземной речкой, трубы охлаждения опускали под землю и погружали в ледяную воду. Естественный процесс, и не надо никакого фриз-оборудования.

— Ставили? В прошедшем времени? А теперь так не делают?

— Нет, и уже давно. У такого способа есть два минуса. Первый — вода в реке резко может стать теплее. По разным причинам. И тогда печь просто перегреется. А регулировать охлаждение нечем. А вторая — в таком технологическом тоннеле происходит настоящий шторм, ледяная вода, в ней раскалённые трубы… В общем, всё это…

— Стоп! — Когель задрал голову, рассматривая трубы. — Но как они могли охлаждаться? Тут между ними и водой такое расстояние... Или их необязательно прям погружали?

— Обязательно. Вот и думай, как такое возможно. Хотя секрета тут нет, ясно и так…

Договорить Интерфер не успел. Перед ними что-то звякнуло. Крис тут же выхватил пистолет и направил в темноту. Ирвин последовал его примеру:

— Колониальная полиция! Выходите с поднятыми руками!

В темноте послышались звонкие шаги стальных набоек по железному мостику, а в свете фонариков прорисовалась фигура человека. Он шёл, немного приподняв руки. Крис посветил ему в лицо и…

— Гнилой случай! — тихонько ругнулся лейтенант и поспешно поднял свой пистолет вверх. Человеку в темноте он сказал совсем другое: — Простите, мы вас не узнали! Вы можете опустить руки, мы не будем использовать оружие.

Ирвин тоже поспешно поднял свой пистолет вверх. А вот человек в темноте, напротив, руки опустил и сделал ещё несколько шагов к напарникам. Даже здесь, в жаркой технологической канализации, Флёр Дешанель выглядел как с иголочки: безупречный чёрный костюм, начищенные ботинки, которые он как-то умудрился не испачкать.

Ирвин поспешно убрал свой пистолет в кобуру и ещё раз извинился:

— Простите, полковник, мы не собирались применять к вам оружие, просто…

Дешанель небрежно отмахнулся:

— Всё в порядке, лейтенант. Я видел, это недоразумение. Думаю, на нарушение принципа «свой-чужой» такая ерунда не потянет.

Крис облегчённо выдохнул. И меньшие недоразумения у полиции с Комитетом вырастали в серьёзные стычки на уровне руководства. К любой ситуации, которую могли истолковать как нарушение принципа «свой-чужой», относились очень серьёзно. Но Дешанель явно не был настроен на вражду:

— Позвольте узнать, что тут делает рудная безопасность?

Ирвин уже в который раз удивился зрительной памяти Дешанеля: они с Крисом были в штатском, в плохо освещённом тоннеле, а он всё равно узнал их.

— Нам дали совет спуститься в технологическую канализацию. А вы как тут оказались?

— Комитет Метрополий всегда выезжает на место терактов. Особенно таких. Но если вас интересует способ, которым я попал именно сюда, то через провал. Вон там, шагов семьсот будет, бетонная плита поплыла.

— То есть как поплыла? — не понял Крис. — Бетонная плита поплыла? Куда?

— Плита закрывала собой тоннель и служила основанием цеха. От взрыва её сдвинуло, и она провалилась внутрь, как будто крышу со стен снесло. Ну, я смотрю, лейтенант Интерфер, вы и так уже догадались что к чему.

Ирвин посветил фонариком за спину Дешанеля и кивнул. Собственно, дальше ходить смысла не было, всё встало на свои места.

Крис работал в рудной безопасности меньше своего напарника, потому осторожно поднял руку вверх:

— А можно объяснить для глупых? Что понятно?

— Завод построен по старой технологии, с подземным охлаждением, — Ирвин перевёл луч фонарика на потолок. — Когда-то давно вода текла куда выше, чем сейчас, и охлаждала эти трубы. Трудно сказать почему — может, почва была рыхлая, может, тут совсем уж большие перепады температур, — но грунт стал проседать и начал образовываться этот тоннель, местами всё даже обваливалось до гротов, то есть настоящая подземная яма. Сверху тяжёлый завод и горячая печь, снизу холодная река, прочности фундаменту это не добавляло.

— То есть, ты хочешь сказать, со временем туннель бы разросся настолько, что завод бы просел в него?

Флёр ответил за Ирвина:

— Именно, лейтенант Когель. И не просел, а буквально рухнул бы, возможно даже в один момент. Такие случаи известны, и на данном этапе развития наших технологий ничего нельзя сделать. В аналогичной ситуации пробовали закачивать бетон, был такой случай на Шарре. Но помогло лишь на несколько лет.

— Та-ак. А как вы думаете, руководство завода знало об этом?

— Разумеется. Иначе откуда в природном тоннеле взялась та металлическая конструкция, на которой мы сейчас стоим? Знали, больше того, внимательно наблюдали за разрушением грунта с этого мостика и тянули с консервацией до последнего.

— И так и не законсервировали, — Ирвин вновь посветил вглубь, — завод оказался взорван. На удивление удачно. Кстати, частично с ним произошло именно то, что всё равно произошло бы со временем. Бетонная основа «уплыла» в тоннель. И что важно: если завод застрахован, то это не было бы страховым случаем, поскольку тут чистая вина владельца. Другое дело теракт — вот это точно страховой случай. Даже если страховки нет, высока вероятность компенсации от Метрополии. Аиз этого следует совсем удивительный вывод, только вот боюсь я его озвучивать…

Тут он осторожно взглянул на полковника. Но тот закончил его фразу:

— ...в моём присутствии? Не бойтесь, лейтенант, тут уж слишком всё очевидно. По каким-то неведомым пока причинам, Сопротивление действует в интересах Энгельберта Томили. Не скажу, что я удивлён таким поворотом, догадки были давно. А вот теперь есть уверенность. Такие вот удивительные вещи на Шарре происходят…

Яндекс.Метрика