Глава 13. Огонь на своих.

Чёрное облако дыма Крис и Ирвин увидели ещё с вертолёта. Оно расстилалось в ночном небе, но от самих обломков разрушенного завода лишь в некоторых местах струился пар: похоже, пожарные только-только закончили тушить место взрыва.

Крис прижался к стеклу, стараясь внимательнее рассмотреть место терракта, и пробормотал:

— А вот и обещанный ответ повстанцев.

— Как-то слишком жёстко, тебе не кажется? Информация о погибших есть? — Ирвин стучал стилусом по экрану портативного компьютера, быстро просматривая информацию о заводе из реестра. — Судя по нашим данным, штатная численность сотрудников — три тысячи человек.

— Пока нет. Но, думаю, под этими обломками запросто может быть не одна сотня народа погребена. Я вот что-то не понимаю: где тяжёлая техника? Они завалы не думают разбирать?

— Возможно, ещё не добралась.

Сверху было хорошо видно, как по периметру завода полиция заканчивала выставлять оцепление. Разворачивали последние ленты «Не входить», через каждые сто метров стоял постовой. И вовремя: зеваки из соседнего посёлка уже начали собираться за лентой.

— Завод не имеет названия, только код. МФ-11, — Ирвин по-прежнему читал информацию с экрана. — Основное назначение — чёрная металлургия. Делает из руды чугунные болванки, которые потом используются в других производствах. Принадлежит империи Энгельберта Томили.

Вертолёт опустился на площадку между забором и оцеплением, и напарники по очереди выпрыгнули из вертолёта. Их уже ждал какой-то крепкий полицейский. Он протянул руку и представился:

— Майор Кур, департамент общественного порядка.

— Лейтенант Интерфер, это лейтенант Когель, рудная безопасность, — Ирвин пожал руку. — Что здесь случилось?

— Теракт. Расстреляли будку охраны и ворота из гранатомётов, потом на территорию заехала машина, начинённая взрывчаткой.

— Машина? Там за рулём сидел смертник?

— Нет, судя по видеозаписи, они перед самыми воротами заблокировали ей руль, чтобы она могла ехать только прямо, а вообще она была на радиоуправлении. После взрыва террористы покинули место преступления, предположительно на вертолёте.

— А машину они откуда взяли?

— Приехала своим ходом. Тут между заводом и посёлком одна дорога и ездят между ними только автобусы, которые возят персонал. По сообщению стационарного поста на выезде из посёлка, два часа назад на эту дорогу выехала неустановленная машина. Её остановили и проверили, но ничего подозрительного в ней не обнаружилось, за рулём сидела девушка. По документам — инспектор по безопасности, сообщила, что едет на завод с проверкой.

— Саму машину осматривали?

— Поверхностно, но в багажник заглянули. Маловероятно, что где-то смогли спрятать такое количество взрывчатки. Видимо, минировали на месте. Машина не возвращалась, а больше дорог здесь нет и с воздуха её найти не смогли. Думаю, что она лежит сейчас под завалами. Мы ещё не получили запись с камер поста, чтобы сравнить их с заводскими камерами.

— Большое спасибо, майор, будем ждать новой информации. С кем бы из персонала поговорить?

Кур развернулся и показал на низкорослого толстенького мужчину, стоявшего метрах в ста от них:

— Вон стоит начальник смены, думаю, что он сможет рассказать вам ещё что-то. Мы его опросили, но так, на скорую руку.

— Спасибо вам.

Ирвин кивнул Крису, и напарники направились к начальнику смены. По дороге Интерфер тихонько сказал Когелю:

— Хорошо, хоть не смертник, нам только смертников на Шарре не хватало.

— А мне вот другое интересно, — вполголоса ответил Крис. — Информации о жертвах, очевидно, пока нет, но народа полегло много. Как они собираются объяснять рабочим Шарры, что воюют за их свободу и попутно штабелями их же в землю и укладывают?

Начальник смены явно пребывал в глубоком шоке. Трясущимися руками он держал фирменную полицейскую кружку, пил горячий чай и смотрел в одну точку. Ирвин вновь представил себя и Криса и приступил к опросу:

— Где вы находились в момент взрыва?

— На рабочем месте. У меня что-то вроде стеклянного кабинета на втором уровне одного из цехов, оттуда видно печь и туда же заведены все системы контроля завода.

— Ясно. Сколько человек погибло, уже ясно?

— Трое охранников и двое рабочих. Первые были в будке, рабочие же оказались в эпицентре взрыва.

— Погодите… Всего-то пять человек? У вас целый цех рухнул! А те, кто был внутри?

— Цех рухнул не сразу, сам взрыв бетонные перекрытия выдержали, но дали трещины и развалились минут за тридцать. Мы успели всех эвакуировать за это время.

— Та-ак. Это уже интересно. А кто принял решение об эвакуации?

Начальник смены сжался под взглядом полицейских и пробормотал:

— Мистер Томили принял.

— Мис... что? Энгельберт Томили в час ночи принял решение об эвакуации?

— Да, лейтенант. Я сразу позвонил ему, как только всё случилось, он не спал. Сказал сразу эвакуировать людей.

Когда напарники отошли, Ирвин тряхнул головой и сказал:

— Нечисто тут что-то. Не теракт, а пшик какой-то. На фоне нежданного благородства Томили.

— А что тебя так смущает? Стечение обстоятельств. Цех рухнул не сразу, начальник смены сориентировался, не стал трезвонить по инстанциям, сразу позвонил Томили, на которого, очевидно, имел выход. Тот тоже не стал рисковать.

— Именно! Это плавильный цех, Крис. Там внутри печь, работу которой нельзя останавливать ни на минуту, иначе там всё застынет и весь цех можно сносить. Простая эвакуация рабочих и возврат на свои места займёт не меньше получаса. Просто объяви здесь учебную тревогу — и цеху конец. Томили, даже не разбираясь, что тут случилось, командует управляющему всех вывести, хотя стены ещё стоят. По сути, он своё производство уже обрёк на гибель. Как-то не клеится у меня картинка. При похожем теракте в прошлом году местный хозяин заставил своих рабочих чуть ли не песком пожар засыпать. Только тогда взорвали нефтеперерабатывающий завод.

— И чем это тогда кончилось для хозяина? Даже комиссия с Континента прилетала, там всю его сеть заводов с ног на голову поставили.

— Да штрафом он отделался. Метрополия своих не сдаёт. Штраф был, конечно, большой и компенсации всем погибшим и пострадавшим.

— Вот! Томили прикинул риски и понял, что дешевле пустить завод в расход, ему, может, Континент даже компенсацию выделит. Да и вообще, у него репутация человечного хозяина. Может, правда людей пожалел.

— Ой, Крис, не верю я в эти сказки. Что-то здесь не сходится. Ну-ка, пока кое-кто в шоке…

Ирвин вновь подошёл к начальнику смены и быстро спросил:

— Когда планировалась ликвидация предприятия?

— Ч-что? — толстяк испуганно поднял голову. — Какая ликвидация?

— Завод ведь собирались сносить?

— Нет, не собирались, — начальник смены поспешно отвёл взгляд и уставился в землю. — Никаких планов по ликвидации не было и быть не могло, МФ-11 — стабильное и успешное предприятие… было.

Интерфер какое-то время ещё посмотрел на испуганного толстяка, но тот явно не собирался говорить что-то новое. А устраивать допрос с пристрастием свидетелю без официального подозрения было, конечно, не по инструкции. Лейтенант вздохнул:

— Ладно, извините. Отдыхайте. Думаю, что мы вызовем вас повесткой для более предметного разговора. Постарайтесь прийти в себя, уложите в голове события этой ночи.

Начальник смены кивнул и отвернулся. Ирвин даже не понял, что именно от него исходил следующий вопрос. Он был задан вполголоса:

— Вы же из рудной безопасности?

— Да, — лейтенант снова повернулся к толстяку.

— Значит, должны понимать в инженерном деле. Загляните на нижний уровень. Я вам ничего не говорил.

После этих слов начальник смены вновь отхлебнул чая из кружки и замолчал уже окончательно. Ирвин ещё некоторое время смотрел на него, потом кивнул и направился к Когелю. Попутно он отстегнул от специального держателя свой карманный компьютер и снова застучал по нему стилусом. В реестре производств обязательно была подробная схема каждого завода или фабрики.

Крис как раз осматривал слетевшее крепление, на котором раньше держались ворота.

— Ну-ка, пойдём, — вполголоса сказал Интерфер напарнику.

— Это куда это?

— Судя по плану, на территории находится люк технологической канализации. Через него можно попасть на нижний уровень завода.

— Отлично. А что мы забыли на нижнем уровне? Напоминаю, рухнул цех, бетонными обломками могло раздавить печь, там весь уровень, скорее всего, в ещё тёплом чугуне.

— Ну вот и проверим. Мы без фанатизма. Начальник смены посоветовал там побывать. И, чует моё сердце, это любопытный совет.

Яндекс.Метрика