Глава 14. Служи и подчиняйся!

Сказать, что Астра была удивлена, — это значит не сказать ничего. Одно дело— подозрения и смутные догадки, и совсем другое — прямой ответ на все вопросы. Хотя. Вопросов, если честно, стало только больше. Томили — главный спонсор сопротивления? Но ведь именно он задекларирован у них одним из главных врагов! Его заводы и фабрики несколько раз страдали от нападений Сопротивления, больше того, тот самый ответ, который они собирались дать на разрушение Фабрики, он тоже…

И тут, как по волшебству, в голове Астры стали всплывать мелкие факты. Настолько мелкие, что раньше она на них внимания не обращала. А сейчас они начали складываться в некую мозаику, пока ещё без многих частей, но всё же…

К примеру, стало ясно, как Кречет внесли в официальные реестры. Раньше она думала, что помогли связи Ринга, теперь… выясняется, что помогли связи Ринга, только связи с тем человеком, на которого она не могла даже подумать.

А ещё главным возражением против теракта на МФ-11 было то, что пострадают сотни простых рабочих. Однако Муравей заверил, что дежурить в ту ночь будет их человек, который организует моментальную эвакуацию и не допустит массовых жертв. Погибших охранников не жалко нисколько, это прихвостни Метрополии похуже полиции. А вот рабочих убивать Сопротивление не собиралось. Потому план был разработан весьма изящный, основанный на том, что эвакуация начнётся ещё при первых ударах по воротам. Астра пока не могла понять, зачем Томили уничтожать собственный завод, но стало ясно, откуда в руководстве человек, помогающий повстанцам. И всё равно ничего не складывается, слишком много вопросов…

Томили жестом пригласил её и Ринга пройти. Он отодвинул для неё один из двух стульев за шикарным письменным столом из натурального дерева. Ринг сел рядом, а сам промышленник устроился в глубоком кресле с другой стороны. И начал беседу:

— Чай, кофе, может, что покрепче?

— Я, пожалуй, откажусь, — Астра ещё не до конца пришла в себя, но удивлённо хлопать глазами «говорящей голове» Сопротивления было как-то не к чести. — Мистер Томили, вы не могли бы объяснить мне кое-что?

— Разумеется, мисс Нова, я готов ответить на все ваши вопросы.

— Нда… Ну, давайте начнём с того… сколько лет вы спонсируете наше движение?

Промышленник на секунду задумался, потом ответил:

— Думаю, что-то около двенадцати лет. Именно тогда мы познакомились с нашим общим другом, — элегантный жест в сторону Ринга, — и я понял, что мы можем быть друг другу полезны.

— Полезны в чём? Если вы что-то забыли, Сопротивление сражается против власти Метрополии. Когда мы победим, то пострадают владения таких людей, как вы. В первую очередь!

Томили расплылся в радушной улыбке:

— Ну зачем же так грубо, мисс Нова? Вы уверены, что вам и вашему движению хватит сил, навыков, влияния сразу взять бразды правления промышленностью Шарры? Давайте говорить честно, у вас худо-бедно получается только воевать. И то, восемь лет назад Континент быстро подавил мятеж Сопротивления. При таких навыках все фабрики и заводы Шарры, а также рудники и буровые встанут в течение года. Простые рабочие дальше своего носа не видят и не знают, а квалифицированные инженеры вряд ли останутся в охваченной революцией колонии. Другое дело, грамотное внешнее управление. Глядишь, при правильно построенной работе специалисты и не разбегутся.

Кроме того, даже если вы сможете одержать победу. Куда вы денете все свои ресурсы? В Метрополию, которая с вами только-только войну проиграла? Вы думаете, она захочет с вами договариваться? Мечтатели! Да они лучше пояса потуже затянут, переживут без вашего металла и нефти, благо других колоний хватает. А Шарру начнут морить голодом.

Но, опять же, это только в том случае, если у вас не будет какого-нибудь влиятельного лица, вхожего во власть. Пожалуй, такое лицо могло бы договориться.

Астра глубоко вздохнула. Мозаика потихоньку собиралась. И чем дальше, тем меньше ей нравилось происходящее.

— Я так понимаю, что во всём этом предприятии вы хотите не просто сохранить свою империю. Вы её хотите расширить за счёт тех, чьи производства мы возьмём под свой контроль, и ещё получать процент от торговли с Континентом?

Томили был само добродушие:

— Астра, золотая вы моя девочка. Вы описали идеальный вариант, и я даже ни на мгновенье не могу представить, что всё будет именно так. Где-то что-то помешает, где-то кто-то напакостит, и те тепличные условия из вашего монолога я вряд ли когда увижу. Но! Мысль вы поняли более чем верно. Какие-то сливки с революции мне хотелось бы снять. Взамен вы получите независимую Шарру с вашими порядками, законами и, главное, свободой. Возможно даже, со временем сможете избавиться и от меня. Разве не прелесть? Ринг говорит, что это ваша идея: не заглядывать в послезавтра лишний раз и сначала дожить до завтра. Пока наша конечная цель — Революция, нам с вами по пути. Что будет дальше, решим после.

Астра вздохнула. Томили был ей глубоко неприятен. По сути, это был её враг, тот, с кем она формально сражалась. Но выложенные карты изменили ситуацию. Получалось, что и правда им сейчас по пути. И промышленник может серьёзно приблизить дату их победы.

А ещё он был прав в том, что после войны с Континентом всё же придётся договариваться. И потом… Проклятье, Томили был прав во всём. Что бы он ни говорил, он уже смотрел в послезавтра… Девушка прикрыла глаза. Ринг сидел рядом с ней, и она буквально кожей чувствовала его напряжение. От её слов сейчас зависело будущее этой войны.

Астре было обидно, обидно до слёз. Всю свою жизнь, начиная с тринадцати лет, она вынуждена была прогибаться под таких самодовольных скотов. Чиновников с нужной властью, полицейских начальников за нужное решение, а вот теперь ещё и под Томили. Вступив в ряды Сопротивления, она надеялась, что уж тут-то всё будет не так и получится что-то изменить. Но опять огромное лицо сидело через стол, добродушно ухмылялось, а сказать в ответ было нечего. Более того, спонсорство Томили даже нельзя было выдать своим. Не поймут.

— Полагаю, если я откажусь от вашей, с позволения сказать, дружбы…

Улыбку с лица Томили как ветром сдуло:

— Полагаю, что вы не откажетесь, мисс Нова. Я щедро финансирую вашу организацию и готов увеличить размер своих пожертвований. Вы мне нравитесь, я давно наблюдаю за вашей деятельностью. Полагаю, что, если бы восемь лет назад у руля стоял такой человек, как вы, Шарра уже получила бы свободу. Поэтому я решил вам открыться. Но… Если вы скажете «нет», то я потеряю интерес к нашему бизнес-проекту. И мне больше не будет смысла давать вам деньги. И покрывать Кречет.

Астру как в грудь ударили. Этот боров ещё смеет её шантажировать! Девушка глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки. Гори оно всё синим пламенем, её гордость, её мечты, её надежды. Революция — это всегда грязно, она это знала с самого начала. И грязь тут бывает разная, что ж, раз нужно для дела, так тому и быть. А после всего она ещё посмотрит, сбудутся ли сладкие мечты Томили о богатстве на независимой Шарре.

— Я думаю, что нам предстоит долгое сотрудничество… Энгельберт, — Астра буквально выдавила из себя имя промышленника. — Раз нам по пути, то так тому и быть.

На лице Томили засияла улыбка слаще прежней.

— Мисс Нова. Ну вы меня прямо порадовали. Вы точно не хотите выпить за нашу новоиспечённую дружбу?

— Давайте, — махнула рукой девушка. Её вдруг накрыла какая-то апатия. Она снова вспомнила, как всё началось, её тринадцать лет, кабинет местного чиновника. Не такой, как этот, конечно, но после унылой квартирки в Рекуренте тот кабинет показался ей дворцом. И за столом в своём кресле восседал такой же хряк.

Промышленник радостно достал откуда-то бутылку вина и два бокала. В глазах Ринга появился немой вопрос, но Томили предпочёл его не заметить. Он поспешно раскупорил бутылку красивым резным штопором и разлил розовую жидкость.

— Ну что ж, Астра, мне очень приятно выпить с вами. Я рад, что вы оказались весьма привлекательной молодой девушкой, так что, если не возражаете, мне бы хотелось продолжить с вами знакомство в более интимной обстановке.

— А? — подняла голову девушка. — В какой обстановке? Вы о чём?

Томили многозначительно кивнул на кровать и взял свой бокал. Ринг, похоже, понял, почему ему не налили, но молча поднялся и слегка склонил голову. Промышленник цыкнул сквозь зубы:

— Свободен!

Астра не верила своим ушам. Мало того, что этот хряк сейчас навязал ей свою гнилую дружбу, так теперь он ещё хочет… Кровь прилила к голове девушки, она вскочила со стула, да так, что тот упал за её спиной. Ринг даже не оглянулся на звук, лишь поспешно ускорил шаг. Миг — и перед ним уже разъехались автоматические двери.

Томили со своей сладкой улыбочкой смотрел на Астру:

— Вы против, мисс Нова? А как же наша дружба, наше общее дело, мои интересы, которые я могу к вам потерять?

Девушка тяжело дышала. Нужно было принимать какое-то решение, а в голове сейчас была лишь смесь детского страха и злобы. Но, как и тогда, защищаться было бессмысленно. Конечно, можно попробовать схватить со стола канцелярский нож или найти что-то тяжёлое (оружие в Терране она не носила), только их тайный спонсор ей такого не простит, а для Сопротивления это чревато… И Ринг скрылся в дверях.

Пять долгих секунд они с Томили смотрели друг другу в глаза. Потом промышленник расхохотался и достал из ящика стола третий бокал:

— Ринг, ну куда же вы ушли, неужели шуток не понимаете? Поверьте, мне есть с кем удовлетворить свою похоть, мисс Нова несколько не в моём вкусе.

Ринг, поспешно перебирая своими длинными ногами, вернулся в комнату. Сейчас он вновь напоминал того скукоженного типа, каким старался казаться окружающим. С одной поправкой. Сейчас он не старался.

Астра выдохнула. Сегодня жизнь смилостивилась над маленькой мятежницей и ей не придётся пережить то, о чём потом будет так трудно забыть. Она мысленно поблагодарила высшие силы за это. На сегодня потрясений ей и так хватило.

Яндекс.Метрика